С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Сергей Шашков

ПОТЕРЯЕТ ЛИ РОССИЯ СИРИЮ?

Так называемая "арабская весна" соткана из событий, представляющих собой звенья одной цепи. Все эти "народные выступления" объединяют единый сценарий (подчас совпадающий до мелочей даже в странах, абсолютно разных по уровню развития) и общая цель - укрепление влияния Запада до состояния его тотального доминирования. Организованные и спланированные выступления охватили только те арабские страны, где Запад усматривает угрозу своим интересам.

Тунису изначально отводилась роль "фитиля", который быстро "прикрутили", а попытки "арабской улицы" возвысить голос там, где это планом не предусматривалось (например - в Бахрейне, Кувейте, Саудовской Аравии, Джибути, Омане, Мавритании, Иордании), пресекались немедленно и решительно, со всей присущей местным властям жестокостью, под многозначительное молчаливое одобрение Запада и при полном отсутствии реакции ООН и всевозможных правозащитных организаций.

Момент также был выбран не случайно - Ливия приступила к пересмотру условий деятельности западных нефтяных кампаний и заявила о намерении крупных закупок современного российского вооружения (очень серьезные контракты уже были подписаны на высшем уровне). Тем временем к концу 2010 года полной боеготовности достигли Африканское и Киберкомандование Вооружённых сил США, а в ООН на ключевые должности были назначены "свои люди". В Йемене и Египте в 2011 году должна была произойти смена высших руководителей, а режим БААС в Сирии, открыто поддерживающий ХАМАС и движение "Хезболлах", - для американцев и их ближайших союзников давнее "бельмо на глазу". Кроме того, Сирия - последняя ключевая страна на Ближнем Востоке, которая еще не подчинена Западу и пытается проводить независимую политику, часто идущую вразрез с интересами "влиятельных мировых сил".

План предусматривал завершение операции к маю 2011 года, интервал между началом "спонтанных массовых выступлений" - один месяц. События в Тунисе и Египте вселили в авторов проекта оптимизм - все прошло по плану, без особых сбоев. Все карты спутал, уже не в первый раз, несговорчивый полковник Каддафи. Его стойкость, основанная на поддержке основной части народа, подала пример йеменскому лидеру Али Абделла Салеху, уже было согласившемуся на все навязанные ему условия, а также сирийскому президенту Башару Асаду, который откровенно понадеялся на помощь Москвы. На чем основаны его надежды?

Получивший образование (врач-офтальмолог) в Лондоне, президент Башар Асад даже не помышлял о политической карьере. Он возглавил страну в силу обстоятельств, после трагической гибели своего брата Басиля, который и должен был занять высший пост в Сирийской Арабской Республике (как многие сирийцы до сих пор считают - по праву, ибо это была кандидатура, очень популярная в народе). Башар, как и абсолютное большинство сирийцев, прекрасно помнит то время, когда Москва была ведущим игроком на ближневосточной арене и оказала гигантскую помощь Сирии, став фактически гарантом суверенитета страны и ее поступательного развития.

При финансовом, экономическом и техническом содействии СССР в Сирии было сооружено более 80 крупнейших объектов, в том числе Евфратский гидротехнический комплекс, гидроузел "Аль-Баас", ТЭС "Тишрин", проложено около 2 тыс. км железных дорог и около 4 тыс. км линий электропередач. В СССР прошли обучение около 70 тысяч сирийцев, многие из них сегодня занимают важные государственные посты. Сирийская армия была оснащена советским вооружением и боевой техникой, сотни офицеров прошли подготовку в советских вузах, в Сирии до 1991 года находилось до 3000 советских военных советников.

Однако Российская Федерация, унаследовавшая от СССР многие права (в том числе место постоянного члена СБ ООН), не всегда соблюдает обязательства, принятые ранее и остающиеся в силе. Так, сохраняет свой юридический статус Договор о дружбе и сотрудничестве, заключённый в 1980 году между СССР и Сирийской Арабской Республикой, однако в 1990-е - 2000-е годы уровень торгово-экономического, военно-технического, культурного и других видов межгосударственных отношений между Россией и Сирией понизился на несколько порядков, а некоторые уже подписанные и частично оплаченные сирийской стороной контракты РФ впоследствии разорвала (причины тому специалистам очевидны). Итог: Россия в значительной мере утратила свое былое влияние в арабском мире.

Попытки переосмыслить происходящее предпринимались, но их можно назвать судорожными. Так, 22 марта в Москве было срочно создано общество российско-сирийской дружбы и культурных связей, которое возглавил Александр Дзасохов, бывший посол СССР в САР, а членами стали, в частности, бывший министр иностранных дел России, экс-премьер Евгений Примаков и председатель Совета Ассамблеи народов России Рамазан Абдулатипов. А.Дзасохов в своей приветственной речи отметил: "Мы обязательно сохраним в созданном Обществе дружбы преемственность поколений, основавших добрососедские отношения между Москвой и Дамаском. Мы высоко ценим, что руководство Сирии последовательно поддерживает политику России".

Сказано совершенно справедливо - Сирия на протяжении десятилетий являлась надежным союзником Москвы не только в ее ближневосточной политике, но и в более крупном масштабе. Достаточно сказать, что в арабском (и мусульманском) мире только Сирия и Ливия поддержали РФ при проведении ею "контртеррористической операции" на Кавказе, только они заняли пророссийскую позицию в конфликте в Южной Осетии, только они предоставляли свои морские порты для снабжения кораблей ВМФ России в Средиземном море в последние 30 лет. Дзасохов, как и Примаков, - фигуры, пользующиеся в Сирии авторитетом, они памятны сирийцам по временам расцвета отношений между нашими странами, однако надо признать: сегодня влияние этих людей на принятие решений, выражаясь дипломатическим языком, "не очень велико". Поэтому обратимся к высказываниям тех, кто реально определяет политику нашей страны - первых лиц современной России.

18 мая Д. Медведев заявил: "Президент Асад объявил реформы. Надо сделать так, чтобы эти реформы были эффективны, а не пытаться давить резолюциями, потому что, как правило, это ни к чему не приводит". 20 июня премьер В. Путин после переговоров в Париже со своим французским коллегой Франсуа Фийоном высказался иначе: он подчеркнул, что Москва не собирается "кого-то прикрывать", а на руководство Сирии необходимо оказать давление, чтобы оно остановило кровопролитие и прибегло к политическим методам разрешения кризиса в этой стране. По словам премьер-министра, такое давление заслуживает режим любой страны, где проходят массовые волнения, а тем более - льется кровь. Правительства, считает Путин, должны отказаться от применения средств, которые ведут к человеческим жертвам. В тот же день Д.Медведев в интервью британской Financial Times отметил, что Сирия стоит перед очень трудным выбором. По его словам, если оппозиция применяет силу и стреляет в полицейских, любое государство предпримет защитные меры. Единодушие просматривается с трудом.

В связи с этим наибольший интерес вызывает вопрос: какую же позицию займет Кремль в отношении событий в Сирии? Казалось бы, Д.Медведев уже дал на него прямой и ясный ответ. По его мнению, Б. Асад "отчасти опоздал с реформами", поэтому жертвы массовых беспорядков в стране останутся на совести тех, кто сейчас у власти. При этом Д.Медведев подчеркнул, что Россия воспользуется "всеми своими правами в ООН", чтобы не допустить принятия резолюции по Сирии, аналогичной той, что была принята по Ливии. "Я не поддержу такую резолюцию, даже если об этом будут меня просить мои друзья и приятели", - заявил российский лидер, и его слова многие СМИ интерпретировали как готовность применить право вето.

На самом деле это может быть и не так. Президент РФ сказал именно то, что сказал - Россия не поддержит резолюцию СБ ООН против Сирии. Как известно, ранее РФ не поддержала и резолюцию 1973 против Ливии, воздержавшись при голосовании. Касаясь этой темы, в том же интервью Financial Times 20 июня, Д.Медведев отметил, что в последнее время "партнеры России научились очень произвольно толковать резолюции Совета Безопасности". Президент России заявил: "Мое глубокое убеждение, что из неплохой резолюции сделали бумажку, которой прикрывается бессмысленная военная операция... Мы исходим из того, что резолюции должны толковаться буквально, а не расширительно. Если написано, что это перекрытие воздушного пространства, то это и есть перекрытие воздушного пространства". В словах российского президента сквозит обида: "Во всяком случае, если бы мои коллеги мне сказали, что вы хотя бы воздержитесь, а мы потом будем бомбить различные объекты, я бы, конечно, дал другие инструкции своим коллегам, которые работают в ООН".

Комментируя российскую внешнюю политику, Д.Медведев отметил, что "Россию стали понимать на Западе, хотя бы чуть-чуть больше. Я вижу в этом определенную заслугу нынешней внешней политики России". По словам президента, внешняя политика "должна быть предсказуемой и прозрачной". "Это не всегда легко обеспечить, но это очень важно для того, чтобы между странами были добрые отношения", - заключил Д.Медведев. Между какими именно странами, президент не уточнил, но это и так понятно.

Долго ждать примеров "предсказуемой и последовательной" политики не пришлось - в тот же день, 20 июня, глава МИД РФ объявил, что российская сторона будет осуществлять контакты с сирийской оппозицией, что отражает принципиальную позицию Москвы. "Она заключается в том, что в любом конфликте нельзя никого изолировать. Нужно оставлять двери открытыми для диалога со всеми сторонами", - отметил министр. Заявление прозвучало особенно трогательно после того, как в Кремле назвали Каддафи "политическим трупом" и фактически отказали ливийцам в праве выбора.

27 июня в Москву прибыла делегация "сирийских борцов с диктатурой" во главе с "правозащитником" Радваном Зиядом (директор Центра политических и стратегических исследований Сирии, г. Вашингтон, США), два сирийских эмигранта с французскими паспортами, представляющих неведомую партию "Декларация Дамаска", проживающий в Саудовской Аравии гражданин Канады, заявленный как представитель запрещенных в Сирии "Братьев-мусульман" и "другие официальные лица". В Москве их приветствовал некто Махмуд аль-Хамза - глава "Комитета поддержки сирийской революции" в России.

Директор Департамента информации МИД РФ Александр Лукашевич официально заявил: "Каких-либо встреч, предполагающих российское официальное участие, не планируется". Однако уже на следующий день (28 июня) глава комитета Совета Федерации по международным делам, спецпредставитель президента РФ в Африке, председатель Российского общества солидарности со странами Азии и Африки Михаил Маргелов объявил: "Я, в качестве председателя Совета РОССНАА, встречусь с сирийской делегацией для обсуждения всего круга вопросов, прежде всего, модели, которая должна быть выстроена в нашем взаимодействии с политическими силами Сирии, Весь характер наших консультаций связан с одной идеей - как остановить кровопролитие в Сирии и запустить механизм реального политического диалога власти с сирийским народом". Более сообщений, естественно, не поступало.

Главный просчет Запада в Ливии и Сирии состоит в том, что явно недооценили степень реальной поддержки народом своих лидеров и уровень патриотизма. У России же, как представляется, просчитанная внешняя политика, ориентированная на собственные интересы, отсутствует как таковая. Потому перспективы для нашей страны представляются неутешительными. Ливию мы уже потеряли при любом раскладе дальнейших событий, причем речь идет не о тех 12 миллиардах долларов, о которых было заявлено официально - ущерб неизмеримо больше. Что касается Сирии, то на Западе даже не рассматривали вариант вооруженного воздействия по "ливийскому варианту" - там вовремя сориентировались, что разумной альтернативы нынешнему режиму сегодня нет (выступление беглого вице-премьера Абдель Халима Хаддама, призвавшего сирийцев к демократии из студии израильского ТВ, невиданно сплотило сирийцев).

Кроме того, совершенно очевидно одно. Если насильственно сместить нынешнее сирийское руководство, это дестабилизирует обстановку во всем регионе самым серьезным образом, что мгновенно отразится на Ливане, который и так уже полгода живет без правительства, а хрупкое равновесие сохраняется во многом только благодаря движению "Хезболлах" и той же Сирии. Ничего хорошего это не сулит и другим сирийским соседям - Израилю, Турции, Иордании, Ираку. Даже Саудовская Аравия, активно подливавшая масло в огонь, на котором заваривали "протестную кашу", может горько пожалеть о содеянном.

Как сказал премьер-министр В.Путин 20 июня, прямое вмешательство - не лучший выход из ситуации. Он привел в пример Ирак, где был, по его словам, "ненормальный и дурацкий" режим, но не было экстремистов. "А сейчас вся страна боевиками до сих пор наводнена. Что, лучше стало? Нет, конечно". Поразительно, но эта простая истина не всем представляется очевидной.

По информации - Фонд стратегической культуры

11.07.2011