С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Григорий Косач

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ И АРАБСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ

Состоявшееся 11 июля 2011 г. в Джидде под председательством короля Абдаллы бен Абдель Азиза заседание саудовского Совета министров приняло несколько заявлений, непосредственно касающихся вопросов, связанных с революционными (но также и геополитическими) изменениями в арабском мире. Высказанная в этой связи точка зрения (поддержанная согласием высшего представителя политического истеблишмента королевства) стала едва ли не первым открытым (хотя во многом и умеренным, а также кратким, что, впрочем, отвечает принятой в стране манере) выражением саудовской позиции в отношении событий "арабской весны".

Опубликованный после окончания заседания пресс-релиз сообщал: "Королевство Саудовская Аравия приветствует начало национального диалога в Королевстве Бахрейн, выражая свое удовлетворение в связи с тем, что в Бахрейне вновь воцарилась безопасность и стабильность, а также начался процесс реформ и серьезного развития. Королевство вновь подчеркивает недопустимость какого-либо внешнего вмешательства, способного нанести ущерб интересам Бахрейна, как и нанести удар по безопасности того или иного государства Залива".

Касаясь суданского вопроса, пресс-релиз заседания Совета министров подчеркивал: "Королевство Саудовская Аравия приветствует становление Республики Южный Судан, как и выражает надежду на то, что это будет содействовать реализации надежд и чаяний суданского народа, как и восстановлению региональной безопасности и стабильности".

Наконец, обращаясь, собственно, к арабским революциям, цитируемый документ заявлял: "Королевство Саудовская Аравия выражает свое сожаление и глубоко скорбит в связи с тем, что события в ряде арабских стран привели к многочисленным жертвам, ставшим возможными в силу возникновения в этих странах кризисных ситуаций. Королевство призывает всех прислушаться к голосу разума и мудрости, прекратить кровопролитие и начать процесс серьезных реформ, способных обеспечить права их арабских граждан, как и защитить их честь"i.

Уже упоминавшаяся краткость и умеренность цитировавшего текста не снижает его значения, как и не является поводом для того, чтобы отказать ему в необходимости внимательного прочтения. Стоило бы отметить в этой связи главное: саудовская позиция в отношении событий, происходящих в окружающем королевство геополитическом пространстве, отражает, в первую очередь, традиционное для его политического курса качество - она, как об этом всегда говорили и продолжают говорить в Эр-Рияде, "консервативна". Речь идет, однако, не только об этом обстоятельстве, но о том, что само это обстоятельство, в свою очередь, в связи с теми или иными кризисными ситуациями в мире или в арабском регионе способно обретать новые (и очень часто принципиальные) оттенки.

Один из этих оттенков виден отчетливо и ярко - пресс-релиз заседания Совета министров исходит из необходимости обеспечения региональной стабильности, вне зависимости от того, касается ли это раскола Судана, событий в Бахрейне или "ряда арабских стран". Вместе с тем, сама эта стабильность понимается саудовским политическим истеблишментом как данность, определяемая четко выражаемыми прагматическими соображениями. Если в отношении Судана (когда роль Саудовской Аравии на различных этапах развития противостояния между Севером и Югом была различна) проблема связана, в конечном итоге, с поддержкой отделения Юга, то в отношении Бахрейна вопрос стоит, по меньшей мере, иначе - королевство видит эту страну (как, впрочем, и остальные страны, объединенные Советом сотрудничества арабских государств Залива - ССАГЗ) в качестве основного поля своей внешнеполитической деятельности, стремясь в максимально возможной мере исключить внешнее вмешательство (как иранское, так и международное) в развивающиеся там события. Для Саудовской Аравии это поле деятельности приоритетно, что лишь доказало саудовское открытое военное вмешательство, на сторону которого были привлечены и армейские части некоторых стран ССАГЗ. В свою очередь, в отношении "ряда арабских стран" (Сирия, в этой связи, но также и Ливия, должна быть названа, скорее всего, в первую очередь) вопрос может стоять только о "прекращении кровопролития" и "начале серьезных реформ", что, по сути дела, вовсе не означает, что Саудовская Аравия (как и иные страны-члены ССАГЗ) заинтересована в немедленном падении режима Башара Асада (или безоговорочном приходе ливийских оппозиционеров на место Муаммара Каддафи), предпочитая более адекватный путь (что относится, в первую очередь, к сирийской ситуации) - его последовательной трансформации в режим, который был бы, как подчеркивал главный редактор спонсируемой из саудовских источников лондонской "Аш-Шарк Аль-Аусат", "отделен от службы государственной безопасности"ii. Если же сегодня саудовская пресса и ведет кампанию против "нарушений прав человека" в Сирии, рассказывая о кровавом подавлении оппозиционных выступлений, то это вовсе не означает, что она призывает к немедленному свержению сирийского режима, хотя действия сирийской оппозиции частично финансируются и из саудовских источников. Эта кампания нужна как для противостояния Ирану, но также (что не менее важно) и для того, чтобы найти противовес все возрастающей роли Турции в решении внутрисирийских проблем.

Оттенки саудовской "консервативности" становятся многочисленными и многообразными, обретая прямую зависимость от конкретного состояния тех событий, в отношении которых королевство выражает свою позицию. Впрочем, отказ авторов пресс-релиза назвать Сирию или Ливию (при всей сложности саудовско-сирийских и саудовско-ливийских отношений предшествовавшего времени, как и о, порой, открыто выражавшейся личной неприязни короля Абдаллы, с одной стороны, Б.Асада и М.Каддафи, с другой), как и их включение в "ряд арабских стран", заставляет полагать, что такое же развитие событий саудовский истеблишмент предпочел бы и в случае тех стран региона, где уже свергнуты прежние режимы - Туниса и Египта, как и решения йеменского кризиса на основе диалога между все еще остающимся формальным главой государства Абдаллой Салехом и разрозненными фракциями оппозиции, на чем последовательно настаивали предложения и инициативы, официально выдвигавшиеся от имени государств-членов Совета сотрудничества.

Несомненно, что саудовский "консерватизм" прагматичен, испытывая воздействие как внешнеполитических, так и внутриполитических факторов. Очевидно, что, исключив воздействие событий "арабской весны" (но не решив, тем не менее, тех внутренних проблем, которые могли бы спровоцировать это воздействие, поскольку щедрые финансовые дары короля его подданным, а также усиление службы государственной безопасности, не более чем паллиатив такого решения), Саудовская Аравия и страны ССАГЗ (за исключением, естественно, Бахрейна) остались островком относительной стабильности в регионе арабского мира. Но саудовское королевство (как и его партнеры по региональной организации) не может рассматриваться в качестве того регионального игрока, которому выгодны арабские революции.

"Арабская весна" не только создала ситуацию неопределенности в сфере арабских межгосударственных отношений, изменив соотношение сил в Тунисе и Египте, всегда рассматривавшихся в Саудовской Аравии в качестве ее внешнеполитических союзников (что не исключало и саудовско-египетского соперничества). Едва ли не первым шагом королевства, в этой связи, стала попытка (не увенчавшаяся сколько-либо достойного этого начинания итогами) укрепления союзнических отношений между ССАГЗ и двумя другими арабскими монархиями - Иорданией и Марокко, обретшая форму приглашения этих двух стран к вступлению в ряды Совета сотрудничества. Вторым проявлением реакции на события "арабской весны" стала саудовская попытка повысить роль ССАГЗ в условиях фактического паралича Лиги арабских государств - ЛАГ. Решению ЛАГ, открывшему путь к началу международной военной операции в Ливии, предшествовало идентичное решение руководства ССАГЗ (как и действия Катара и Объединенных Арабских Эмиратов в ходе развития этой операции), рассматривавшееся в Саудовской Аравии как средство смягчения последствий событий в Египте и Тунисе, а в случае Йемена (события в котором еще летом 2010 г. заставляли королевство видеть в них угрозу собственной безопасности) ССАГЗ оказался единственной арабской инстанцией, выдвинувшей инициативы, связанные с урегулированием в этой стране.

Вопрос, однако, касается не только неопределенности в сфере межарабских отношений, но и неопределенности дальнейшего развития Египта (в отличие от Туниса - соседа королевства). В лице Хосни Мубарака Саудовская Аравия потеряла лидера, в котором ее политический истеблишмент на протяжении длительного периода времени видел принципиально важного союзника, - руководство королевства относительно долго шло к признанию нынешней египетской власти. При этом, вероятно, это признание было вынужденным. Новое египетское руководство обрело его (ни разу не выступив с каким-либо осуждением саудовской политики поддержки Х.Мубарака), едва ли не открыто прибегнув к шантажу, говоря о возможности восстановления прямых дипломатических отношений с Ираном и применив на практике частичную отмену блокады контролируемого ХАМАС сектора Газа, как и добившись (хотя бы теоретически) "примирения" ФАТХ и ХАМАС, что в недавнем прошлом не смогла сделать Саудовская Аравия.

Существует, однако, и другой не менее серьезный аспект саудовских опасений в отношении будущего Египта - возможное участие в будущей власти движения "Братья-мусульмане". Как подчеркивают многочисленные публикации исследовательского центра телевизионного канала "Аль-Джазира", реализация этой возможности создаст в Египте "турецкое подобие умеренной исламистской власти", способной не только стать "альтернативой саудовской салафитской социальной системе", но и "способствовать ее крушению"iii.

Не менее важен, однако, и определяющий саудовский внешнеполитический "консерватизм" фактор, связанный с внутренней ситуацией в королевстве. Этот фактор определяется конструкцией абсолютного большинства арабских государств, созданных не на основе социально-экономической и политической эволюции тех территорий, где они существуют, но едва ли не исключительно как итог мощной внешней (обычно называемой "колониальной") экспансии. Регионально, конфессионально, а, порой, и этнически внутренне разорванные, оказавшиеся неспособными создать однородные гражданские сообщества за годы своего независимого развития, эти государства часто обречены на кровавые внутренние распри в обстоятельствах жесткого внешнего воздействия (Ирак тому пример) или вспышки внутренних смут при ослаблении влияния центрального правительства (Йемен - доказательство развития такого рода процессов). Однако и Саудовская Аравия (пусть и не испытавшая той внешней экспансии, которой подвергались ее соседи) не менее них региональна и многоконфессиональна. Любая внутренняя смута, даже если она и вспыхнет под лозунгами "демократического развития" и "прогресса", обречет эту страну на жесткое противостояние многочисленных региональных кланов и конфессиональных элит. Впрочем, как замечал один из авторов аналитического центра телевизионного канала "Аль-Джазира", "Саудовская Аравия имеет опытное руководство, не раз проявлявшее способность адекватно реагировать на бросаемые ему вызовы"iv. Однако на этот раз эта адекватная реакция не сможет обойтись без расширения гражданских прав и более серьезных реформ общественно-политической системы. Впрочем, в пресс-релизе заседания саудовского Совета министров о важности "серьезных реформ" говорится немало, в т.ч., и применительно к одной из стран ССАГЗ - Бахрейну.

Косач Григорий Григорьевич - доктор исторических наук, профессор кафедры современного Востока факультета истории, политологии и права РГГУ, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

i Ар-Рияд тадъу иля таглиб саут аль-хикма ва вакф ирака ад-дама ва аль-люджу ли аль-исляхат аль-джадда (Эр-Рияд призывает прислушаться к голосу мудрости, остановить кровопролитие и перейти к серьезным реформам). - Аш-Шарк Аль-Аусат, 12 июля 2011. - http://www.aawsat.com/details.asp?section=4&article=630665&issueno=11914.

ii Аль-Хумейд Т. Сурия ва мухаджама ас-сафара аль-америкийя (Сирия и нападение на американское посольство). - Там же. - http://www.aawsat.com/leader-list.asp?section=3&issueno=11914.

iii См. об этом, в частности: Аль-Аклюк Ф. Ас-Сияса ас-саудийя тиджах саурат ар-рабиа аль-арабий (Саудовская политика в отношении революций арабской весны). - Марказ "Аль-Джазира" ли ад-дирасат (Аналитический центр "Аль-Джазиры"). - http://www.aljazeera.net/NR/exeres/40B2E380-52F9-4A8A-B23C-9C2B636016FD.htm

iv Там же.

По информации - Новое Восточное Обозрение

16.07.2011