С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Александр Шустов

В СИНЬЦЗЯНЕ СНОВА НЕСПОКОЙНО

Спустя два месяца после массовых беспорядков в Синьцзяне, сопровождавшихся многочисленными человеческими жертвами и разрушениями, волнения вспыхнули с новой силой. На этот раз причина беспорядков выглядит ещё более загадочной. По сообщениям китайских СМИ, в течение нескольких недель жители административного центра СУАР Урумчи подвергались нападениям неизвестных лиц, которые с помощью шприцов вкалывали пострадавшим какое-то вещество. Среди жителей города распространились слухи, что в этих шприцах - кровь, зараженная вирусом СПИДа. До сих пор в использовании таких видов акций протеста уйгуры замечены не были.

По информации китайского телевидения, данные которого приводит "Би-би-си", в результате нападений в общей сложности пострадали 476 человек, среди которых были представители девяти проживающих в СУАР этнических групп, включая уйгуров, китайцев, казахов и монголов. Однако более 90% (433 чел.) пострадавших составили представители ханьского населения Урумчи. По сообщению государственного информационного агентства "Синьхуа", было арестовано 15 участников нападений "со шприцами", причем 4 из них были наказаны. Двое из них, по информации "Независимой газеты", оказались наркоманами, которые размахивали шприцами, когда их пришла задерживать полиция. Некоторые пациенты, обратившиеся к медикам после нападений, были покусаны комарами, другие страдали психическими расстройствами. Департамент здравоохранения СУАР опроверг информацию о заражении людей СПИДом, однако предотвратить массовые беспорядки это заявление уже не помогло.

В четверг 3 сентября китайское население Урумчи вышло на улицы города, обвиняя власти провинции в неспособности обеспечить их безопасность. По информации китайских СМИ, в акции протеста участвовало около 10 тыс. человек. Путь демонстрантам, двинувшимся в сторону центральной Народной площади города, преградили силы полиции. Тогда они стали кидать в полицию камнями, громить принадлежащие уйгурам магазины, поджигать автомобили и нападать на прохожих-уйгуров. Для разгона демонстрантов полиция применила слезоточивый газ. На следующий день вице-мэр Урумчи Чжан Хун, выступая перед журналистами, заявил, что в результате беспорядков есть человеческие жертвы - 5 человек погибли и 14 получили ранения, не уточняя, кем являлись эти люди по национальности.

Для предотвращения дальнейших беспорядков власти приняли серьёзные меры безопасности. В Урумчи были введены тысячи китайских военных и бронетехника, включая танки. На всех ключевых перекрестках города были размещены блок-посты. Военные контролировали подходы ко всем правительственным зданиям и отделениям КПК. Полиция блокировала населенные уйгурами мусульманские районы Урумчи, куда стремились прорваться толпы протестующих китайцев. Кроме того, власти отключили сервис СМС-сообщений, который активно использовался участниками июльских волнений для координации своих действий. В результате всех этих мер к 4 сентября ситуацию в городе удалось взять под контроль. Политическим следствием беспорядков стала отставка первого секретаря горкома Компартии Урумчи Ли Чжи и начальника полиции Лю Яохуа.

Сентябрьские волнения в Урумчи показали, что напряженные отношения между двумя крупнейшими этносами Синьцзяна, разделенными к тому же по конфессиональному признаку, сохраняются. Резкое обострение этих отношений произошло в начале июля, когда в ходе неожиданно вспыхнувших массовых беспорядков погибло несколько сот человек. Первоначально волнения вспыхнули на одной из фабрик города Шаогуан южной провинции Гуандун, один из жителей которого разместил в сети Интернет ложную, по версии китайских властей, информацию об изнасиловании уйгурами двух девочек. В ходе возникшей на фабрике драки 2 уйгура погибли и еще 118 человек были ранены. 5 июля уйгурское население Урумчи инициировало массовые беспорядки, убивая китайцев, сжигая принадлежащие им автомобили и громя магазины. Спустя два дня на мусульманское население стали нападать вооруженные ножами и дубинами китайцы, которые также уничтожали магазины и машины уйгуров. Акции протеста уйгуров перекинулись на другие города Синьцзяна - Кашгар, Аксу, Карамай и Кульджу. Для предотвращения столкновений в Урумчи были введены крупные силы армии и полиции, а председатель КНР Ху Цзиньтао был вынужден покинуть саммит "Большой восьмерки" в Италии и вернуться в Пекин, а также отменить свой государственный визит в Португалию. Тогда в результате беспорядков, по данным китайских властей, погибло 197 человек и 1700 получили травмы. По версии же оппозиционного Всемирного конгресса уйгуров во главе с Ребией Кадир, в ходе беспорядков было убито более 800 человек, причем большинство из них были не китайацами, как сообщали власти, а убитыми в ходе подавления беспорядков уйгурами.

Дестабилизация обстановки в СУАР может резко повысить конфликтный потенциал новых независимых государств Центральной Азии, которые в условиях мирового экономического кризиса и так испытывают значительные социально-экономические трудности. Помимо общих границ и экспорта нефтегазовых ресурсов они связаны с КНР этническими и конфессиональными связями - уйгуры и большинство титульных этносов Центрально-Азиатского региона являются тюрками и мусульманами. Довольно многочисленная уйгурская диаспора проживает в Киргизии и Казахстане. На рубеже 1990-х - 2000-х гг. в Казахстане насчитывалось около 210 тыс., а в Киргизии - около 50 тыс. уйгуров, причем их численность вследствие высокого естественного прироста быстро увеличивалась. Крупная казахская диаспора проживает в самом Синьцзяне. По данным на конец 1990-х гг., численность казахов в СУАР достигала около 1,3 млн. чел., что составляло на тот момент около 1/6 численности титульного этноса в самом Казахстане (8 млн. чел.).

В случае полномасштабной дестабилизации положения в СУАР, где проживает около 8 млн. уйгуров, их численность в Центральной Азии может резко увеличиться из-за десятков и сотен тысяч беженцев, которые устремятся в соседние тюркские государства. Массовый приток населения из западных районов КНР на территорию СССР уже наблюдался в годы "культурной революции". По такому же сценарию развивались события в ходе гражданской войны в Таджикистане, когда огромное количество беженцев устремились в соседние страны. Между тем, несмотря на родственные этнические связи, отношения уйгуров и других народов Центральной Азии идеальными назвать нельзя. Так, в 2006 г. столкновения между казахами и уйгурами произошли в селе Шелек Алма-Атинской области. Конфликт вызвал в Казахстане громкий резонанс. По оценке "Ферганы.ру", реакция на эти события казахских СМИ показала, что "уйгуры продолжают выглядеть в глазах коренного населения проблемным этносом, несущим угрозу стабильности обществу".

Существует опасность проникновения на территорию стран Центральной Азии участников радикальных уйгурских организаций, в частности - "Движения за освобождение Восточного Туркестана" (Уйгуристана). Нередко члены таких организаций связаны с радикальными исламскими движениями. В Казахстане в 2007 г. завершился процесс против 10 уйгуров, обвинённых в создании террористической организации "Джамаат мухаджиров". Основания для подозрений в связях с радикальными исламскими организациями дают и выступления их лидеров в защиту уйгуров. Так, после июльских беспорядков в СУАР лидер радикальной "Исламской партии Туркестана" Абдул-Хаг Аль-Туркестани, по информации Reuters, призвал мусульман всего мира к атакам на китайцев в ответ на жесткое подавление властями КНР выступлений этнических уйгуров и гибель мусульман-уйгуров в межэтнических столкновениях в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Как он заявил, "китайцы должны стать мишенью как у себя в стране, так и за рубежом". "Их посольства, консульства, центры и места, где они собираются, должны тоже стать нашей мишенью. Их нужно убивать или брать в заложники, чтобы таким образом освободить наших братьев, захваченных и посаженных в тюрьму". Неудивительно, что после таких призывов уйгурские общины воспринимаются в странах Центральной Азии, связанных с Китаем тесными политическими и экономическими связями, как серьёзный источник нестабильности.

По информации "Фонд стратегической культуры"

17.09.2009