С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Вениамин Попов, Марина Рогова

ПЕРВЫЕ ИТОГИ АРАБСКИХ РЕВОЛЮЦИЙ

Арабский Восток находится на важнейшем для его дальнейшей истории переломном этапе: волна тектонических сотрясений, начавшаяся с выступлений в Тунисе и Египте, продолжает распространяться в регионе и оказывать огромное как позитивное, так и разрушительное воздействие, вовлекая в водоворот событий практически всех его жителей.

Последние десятилетия арабский мир находился в глубоком кризисе, он отставал даже от других развивающихся стран. Несмотря на отдельные позитивные показатели (рост производства в Египте и Тунисе по 5-7%), в среднем рост в большинстве других государств не превышал 2% в год, что, по существу, вело к снижению уровня жизни. Безработица сохранялась на уровне 15-20%, а среди молодежи была значительно выше. Более трети населения арабского мира живет менее чем на 2 долл. в день. Более 30% из почти 400-миллионного населения арабских стран не умеют читать и писать. Разрыв между самыми богатыми и бедными слоями населения не только не сокращался, но и увеличивался, разница между странами благополучными и беднейшими становилась все более ощутимой. Неравноправное положение женщин вызывает постоянное недовольство.

Важно то, что в условиях научно-технического прогресса и, особенно, в век распространения новых информационных технологий, массы приходят к осознанию несправедливости существующего уклада жизни, проявляющемся в разрыве в уровнях доходов, отсталости, в испытываемом унижении. Коррупция, безработица, попрание элементарных прав, преследование инакомыслящих, безнравственность монополизировавших власть элит дали мощный импульс арабским революциям.

Перерастет ли арабская весна в горячее арабское лето? Можно сказать, что события первой половины 2011 г. дали импульс новому этапу современной истории, этапу перманентных арабских революций, начавшихся с Туниса и Египта, и охвативших, по сути, в большей или меньшей степени все страны Ближнего Востока и Северной Африки.

Это, безусловно, новый тип массовых выступлений. Это не исламские движения, а подлинно социальные революции. Их отличительная особенность и одна из причин в том, что они происходят и произошли как результат общего мирового системного кризиса господствующей капиталистической формы производства. Капитализм как экономическая формация достиг критической точки. Ошибка Ленина состояла в том, что в начале ХХ в. он воспринял кризис капитализма как системный, как окончательную его фазу. Однако на том этапе это был структурный кризис капитализма, из которого он достаточно быстро вышел путем реформ и серьезных трансформаций.

Ныне - это системный кризис. Кардинально меняются составные части экономической жизни, главное - основной производительной силой становятся наука, знания, овладение современными технологическими и информационными средствами. Проявлением системного кризиса является тот очевидный ныне факт, что капитализм не в состоянии технически и административно управлять экономическими и социальными процессами и прибегает к военной силе. На деле же - это проявление бессилия и агонии. Показательны в этом плане открытие третьего фронта (после Ирака и Афганистана) против Каддафи и убийство бен Ладена. Данные акции, представляющие собой нарушение норм международного права, повлекшие за собой человеческие жертвы, бессмысленны с точки зрения достижения поставленных целей. Режим Каддафи продолжает существовать, несмотря на варварские бомбардировки, смерть бен Ладена не ликвидировала сеть Аль-Каиды, не положила конец терроризму. (Более того, акция "морских котиков" усилила остроту афгано-пакистанского конфликтного узла, привела к активизации экстремистских группировок, усугубила опасность возможного шантажа ядерным потенциалом Пакистана).

Арабские революции стали новым витком в противостоянии Запада с исламским миром. Ливия стала третьей войной с исламскими странами (наряду с Афганистаном и Ираком) и не только проявлением, но закреплением присвоенного себе Америкой права вершить дела в мире по своему усмотрению, с учетом только собственных интересов в нарушение норм международного права и общепринятых принципов международных отношений.

Убийство бен Ладена, осуществленное с нарушением государственного суверенитета Пакистана, может обернуться эскалацией террористической деятельности со стороны Аль-Каиды, иных экстремистских мусульманских организаций как в Пакистане и Афганистане, так и в других районах, например, в Магрибе, где базируются отдельные группы Аль-Каиды.

В арабском мире складывается новая расстановка сил. Ситуация весьма подвижна и в каждой стране имеет свои специфические особенности.

Было бы ошибкой свести арабские революции к единому общему знаменателю. И если базовые причины, приведшие к волне массовых выступлений, в целом схожи: авторитарная система правления, отсутствие элементарных свобод, крайне низкий уровень экономического и социального развития, приведший к ужасающей нищете, огромный разрыв между узкой прослойкой коррупционной правящей верхушки и положением подавляющей части населения, то развитие событий в разных странах пошло по разным сценариям.

В Тунисе и Египте с развитыми социальными институтами и экономическими структурами, где общий уровень образования и национального сознания населения заметно выше, намечается процесс значительных движений и преобразований. Наиболее перспективной в этом плане представляется ситуация в Тунисе, где левые группы традиционно более организованны и пользуются влиянием среди населения (ныне в Тунисе существует 55 политических партий). Именно в Тунисе популярный лидер исламского движения "Нахда" представляет собой интеллектуальную элиту и наиболее умеренные исламские круги. Характерно, что он издавна поддерживал контакты с Р.Эрдоганом, которые в настоящее время активизировались.

В Египте на авансцену политической жизни вышли три основные политические силы: армия, молодежь и исламские организации, прежде всего "Братья- мусульмане" (примечательно, что "Братья-мусульмане" быстро создали свою политическую партию, где ряд важных постов отдали коптам, т.е. христианам, а также женщинам). Революция в Египте привела к принципиально важному повороту в его внешней политике - возвращению в лоно общеарабского курса, и постепенному отходу от практики особых отношений с Израилем (Египет снял блокаду Газы). Это объективно усилит позиции исламских организаций и, в частности, в вопросе борьбы за справедливое решение всех компонентов арабо-израильского конфликта (создание палестинского государства, вопрос об Иерусалиме, беженцах, границах и т.п.) как в плане политическом, так и нравственном - сохранении чести и достоинства арабской нации. Это неизбежно приведет к обострению отношений Египта с Израилем (уже открыто говорят о возможности аннулирования Кемп-Дэвидских соглашений) и вкупе с ситуацией в Сирии создает предпосылки для эвентуального военного столкновения. Эта новая роль Египта может изменить в целом состояние дел в арабо-израильском конфликте, поставив Израиль в крайне уязвимое положение, в ситуацию, когда он реально окажется в противостоянии окружающему его арабскому миру. Это усилит действие демографического фактора, своего рода "дамоклова меча", нависшего над Израилем, и впервые за последние 50 лет реально создает угрозу самому существованию государства Израиль в нынешнем его формате.

Отражением опасений в правящих кругах Израиля стало заявление Нетаньяху на встрече с президентом Б.Обамой в Вашингтоне в мае с.г., в котором израильский премьер, в ответ на американскую инициативу по урегулированию, категорически отверг возможность возвращения к границам 1967 г., ибо, по его словам, в силу новой демографической ситуации, безопасность Израиля в этих границах не может быть обеспечена. Тель-Авив крайне встревожен ожидаемым принятием на сессии ГА ООН резолюции о признании Палестинского государства в границах 1967 г.

Новым моментом, вызвавшим обеспокоенность Израиля, стал выдвинутый палестинцами, ставший популярным и принявший практическую форму лозунг "мирного возвращения беженцев". Ныне их общее число - более 4,7 млн. Именно арабские революции дали мощный психологический импульс решимости проведения в мае с.г. мирных акций беженцев, которые пересекали "красную черту" на границе для того, чтобы "вернуться к своим очагам". Это движение не приняло широкого характера, но, возможно, только пока. По мере того, как палестинцы будут ощущать укрепление своих сил, они будут шире прибегать к этому и другим подобным тактическим шагам.

В новом ракурсе, вновь в немалой степени благодаря арабской революции, встает и проблема Иерусалима. Это было на площади Тахрир в Египте, когда египтянин шейх Юсеф Кардави, весьма популярная личность среди мусульман (живет ныне в Катаре), призвал демонстрантов идти маршем во имя возвращения Иерусалима. Это - одна из самых "болевых точек", это - величайшая святыня для мусульманского мира, и ни один арабский лидер не решится поставить подпись под соглашением, где Восточный Иерусалим не провозглашался бы столицей арабского государства Палестины.

Арабские революции, каким бы ни был путь их дальнейшего развития в той или иной стране, сыграли важнейшую роль в том, что сдвигают с мертвой точки состояние дел в арабо-израильском конфликте. Прежде всего, в том плане, что выводят арабов из состояния летаргического оцепенения, они дали толчок преодолению засевшего в сознании страха (после стольких унизительных поражений) перед непобедимым Израилем, за спиной которого стоит самая мощная держава мира, и подтолкнули их к сопротивлению. Многое будет зависеть от того, насколько сами палестинские лидеры сумеют преодолеть внутренние разногласия и объединить ряды масс и вооруженных борцов. Огромное значение будет иметь и общая ситуация в регионе и в Европе.

В Йемене, где оппозиция представлена верхушкой племенных кланов, целью которых является установление собственной власти, противостояние властей способно привести к регрессу, к консервации феодальных трайбалистских традиций, обычаев, еще большему отбрасыванию страны на обочину исторического развития.

Режим Абдаллы Салеха, при всех очевидных слабых сторонах, ошибках и недостатках, объективно направлял страну к движению вперед, к созданию централизованного государства, к тому, чтобы вырвать массы населения из жерновов вековой отсталости, раздробленности, междоусобных стычек. Уход А. Салеха не только может отбросить Йемен на десятилетия назад, порушив ныне действующие программы модернизации страны, но и способен превратить территорию страны в питомник мусульманских экстремистских групп разных мастей.

Антиправительственные выступления в Сирии, явно провоцируемые и разжигаемые как определенными внутренними силами, так и из-за рубежа, создают крайне напряженную ситуацию для режима Б.Асада, которому удавалось до недавнего времени поддерживать стабильность, обеспечивать экономическое развитие, достаточно неплохой жизненный уровень основной части населения. Если сирийский президент окажется под давлением собственной внутренней оппозиции и прямых нападок со стороны Запада, загнанным в угол, он будет вынужден прибегнуть к акциям против Израиля. В этом он встретит безусловную поддержку большинства населения Сирии и других арабских и мусульманских стран. Оппозиция в этом случае будет вынуждена сложить оружие и пойти на попятную.

Крайне непредсказуемой остается ливийская ситуация. Бомбардировки НАТО могут привести к расчленению страны - отделению Киренаики. Политологи обсуждают и другой возможный сценарий - установление нового режима в Триполи, если Западу удастся убрать семью Каддафи (что пока представляется маловероятным). При любом исходе целый ряд аналитиков прогнозирует возможность усиления в стране исламистских элементов, что может привести к созданию в центре Средиземноморского региона, где расположены дешевые запасы высококачественной нефти и газа, опасного очага напряженности, особенно в силу неминуемого усиления миграционных потоков из Ливии и Туниса в Европу.

В целом ситуация на всем пространстве арабских революций остается крайне подвижной. Огромную трудность в получении приближенной к действительности истинной картины (чрезвычайно запутанной и постоянно меняющейся) и для анализа расстановки сил и перспектив развития в регионе представляет и то обстоятельство, что одним из ведущих, своего рода невольных кукловодов событий, оказываются современные СМИ. Отличительной особенностью событий на Ближнем Востоке является мощная, нередко решающая роль современных средств связи: Интернет (Твиттер и др. сети), каналы ТВ, прежде всего "Аль-Джезира", "Аль-Арабийя"). Это - эффективное орудие распространения информации, оперативной мобилизации масс, особенно молодежи, на выступления, целенаправленное формирование общественного мнения. Руководители СМИ технически препарируют события и преподносят их миллионам людей, сидящих у экрана и дисплея, в таком ракурсе, в котором они считают нужным, чтобы эти события были восприняты.

Как никогда ранее значимой стала пятничная молитва, во время которой осуществляется сильное психологическое воздействие на поведение верующих.

Характерной особенностью является то, что нынешние арабские революции - это стихийное движение масс, представляющее широкие слои населения, не имеющее руководящего центра, организованных структур и программы действий и даже конкретных задач, кроме, по сути, одной - свержение первого лица и отстранение от власти связанных с ним семейных кланов. Их соединили в один мощный поток общие эмоции - гнев, недовольство, ненависть к правящим элитам, которые людям даже просто "осточертели" за десятилетия нахождения у власти (Мубарак - 30 лет, Салех - 33, Каддафи - 42, Бен Али - 23 года), тем более, что они использовали ее для собственного обогащения.

Однако даже полгода спустя после первых выступлений и продолжающихся всплесков недовольства ни одна политическая сила в арабских революциях не сумела выработать понятную реалистическую программу следующего этапа развития, вокруг которой могли бы быть мобилизованы группы населения. Это представляет собой реальную опасность того, что арабские революции в итоге могут захлебнуться в собственном потоке. Происшедшие неизбежные сбои в процессе функционирования экономических, социальных, финансовых структур приведут к тому, что революции будут перерождаться, экономически страны будут отброшены назад, уровень жизни еще больше снизится, к власти придут новые лица, но из тех же правящих элит, или же, что возможно в Йемене и даже Ливии, из крайне радикальных исламских организаций.

Есть реальная опасность того, что сохраняющимся накалом недовольства, сгустком энергии "отрицания", а не созидания, могут воспользоваться реакционные внутренние и внешние силы для достижения собственных целей.

Прямым следствием арабских революций является формирование принципиально новой расстановки сил в Средиземноморском бассейне. Искра социальных революций на Южном побережье грозит перекинуться на Северное. Тлевшие там угли социального недовольства, явившегося проявлением системного кризиса капитализма, поначалу были подавлены во Франции, на Иберийском полуострове, в Греции осенью 2010 г. Но разрыв между богатыми и бедными, Севером и Югом проявился во всей глубине. Полностью несостоятельными оказались планы Барселонского процесса 1995 г. - не удалось создать ни зоны свободной торговли, обещанной в 2010 г., ни сократить фактический бойкот сельхозтоваров с Юга, не ослабло противодействие приему Турции в ЕС.

Характерной особенностью массовых выступлений в Европе является использование опыта, методов, лозунгов, в некотором роде инновационных в духе времени и научно-технического прогресса, египетских и тунисских выступлений (создание организационных комитетов, связь по Твиттеру, Интернету). Однако наиболее значительным в европейских выступлениях было четкое определение причин их недовольства и требований. "Платить за кризисы должны те, кто их создал, правители и банковские структуры, породившие финансовые пузыри", - говорят манифестанты в Греции, Португалии и Испании. Это типичный переход от экономических к политическим требованиям, как проявление классовой борьбы против власть имущих, коррупции, оглупления масс, попытки задушить свободы и волеизъявление голодным пайком и карательными методами: ужесточением норм труда, внедрением потогонной системы, сокращением пособий, пенсий.

Средиземноморье постепенно превращается в арену исламо-христианского противостояния. Стареющая и теряющая свои моральные ориентиры Европа, где происходит быстрый процесс дехристианизации, не в состоянии справиться с натиском мусульманской эмиграции. Ныне очевидно, что не оправдались надежды и планы на реализацию французской модели - по интеграции иммигрантов, ни английской - их ассимиляции в обществе, не сработала и не могла сработать американо-канадская модель (в силу совершенно иных условий) мультикультуризма. Мусульманская иммиграция не только не вписалась в европейское общество, но превратилась в изолированный, чуждый и, порой, вызывающий опасения анклав, который не только не готов принять, но отторгает многие практические и конкретные компоненты основополагающих принципов цивилизационного устройства в его европейском понимании, таких как права человека, свободы, терпимости, политкорректность и пр.

Исламофобия на Западе продолжает расти; правые партии запугивают угрозой превращения ислама в доминирующую силу и утратой европейцами своих корней и идентичности. Исламской угрозой размахивает, к примеру, итальянский премьер-министр С.Берлускони: "Я - ваша гарантия против нашествия мусульман", и этот трюк постоянно срабатывает и помогает этому политическому лидеру удерживаться на плаву.

В нынешних условиях явно доминирует тенденция к обострению пяти (арабо-израильский, Ирак, Иран, афгано-пакистанский и суданский) основных существующих в регионе кризисов. По мере этого обострения, будет усиливаться напряженность вокруг мусульманских общин в ЕС и США, особенно в связи с прибытием новых партий иммигрантов в поисках куска хлеба и лучшей жизни. Развитие современных средств связи и коммуникаций во много раз расширили размеры и темпы этого процесса.

Безусловно, необходимо время, чтобы сделать даже предварительные выводы и оценки значения арабских революций весны 2011 г. Процесс революционного бурления продолжается, переживая периоды спадов, подъемов, накалов, шараханий и относительного затишья. На данном этапе чрезвычайно сложно дать даже общие оценки этому движению уже в силу того, что оно, это движение, хотя и имеет во многом общие корни, состоит из множества различных самостоятельных компонентов. Еще большая сложность связана с тем, что трудно представить реальную картину событий, к тому же быстро меняющихся, ибо, наряду с основными акторами - внутренними и из-за рубежа, мощным участником событий является до сих пор никогда не присутствовавшая в политических событиях с таком размахом сила под названием СМИ. Мощь этого участника в том, что он виртуален, не осязаем и обладает силой, подобной лазерному лучу, который может высветить тот или иной факт или сделать его как бы не существующим для тех, кто не является непосредственным свидетелем событий.

И все же можно со всем основанием сказать: да, арабские революции весны 2011 г. стали поворотным переломным моментом в истории стран Ближнего Востока. Именно благодаря революционным выступлениям, наступил перелом в преодолении народами страха перед всемогущей и вечной властью, в преодолении собственной инерции, апатии, чувства безнадежности, бессилия, неспособности противодействовать тирании, насилию, коррупции. Это огромной значимости психологический феномен. Люди, объединившись, смогли сбросить, казалось, незыблемую власть. И это - мощный стимул для выступления оппозиции против правящего режима.

Коренной вопрос ныне - к чему приведут эти выступления, каковы их движущие силы в той или иной стране? Уже сейчас выявляется, что если одни искренне стремятся к достижению изменений с целью создания современного, более социально справедливого, демократического общества, то другие преследуют собственные корыстные цели или представляют собой орудие реализации задач внешних сил. Это особенно характерно для событий в Йемене и Сирии. И в абсолютном большинстве случаев у восставших нет ни руководящего центра, ни даже четких ближайших целей, ни стратегического видения.

Важным реально осязаемым результатом арабских революций стало то, что они дали урок правителям ряда арабских стран, прежде всего монархиям, в которых отдельные выступления не переросли в широкомасштабные. Короли Иордании и Марокко, просвещенные, по распространенному мнению, монархи, осознав необходимость упредить возможный неблагоприятный для них поворот событий и одновременно сохранить внутреннюю стабильность, отказались от абсолютной власти, выступили с программами проведения демократизации, передачи значительной части своих полномочий выборным органам, расширения социальных свобод и т.п.

Близость России к арабо-мусульманской цивилизации хорошо известна. И в современном сообществе Россия и исламский мир - это объективно постоянно действующие не только географические, исторические, экономические величины, тесно связанные духовными и культурными узами, общностью традиций и мировоззрения. Это - два сегмента мировой политики, обладающие огромным человеческим и экономическим потенциалом, что определяет их ответственность и роль в мировых делах в целом и в мусульманской Умме, в частности.

Осознание этой исторической реальности и принятие ее как постоянного фактора является первоосновой для выработки исторически и научно обоснованной стратегической концепции и конкретной политической линии нашего государства на современном этапе.

Россия не должна отстраняться от нынешних процессов на арабском Востоке. Традиционная для нас роль примирителя, отстаивающего все аспекты социальной справедливости, должна в полном объеме проявиться и сегодня.

Рогова Марина Васильевна - сотрудник Центра партнерства цивилизаций МГИМО (У) МИД РФ, Попов Вениамин Викторович - директор Центра партнерства цивилизаций, Чрезвычайный и Полномочный посол, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

По информации - Новое Восточное Обозрение

02.07.2011