С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Виктор Михин

БАХРЕЙН: ЖАРКОЕ ЛЕТО

Тревожные события, каждый день поступающие из Ливии и Сирии, на какое-то время заслонили ход развития событий в Бахрейне. На первый взгляд кажется, что это небольшое островное государство, расположенное в середине Персидского залива (сами арабы называют его Арабским), мало на что влияет в Арабском мире.

Но именно здесь, в нефтяном Эльдорадо идет ожесточенная битва за "черное золото", отголоски которой мы каждый день наблюдаем на биржах Лондона и Нью-Йорка, Токио и Сингапура. Как ни странно, но именно здесь будет решаться и уже решается судьба т.н. "цветных арабских революций". Именно здесь идет пока мало кем видимая, но тем не менее ожесточенная борьба местных гигантов - Саудовской Аравии и Ирана, битва, как это ни печально, между суннитами и шиитами. Именно здесь денно и нощно, пока еще контролируя события, держат свой последний форпост Соединенные Штаты. Именно в Бахрейне находится огромная военно-морская база США, откуда ее Пятый флот, как Дамоклов меч, навис над всеми государствами Залива, начиная от Ирака, Ирана и Кувейта и кончая Султанатом Оман и Йеменом.

Именно поэтому кажущиеся на первый взгляд вялотекущие события в Бахрейне будут иметь далеко идущие последствия не только для Залива, но и для всего Арабского мира. Именно поэтому следует подробно рассмотреть то, что сейчас происходит на этом острове, принимая во внимание, что династия Халифа за долгие века своего правления искусно лавирует, мастерски используя метод кнута и пряника.

Король Бахрейна Хамад бин Иса Аль Халифа объявил 29 июня с.г., что для расследования возможных нарушений прав человека при подавлении недавних антиправительственных выступлений будет создана независимая комиссия. Выступая по телевидению с обращением к стране, монарх заявил, что, несмотря на громкие международные заявления о жестких мерах со стороны его правительства, лидеры Бахрейна уважают права человека и приветствуют реформы. При этом король отметил, что участники демонстраций поставили страну на грань катастрофы, и что правительство было вынуждено реагировать - арестами и судебным преследованием демонстрантов.

Одновременно, видимо, чтобы подкрепить слова и позицию короля, в Манаме было объявлено, что Саудовская Аравия 4 июля начнет вывод большей части своих войск из Бахрейна. "Саудовские войска начнут выводить с понедельника, поскольку ситуация (в Бахрейне) становится намного спокойнее", - привело агентство Рейтер слова неназванного источника в правительстве.

Вместе с тем, другой анонимный источник в правительстве заявил: "Части воинского контингента "Щит полуострова", находящиеся сейчас в Бахрейне, будут передислоцированы на территории самого королевства Бахрейн, это вполне естественный процесс. Некоторая часть вернется в Саудовскую Аравию, но это не значит, что войска будут полностью выведены, т.к. угрозы все еще сохраняются".

Можно напомнить, что в феврале 2011 г. под влиянием революций в Тунисе и Египте начались шиитские волнения и в Бахрейне. Демонстранты, собравшиеся в столице Манама, выступили с требованиями независимого правосудия и общественного контроля за действиями властей, заявили о желании сделать правительство страны избираемым. Начав с демократических требований, шииты в дальнейшем стали откровенно выступать за изменение формы правления с королевской на республиканскую.

СМИ при этом отмечали, что основным объектом критики являлся не сам монарх, а занимавший с начала 70-х гг. пост премьер-министра страны, дядя короля шейх Халифа бин Салман бин Халифа. Именно он стал символом не только могущества, богатства, но и "коррумпированности и самовластья королевской семьи", и в дальнейшем с его именем наблюдатели связывали все реакционные шаги руководства Бахрейна.

В этой ситуации власти начали искусные маневры - то шли на уступки, то снова пытались применить силу, что в прессе объясняли борьбой консервативных и реформистских течений внутри правящей семьи. При подавлении беспорядков несколько человек были убиты. Вначале король согласился с требованием бунтующих выпустить ряд политзаключенных, а также снял обвинения против одного из лидеров шиитской оппозиции Хасана Мушаимы. Одновременно, чтобы успокоить население, монарх выделил каждой семье граждан Бахрейна по 2700 долл.

Однако уже в марте правительство прибегло к кнуту: ввело военное положение и начало жестоко подавлять волнения. Король обратился за помощью к Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива, в который, помимо Бахрейна, входят Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Саудовская Аравия. В страну был введен воинский контингент из Саудовской Аравии и полицейские ОАЭ. В конце того же месяца король заявил о раскрытии и подавлении при помощи вооруженных сил иностранного заговора против своего королевства, который, по его словам, готовился на протяжении последних 20-30 лет - пока почва для него не созрела. Несколько человек были приговорены к смертной казни, еще несколько впоследствии умерли в тюрьме. Депутатов-шиитов начали выводить из состава парламента страны.

Более того, в июне военный суд Бахрейна приговорил 8 известных шиитских оппозиционных активистов, включая Х.Мушаиму, к пожизненному тюремному заключению. Их признали виновными в попытке осуществить государственный переворот, "в заговоре с целью свержения правительства". Еще 10 чел. были осуждены на 15 лет тюрьмы, трое получили от 2 до 5 лет. Семь оппозиционеров, успевших покинуть Бахрейн, были приговорены судом к разным срокам тюремного заключения заочно. Накануне приговоров их сторонники, оставшиеся на свободе, устроили беспорядки, заблокировали несколько магистралей.

Затем вновь пришло время пряника, и король Хамад бин Иса Аль Халифа заявил о готовности к диалогу. Его начало безо всяких предварительных условий намечено на первую половину июля. По его словам, к участию в процессе обсуждения необходимых стране реформ приглашаются все политические силы. Он отменил режим чрезвычайного положения и обещал вывести из страны иностранные войска, о чем только что было объявлено. Надо, правда, сказать, что министерство юстиции на всякий случай объявило, что любые протесты против "единства и спокойствия" в дальнейшем будут предельно жестко пресекаться.

Одновременно крупнейшая шиитская оппозиционная партия страны Al-Wefaq пока не выразила намерения участвовать в переговорах. Ее лидеры высказывают опасения, что национальный диалог не станет реальностью, если лидеры оппозиции останутся под стражей.

Эти меры были приняты, прежде всего, по инициативе короля, склонного проводить хоть какие-то демократические преобразования в отличие от его родственников, за которыми закрепилась репутация жестких правителей, не желающих поступиться ни пядью своих привилегий. Вместе с тем, нельзя не признать, что подобные меры были приняты также под давлением Вашингтона, который постарался в какой-то мере "обелить" своих венценосных союзников.

Президент США Барак Обама на встрече с наследным принцем Бахрейна Салманом бен Хамадом Аль Халифой высказал мнение, что власти и оппозиция Бахрейна должны пойти на компромисс. По его мнению, это единственная возможность стабилизировать обстановку в стране. Вместе с тем, глава Белого дома подтвердил, что Вашингтон не отказывается от своих обязательств перед Бахрейном. Отдельного внимания удостоилось решение короля Бахрейна досрочно отменить чрезвычайное положение в стране, введенное в марте в разгар антиправительственных выступлений. Б.Обама похвалил этот шаг наряду с намерением властей начать в июле с.г. широкий диалог о реформах.

Вполне понятно, где Соединенные Штаты, там и Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Пан Ги Мун, который призвал правительство Бахрейна позволить политическим активистам обжаловать вынесенные им суровые приговоры. Он также призвал лидеров оппозиции действовать "в строгом соответствии с требованиями международных прав человека". Пан Ги Мун напомнил, что власти Бахрейна, объявив о начале национального диалога, который будет отвечать требованиям всех сторон, заслуживают всяческой похвалы.

Одновременно, как это обычно делают опытные шулера, была разыграна совершенно другая карта. Посол США в ООН Эйлин Донахью, которая перечислив 13 стран, куда вошел и Бахрейн, сказала: "Слишком многие правительства безнаказанно проводят репрессии против диссидентов". Далее она отметила, что Вашингтон "осуждает растущее число арестов и задержаний адвокатов, блоггеров, художников, активистов, последователей тех или иных религий и членов их семей", правда, при этом прямо не сославшись на Бахрейн.

Подоплеку политики США в отношении маленького островного государства открыла газета The Independant: "Существуют и мощные внешние факторы противодействия построению в Бахрейне демократии. Во-первых, это США. Они никогда не согласятся на то, чтобы Бахрейн перешел под контроль шиитов, традиционно поддерживаемых единоверцами из Ирана. Превращение островного арабского государства в вассала Тегерана совершенно точно не входит в планы Вашингтона. Кроме того, этого не допустит Саудовская Аравия, у которой есть свои проблемы с шиитским меньшинством и большое количество недовольных, готовых отодвинуть Саудовскую семью от трона".

Тегеран, вначале попытавшись поддержать своих единоверцев в Бахрейне, но затем, получив жесткую реакцию и от арабов, и от Запада, пока временно ушел в тень, ожидая своего часа. Но это не значит, что он смирился с ныне существующим положением дел на острове, который некогда входил в состав Персии. Возможно, этим объясняется чуть ли не каждый день объявляемые Тегераном испытания новых мощных ракет, а также начавшиеся в прошлый понедельник масштабные учения "Паямбарэ Аъзам" ("Великий Пророк"), в которых лишь за один день были проведены пуски порядка полутора десятков ракет различных модификаций и типов.

Во всяком случае, как бы кому не хотелось, но костер событий в Бахрейне лишь на время немного затух, оставив на поверхности лишь пепел и немногочисленные горящие угольки. Но внутри огонь продолжается, события разворачиваются, и пока не будет решен основной конфликт между шиитами и суннитами о власти, беспорядки, демонстрации протеста будут продолжаться. А это неизбежно вызовет вмешательство и соседних стран, и Запада, что еще больше обострит конфликт в Персидском заливе. Кстати, старшее поколение еще помнит бывшую некогда крылатой фразу: "Если разразится Третья мировая война, то она начнется из-за нефти Персидского залива".

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение"

По информации - Новое Восточное Обозрение

04.07.2011