С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Алексей Чичкин, Александр Рублев

КРАСНОЕ И ЖЕЛТОЕ

ЦК КПК хочет получить "своего" Далай-ламу

Курс на осторожное "закручивание гаек", проводимый председателем КНР Ху Цзиньтао, становится все более очевидным. Руководство Китая продолжает линию на усиление влияния коммунистической партии в государстве и обществе, включающую переаттестацию партийно-государственных работников, ужесточение наказаний за коррупцию, некомпетентность и, в целом, "повсеместную и разностороннюю борьбу с разлагающими веяниями".

Любопытно, что последний термин вновь появился в китайских партийных СМИ с весны 2007 года, после многолетнего перерыва. Многие аналитики считают, что кампания по новому "обсуждению идей Мао" началась в канун 50-летия со дня кончины Сталина (в марте 2003-го), когда в системы партийной и комсомольской учебы было направлено письмо ЦК КПК и Института марксизма-ленинизма и идей Мао Цзэдуна при ЦК КПК "Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин, Мао Цзэдун и Дэн Сяопин о руководящей роли коммунистической партии в строительстве социализма и коммунизма". А в 2007-м в КНР, тоже для систем такой учебы, вновь переиздали даже такие документы, как, к примеру, постановления ЦК ВКП(б) 1946 года "О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению". Усилилась в Пекине и поддержка прокитайских коммунистических партий, действующих в Непале и Индии.

При этом ситуация в Непале имеет особое значение для КНР. В граничащем с Тибетским автономным районом Китая горном королевстве "маоистская" компартия контролирует почти 40% непальской территории, а ее представители наполовину формируют правительство. Аналогичная ситуация назревает в соседнем Бутане. Для Китая "советизация" Гималев имеет важное значение в борьбе с "тибетским сепаратизмом", возглавляемым Далай-ламой.

Напомним, что нынешний Далай-лама XIV, Тэнцин Гьяцо, является не только духовным лидером тибетского народа, но и главой буддистов-ламаистов всех стран мира, включая РФ (его почитают в Калмыкии, Бурятии, Туве). Буддисты верят, что Далай-ламы являются воплощениями на земле Будды Авалокитешвары, Бодхисаттвы Сострадания. являются воплощениями на земле Будды , Сострадания. всех стран мира, включая РФ (его почитают в Калмыкии, Бурятии, Туве). Буддисты верят, что являются воплощениями на земле Будды , Сострадания.

Нынешний духовный лидер тибетцев пребывает в оппозиции к современному китайскому государству и, вдобавок, находится в эмиграции (в Индии). До недавних пор официальный Пекин развивал сложные теологические теории, пытаясь доказать, что главой тибетских буддистов вовсе не обязательно должен быть именно Далай-лама. Ставка делалась на Панчен-ламу - второй по статусу духовный авторитет тибетского буддизма. После смерти Панчен-ламы в 1989 году Тэнцин Гьяцо указал на его преемника - Гедхуна Чокьи Ньима. Однако китайское правительство указало на другую "инкарнацию" - Гьяйлцэну Норбу, а Гедхун Чокьи Ньима был помещен под домашний арест.

Теперь позиция КНР изменилась - власти твердо решили, что Пекину нужен не только "свой" Панчен-лама, но столь же управляемый Далай-лама. Отныне, согласно законодательству КНР, кандидатура Далай-ламы должна получать официальное одобрение со стороны руководства ЦК КПК и Постоянного комитета (президиума) Всекитайского собрания народных представителей (парламента). Кроме того, руководство КНР продолжает реализовывать комплексную программу мероприятий по "борьбе с сепаратизмом" в Тибете, включающую в себя переселение китайского населения в Тибет (доля китайцев в этом регионе уже почти достигает 25%), более высокие закупочные цены на товары из Тибета и социальные выплаты для местных жителей, строительство стратегических магистралей в автономном районе. Среди них - транскитайская железная дорога (Сиань-Цинхай-Тибет с ответвлениями в зарубежное приграничье: на северо-восток Индии (г. Дибругарх) и на север Мьянмы (г. Шинубиян), благодаря которым КНР получит дополнительные выходы к Индийскому океану. Кроме того, Китай уже много лет ведет переговоры с Индией, где находится крупнейшая в мире тибетская диаспора (после подавления восстания 1959 года туда направились десятки тысяч беженцев во главе с нынешним Далай-ламой), убеждая Дели не поддерживать сепаратизм в автономном районе в обмен на аналогичные гарантии в отношении повстанческих движений, действующих на индийских приграничных территориях (например, в Сиккиме).

В целом же при председателе Ху Цзиньтао, с 1988 по 1992 год возглавлявшим парторганизацию КПК в Тибете (кстати, именно в это время в Лхасе произошли крупнейшие с 1959 года этнические беспорядки), национальной политике уделяется значительно больше внимание, чем при его предшественнике Цзян Цзэмине. Это касается и борьбы с уйгурским сепаратизмом, который ощутимо пошел на убыль после резкого обострения обстановки в автономном районе в конце 1990-х - начале 2000-х годов, и усиление контроля над другой мусульманской автономией - Нинся-Хуэйским районом. В Пекине резонно опасаются, что внутренний кризис в стране может начаться, как это уже было в СССР, с межнациональных конфликтов на периферии. В этом смысле укрепление партийной вертикали может рассматриваться не только как реакция руководства КПК на возрастающее социальное расслоение внутри страны, но и как средство укрепления государственного единства страны.

С другой стороны, очевидно, что тибетская диаспора за пределами КНР, скорей всего, не будет признавать Далай-лам, назначаемых в Пекине. Это означает, что в будущем возникнет ситуация, когда борьбу за лидерство среди буддистов-ламаистов будут вести два Далай-ламы: один - признаваемый тибетской эмиграцией, другой - по версии ЦК КПК. Для России это, очевидно, создаст дополнительные проблемы, поскольку и федеральным властями, и администрациям Бурятии, Тувы и Калмыкии придется выбирать между двумя духовными лидерами. При этом недостаток авторитета у пекинского Далай-ламы будет с лихвой компенсирован экономической мощью КНР.

по информации RPMonitor

14.09.2007