С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Погос Анастасов

ЕГИПЕТСКО-САУДОВСКИЕ РАЗНОГЛАСИЯ КАК ОТРАЖЕНИЕ ПРОБЛЕМ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА

11 ноября из слов министра финансов Египта Амра аль-Гархи стало известно, что АРЕ получит от Международного валютного фонда кредит в размере $12 млрд долл.

Египет, бьющийся в тисках острейшего экономического кризиса, действительно отчаянно в них нуждается. 40% более чем 80-миллионного населения страны находится в состоянии крайней нищеты, а 51,2% молодежи не имеет работы. Но в ноябре этого года и эта незавидная ситуация еще больше ухудшилась.

Из-за финансовых проблем и дефицита бюджета, а также жестких условий получения кредита со стороны МВФ президент АРЕ А.Сисси был вынужден в начале месяца отпустить египетский фунт в свободное плавание (курс опустился до 18 фунтов за доллар против 12 ранее), а также резко повысить цены на бензин, дизель и мазут, хотя и в разных пропорциях. Накануне отопительного сезона – явно рискованный шаг, тем более, что страна очень много импортирует не только энергоносителей, но и продовольствия. Однако он был вынужденным и продиктованным несколькими обстоятельствами.

Начнем с того, что экономическая ситуация деградировала из-за террора, развязанного братьями-мусульманами после свержения летом 2013 года их ставленника М.Мурси, что привело к резкому сокращению поступлений от туризма и оттоку инвестиций – важнейших источников благосостояния страны. Но не только. Отчасти причины резкого ухудшения ситуации кроются в прекращении с конца сентября поставок в Египет на льготных условиях (кредит под 2% годовых с отсрочкой на три года) 700 тысяч тонн дизеля, бензина и мазута со стороны Саудовской Аравии.

Как известно, эти договоренности, как и обещания Египту масштабного пакета помощи от Саудовской Аравии в размере 24 млрд долл., в том числе для поддержания курса египетской валюты, были достигнуты во время апрельского визита короля Сальмана в Каир, который тогда был обеими сторонами охарактеризован как исторический. Естественно, Эр-Рияд, сам переживающий экономические сложности из-за почти трехкратного падения цен на нефть с конца 2014 года, пошел на эти траты по целому ряду причин.

Главная из них – саудовская монархия рассматривает Египет как главный щит противодействия иранскому влиянию во всех его формах. Собственно, и свержение режима братьев-мусульман было поддержано Эр-Риядом из опасений, что М.Мурси пойдет на развитие связей с Тегераном, который рассматривается в Эр-Рияде как главный геополитический, экономический, идеологический и военный противник.

Саудовская монархия, заплатив немалые средства Каиру, хотела получить от него взамен и чисто конкретные вещи, прежде всего, острова Тирана и Санафир, занимающие стратегическое положение в Красном море и запирающие Акабский залив. Контроль над ними – это контроль над всеми судами, заплывающими и выходящими из портов Израиля и Иордании, а также над потоком танкеров (в том числе иранских), проходящих через Суэцкий канал.

Другая немаловажная цель – побудить Египет активнее выступать на стороне Саудовской Аравии в Йемене, где Эр-Рияд с марта 2015 года ведет тяжелую и пока проигрышную военную кампанию. ВВС АРЕ действительно в нее включились, но ни чем, кроме обеспечения бесполётной зоны над Йеменом, до сих пор не отличались.

В конечном счете речь шла о подчинении Египта интересам саудов, чтобы, используя экономические трудности Каира, заставить его отказаться от претензий на лидерство в арабском мире и отдать эту корону Эр-Рияду.

Последние полгода показали, что сауды всерьез разочарованы поведением египетского руководства, которое деньги-то взяло, но возлагавшихся на него ожиданий не оправдывает. Как теперь выясняется, египтяне не собираются отдавать острова в Красном море их «законному владельцу». Если официальные СМИ утверждают, что Тирана и Санафир всегда принадлежали Саудовской Аравии и были переданы в аренду Египту в 1950 году, то юристы и общественные деятели в Египте выдвигают иные версии, согласно которым Морской договор от 1906 год, подписанный между Египтом и Османской империей, признает суверенитет Египта над этими островами.

В результате дело о передаче островов зависло в судах. Административный суд Египта при Госсовете АРЕ поддержал прежнее судебное решение о признании недействительным апрельского соглашения о передаче островов Саудовской Аравии, апелляция на него правительства отклонена. Правда, Комиссия по делам государства оспорила эти вердикты и в конце сентября Суд по срочным делам приостановил решение Административного суда. Но даже если в юридическом поле правительству ситуацию удастся переломить, то общественное мнение страны выступает решительно против передачи островов, и с этим А.Сисси не может не считаться.

Не стал Египет и принципиально менять свою позицию в отношении йеменского кризиса и, судя по всему, так и не увеличил свой военный вклад в йеменскую кампанию. А воевать своими солдатами на йеменской территории КСА не хочет.

Не следует причудливым изгибам саудовской дипломатии Каир и на ливийском направлении. Эр-Рияду с июня этого года разонравился Главнокомандующий ливийскими вооруженными силами генерал, а теперь уже и маршал, Халифа Хафтар, тогда как Каир активно использует его для создания буферной зоны между своей границей и засевшими в Западной Ливии (исторической Триполитании) братьями-мусульманами, ДАИШ-евцами, Аль-Каид-овцами и прочим террористическим сбродом со всего мира.

Однако последней каплей, переполнившей чашу терпения саудовской королевской семьи, стало голосование Египта в октябре этого года за проект российской резолюции по Сирии в Совете Безопасности ООН (у Каира там место непостоянного члена) и вообще демонстративное сближение Каира с Москвой: «не санкционированное» Эр-Риядом проведение совместных военных учений с российской стороной, решение о закупках российских вертолетов КА-52 для купленных египтянами на саудовские же деньги (так поговаривают в двух столицах) вертолетоносцев «Мистраль», ранее предназначавшихся для России. К тому же, Каир наотрез отказался осуждать действия российских ВКС в Алеппо, чего от него требовала Саудовская Аравия.

Однако введенные саудами санкции против Египта оказали на Каир прямо противоположный эффект. Да, курс фунта упал, экономическая ситуация обострилась, но Египет от курса на самостоятельность во внешних делах не отказался. Скорее наоборот. Часть проблем с топливом была решена маршалом Халифой Хафтаром, контролирующим с этого лета основные нефтяные месторождения Ливии, а другая может быть решена за счет поставок из других стран, в том числе и из ненавистного Эр-Рияду Ирана или же Азербайджана (соглашение о намерениях с азербайджанской компанией СОКАР подписано). Не зря же 6 ноября появились слухи о предстоящем визите министра нефти АРЕ Тарека Маля в Иран. Они пока не подтвердились, но нет дыма без огня… Египетское руководство всячески сигнализирует, что альтернатива сближению с КСА существует…

Разрыв между двумя странами пока не случился, поиск точек соприкосновения и компромиссов идет, о чем свидетельствует активная посредническая роль ОАЭ, оказывающих энергичную поддержку египетскому руководству. Но уже сейчас ясно, что победа Д.Трампа на выборах придаст уверенности А.Сисси в его курсе на восстановление исторической роли лидера арабского мира, и тут иллюзий у Эр-Рияда быть не должно.

Погос Анастасов, политолог, востоковед, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Источник - Новое восточное обозрение

21.11.2016г.