С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Елена Пустовойтова

О ЮАНЕ, ДОЛЛАРЕ И О ТОМ, КТО БУДЕТ ПРАВИТЬ МИРОМ

Из года в год понуждая Китай к повышению курса юаня, Конгресс США, наконец, обиделся. Палата представителей приняла законопроект, которым в наказание Китая за "занижение" курса его валюты увеличиваются тарифы на китайские товары.

На заседании Международного валютного фонда (МВФ) в Вашингтоне председатель Народного банка Китая (НБК) Чжоу Сяочуань вынужден был объяснить американцам, что "формирование политики в отношении обменного курса - сложное искусство. Приходится учитывать такие обстоятельства, как уровень внутренней инфляции, безработицы, темпы экономического развития, внешние доходы и расходы". Понятно, что эти прописные истины знакомы американцам, но что им абсолютно неведомо - так это то, что у каждой страны, не только у Соединённых Штатов, есть свои собственные национальные интересы.

Буквально на следующий день Китай установил справочный обменный курс юаня к доллару на новой, рекордно высокой, отметке - 6,6732 юаня за 1 доллар. То есть Поднебесная серьезно относится к критике из США. Однако в свете приближающихся в США промежуточных выборов курс китайского юаня - лишь жертва внутренней американской политики. Известно, что 93 конгрессмена в совместном письме в адрес лидера демократов в палате представителей Конгресса США потребовали занять "твердую позицию в отношении курса юаня", что в итоге и привело к закону об увеличении тарифов на китайские товары.

Любопытно, что в то же самое время американцы будто отводят глаза в сторону от того многозначительного факта, что сегодня Китай твёрдо идёт к тому, чтобы стать не только великой сухопутной, но и великой морской державой.

В октябре 2006 года китайская подводная лодка вела слежение за американским авианосцем Kitty Hawk, после чего всплыла на поверхность вблизи от него, на расстоянии торпедного выстрела. В ноябре следующего года китайцы не разрешили Kitty Hawk и его ударной группе, искавшей укрытия от надвигавшегося шторма, войти в гонконгскую гавань Виктория. В марте 2009 года группа китайских военных кораблей помешала работе американского судна дальнего гидроакустического наблюдения Impeccable, когда оно открыто проводило операции за пределами 12-мильной территориальной зоны Китая в Южно-Китайском море: китайцы преградили путь американскому кораблю и совершали угрожающие маневры, как если бы намеревались его таранить. Все это - свидетельства того, что Пекин хочет закрыть свои моря от непрошенных гостей.

Чтобы перекрыть американскому флоту доступ в Южно-Китайское море и в китайские прибрежные воды, Китай уже модернизировал свои эсминцы и намерен приобрести один-два авианосца. Чтобы установить контроль над прибрежной зоной в Тайваньском проливе и Восточно-Китайском море, Пекин также совершенствует группу морских тральщиков, покупает у России истребители четвертого поколения и развернул вдоль побережья около полутора тысяч российских ракет класса "земля-воздух". Как считают Сет Кропси, бывший помощник заместителя министра военно-морских сил США, и Рональд О'Рурк, сотрудник Исследовательской службы Конгресса США, Китай способен в течение 15 лет создать флот подводных лодок, который превзойдет американский, насчитывающий сейчас 75 боеготовых подводных лодок. Эти американские специалисты утверждают, что китайские военно-морские силы намереваются ввести в действие систему наведения противокорабельных баллистических ракет, используя в ней загоризонтные радиолокаторы, космические спутники, донные гидролокационные сети и оборудование для компьютерных войн. В сочетании с формирующимся подводным флотом такая система должна помешать беспрепятственному доступу военно-морских сил США в стратегически наиболее важные районы Тихого океана.

А закон, принятый Конгрессом США в силу "недовольства" конгрессменов курсом юаня, - просто бессмысленное позерство. Он не решит тех проблем, для решения которых принимался. Еще тревожнее то, что он является частью нарастающих антикитайских настроений в Америке, мешающих увидеть действительную природу вызова, бросаемого Пекином.

Сохраняя относительно невысокий обменный курс юаня, Китай стремится и дальше помогать своим производителям дешевле продавать игрушки, свитера и электронику на зарубежных рынках, особенно в США и Европе. Это один из главных инструментов, позволивших Китаю стать ведущей производственной базой мира. Низкие зарплаты, великолепная инфраструктура, среда, благоприятствующая иностранным инвестициям, сговорчивость профсоюзов и трудолюбие рабочих дали стране возможность наводнить мировые рынки дешевым товаром. И простое повышение курса юаня ничего здесь не изменит. К примеру, китайские компании производят многие товары всего за четверть стоимости их производства в США. Даже если сделать эти китайские товары на 20 процентов дороже, как того хотят американцы, американские фабрики не станут конкурентоспособнее. Но зато это поможет другим экономикам с дешевой рабочей силой - Вьетнаму, Индии, Бангладеш, - которые производят почти те же самые товары, что и Китай.

С июля 2005-го по июль 2008-го года Пекин под давлением американского правительства уже поднял курс юаня на 21 процент относительно доллара. При этом объем китайского экспорта в США продолжал стремительно расти. В 1985 году США добились и от Японии повышения курса иены на целых 50 процентов. Но это также не способствовало увеличению конкурентоспособности американских товаров. И ещё: с 2002 года курс доллара США относительно валют их торговых партнеров упал на 23 процента, но это не привело к буму американского экспорта.

Так что не в юане дело. На наших глазах Китай в сфере реального производства стремительно поднимается вверх по цепочке добавленной стоимости. Вот где опасность не только для американской, но и для любой другой конкурирующей экономики.

В течение последних трех десятилетий Китай уделял основное внимание развитию своей физической инфраструктуры. Задачей страны было производство товаров с минимальными издержками на зарплаты. Пока китайские рабочие были дешевыми и много работали, это было совсем неплохо. Скорость и масштабы построенного не имели прецедентов в мировой истории. Но теперь Китай хочет выходить на рынок товаров и услуг более высокого качества, а это требует высокого уровня знаний и профессионализма работников. Впереди - новая стадия экономического развития, определенная правительством, которая требует такой же целеустремленности при инвестировании в человеческий капитал. За последнее десятилетие число колледжей в Китае увеличилось в два, а число студентов - в пять раз. Президент одного из самых известных американский университетов - Йельского - Ричард Левин говорит: "Китай всего за десять лет создал крупнейший в мире сектор высшего образования. Фактически, с начала тысячелетия увеличение числа поступивших в китайские вузы превысило общее число поступивших в американские".

Увеличение числа высококвалифицированных рабочих значительно повысит темпы экономического роста в Китае за время жизни уже только одного поколения. К 2040 году внутренний валовой продукт Поднебесной достигнет, по подсчетам американцев, 123 триллионов долларов, а китайская экономика станет крупнейшей в мире, оставив всех позади.

И то, что теперь Китай подходит к производству товаров, выпуск которых еще недавно считался прерогативой наиболее развитых стран Западного мира и которые завтра будут монополизированы китайскими образованными, дисциплинированными и дешевыми работниками, и есть подлинный - самый серьёзный - вызов Китая. Такой прорыв на мировой рынок создается не валютными манипуляциями, а стратегическими инвестициями и упорным трудом. Для сравнения заметим, что российские реформаторы, разбазарив бесценные трудовые кадры, сложившиеся в СССР, - не менее образованные и дешевые, чем в Китае, угробили тот резерв, без которого сейчас невозможны никакие глубокие структурные реформы в производстве.

Даже среди "обидевшихся" на Китай американцев хватает здравомыслящих, которые пришли к выводу, что повышение обменного курса китайской валюты не ликвидирует торговый дефицит США и не снизит уровень безработицы в этой стране. Недавно 36 американских отраслевых организаций, включая Национальный совет по американо-китайской торговле (НСАКТ), Американскую соевую ассоциацию и Американскую мясную ассоциацию, в письменном обращении к Конгрессу отметили, что, постоянно уделяя внимание лишь вопросу обменного курса юаня, американское правительство в конечном счете нанесет вред быстро развивающимся отраслям американского экспорта.

В США не хотят признать того, что стране не хватает сил для экономического возрождения. И даже Wall Street Journal считает, что вопрос определения курса юаня используют для отвлечения внимания американцев. А Foreign Affairs пишет: "Потенциальная зона влияния Китая простирается от Центральной Азии с ее богатейшими запасами полезных ископаемых и углеводородного сырья до основных морских путей, пересекающих Тихий океан: В конечном счете Китай будет править миром наряду с Соединенными Штатами и Великобританией". России, как видим, в это будущее вход заказан. И виноваты в этом не китайцы.

По информации - Фонд стратегической культуры

19.10.2010