С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Арун Моханти

ТИБЕТ: СПЛАНИРОВАННОЕ НАСИЛИЕ

1

Последняя волна насилия в Тибете, совпавшая с 49-й годовщиной восстания тибетцев в марте 1959 года, была блестяще спланирована, имея целью привлечь внимание мирового сообщества к проблемам Тибета за несколько месяцев до торжественного открытия 8 августа 2008 года в Пекине Олимпийских Игр. Дебют Китая в роли хозяина Олимпиады рассматривается, прежде всего, как один из элементов его возвышения в качестве новой сверхдержавы.

Протесты тибетцев не стали чем-то совершенно неожиданным. Однако удивляет их тщательно спланированный характер и масштаб насильственных действий в Лхасе (на фоне весьма жесткой системы поддержания внутренней безопасности в Китае). В подстрекательстве к беспорядкам не следует недооценивать роль иностранных разведок. Если судить по материалам западных СМИ и пропаганде так называемого "тибетского правительства в изгнании" в Дхарамсале (Индия), создается впечатление, что Тибет был охвачен беспрецедентным по массовости восстанием против правящей в Китае коммунистической партии. На самом же деле, мятеж, вспыхнувший в Лхасе 14 марта 2008 года и унесший жизни 22 человек, был результатом действий толпы 300 воинствующих монахов из монастыря Дрепанг, выступивших одновременно с так и не состоявшимся маршем через индийскую границу на Тибет нескольких других групп монахов. Беснующиеся мятежники убивали и калечили мирных жителей, поджигали дома и магазины и грабили их, причинив огромный ущерб муниципальной и частной собственности. Даже далай-лама пригрозил отойти от дел, если волна насилия не пойдет на убыль. Действия протестующих были так хорошо скоординированы, что начались синхронно и в соседних с Тибетом провинциях Китая - Гансу, Сычунь и Цинхай.

На пресс-конференции 19 марта премьер-министр Китая Вэн Цзябао резко осудил организаторов варварских действий в Тибете, прямо обвинив далай-ламу и его окружение в их организации. А лидер тибетских коммунистов Чжан Цингли обозвал далай-ламу "шакалом в монашеском одеянии".

Получив поддержку иностранных визитеров высокого ранга, побывавших в Дхарамсале, далай-лама обвинил Китай в осуществлении им "культурного геноцида" и установлении "режима террора" в Тибете.

Китайские руководители вновь повторили, что, несмотря на ужесточенные насилием протесты, маршрут несения факела с олимпийским огнем остается неизменным. Факел пронесут через территорию Тибета на обратном пути с горы Эверест.

Это не первая в истории попытка сорвать проведение Олимпийских Игр. Примером может служить бойкот московской Олимпиады 1980 года, организованный западными державами.

Поддержка движения протеста в Тибете со стороны ЦРУ хорошо известна. Операции американских разведслужб от имени далай-ламы были свернуты только после того, как президент США Р. Никсон в 1972 году посетил Китай. Однако тайное сотрудничество западных разведок и тибетских сепаратистов продолжается до сих пор.

На организованной группой "Друзья Тибета" в Дели в 2007 году конференции подчеркивалась необходимость использовать предстоящие Олимпийские Игры для "презентации" проблемы "свободного Тибета" во всем мире. 25 января 2008 года группа ссыльных тибетцев объявила о создании "Движения восстания Тибетского народа". Материалы СМИ дают также основания полагать, что посол США в Индии Дэвид Малфорд встречался с далай-ламой как раз в то время, когда прозвучал призыв к восстанию. Заместитель госсекретаря США Пола Добрянски, чья роль в организации "цветных революций" в странах бывшего СССР хорошо известна, прибыла в Дхарамсалу в ноябре 2007 года, чтобы встретиться с тем же далай-ламой. Много писалось и о приезде к далай-ламе в Дхарамсалу спикера американского Конгресса Нэнси Пелоси - уже после начала волнений в Лхасе.

2

Произошедшие волнения только укрепили решимость Пекина бороться с тибетскими сепаратистами. Сохранение стабильности и территориального суверенитета для Китая - это "борьба не на жизнь, а насмерть".

Тибет перешел под суверенитет Китая в 1720 году, но тибетские правители стремились объявлять Тибет независимым всегда, когда ослабевала сила центрального правительства в Пекине. В 1907 году Тибет был силой приведен под власть Британии. Ослабевший Китай не мог противостоять британской оккупации. Гоминдановское правительство генерала Чан Кайши неустанно выражало протесты против оккупации Британией Тибета, но безрезультатно. После прихода в Китае к 1949 году к власти коммунистов, Тибет был "освобожден" ими в 1950 году, однако вслед за этим развернулось движение за независимость Тибета.

Призыв к независимости утратил свою остроту в 80-е годы XX века, когда далай-лама стал менее требовательным в отношении "подлинной автономии", проявив, как он говорил, "умеренный подход".

Для далай-ламы "умеренный подход" - это отказ от радикализма и неучастие в деятельности партий. Для тибетцев - это сохранение их культуры, религии и национальной идентичности; для китайцев - безопасность и территориальная целостность; а для соседних стран - мир на границах.

Пока далай-лама взывал к установлению "подлинной автономии", часть тибетцев, в особенности члены НПО, финансируемых Западом, продолжали выступать за полную независимость Тибета. Ранее эти организации уже прибегали к насилию.

3

В последние 30 лет Китай демонстрировал беспрецедентный экономический рост (в среднем в размере 10% в год). В Тибете за последние 6 лет рост экономики был еще больше и составлял в среднем 12% ежегодно, а в настоящее время достигает даже 13-14%. Возможно, это был один из факторов, способствовавших перемирию далай-ламы и правительства Китая. С 2002 года было проведено 6 раундов переговоров между представителями далай-ламы и правительством КНР.

Подлинная проблема состоит в том, что далай-лама выдвинул два требования. Во-первых, это требование максимально возможной автономии, вытекающей из его философии "одна страна - две системы". В Пекине указывают на то, что это возможно лишь в отношении Гонконга, Макао и Тайваня и что затребованный далай-ламой вид автономии не совместим с Конституцией КНР. Во-вторых, 2,6 миллиона жителей Тибетского автономного района, составляющего 1/8 китайской территории, - это только 40% всех тибетцев, проживающих в КНР. Китайское руководство справедливо указывает на то, что согласие с требованиями создания "Великого Тибета" или "Единой административной территории" для всех 6,5 миллионов китайских тибетцев означало бы раздел провинций Синьгай, Гансу, Сычуань и Юннань, начало этнического переустройства (если не "зачисток") и причинило бы китайскому обществу и политической системе Китая огромный ущерб. По понятным причинам для Пекина это неприемлемо.

Мартовские (2008) протесты войдут в историю национального движения Тибета как очередная неудавшаяся попытка. Возможно, вскоре мы станем свидетелями возрождения этого движения среди тибетской диаспоры, рассеянной по всему миру. Поэтому Пекину, видимо, следует продолжать диалог с тибетцами, рассматривая это как единственный путь решения застарелой проблемы Тибета без вмешательства внешних сил.

По информации "Фонд стратегической культуры"

30.03.2008