С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Борис Долгов

АРАБСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ: ПРИЧИНЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Массовые протестные движения, охватившие арабский мир в конце 2010 - первой половине 2011 гг., затронули целый ряд стран: Тунис, Египет, Алжир, Марокко, Иорданию, Ирак, Судан, Ливан, Бахрейн, Йемен, Ливию, Сирию. Попытки проведения антиправительственных манифестаций имели место в Кувейте и в восточных районах Саудовской Аравии. Глубинные причины социального протеста в арабском мире имеют как внутренний, так и внешний характер. В то же время в каждой стране они обусловлены спецификой исторического развития, религиозной, социально-экономической и политической ситуацией. Основными внутренними причинами массовых антиправительственных движений в большинстве вышеуказанных арабских стран явились обострение социально-экономических проблем, низкий уровень жизни неимущих слоев населения, отсутствие жизненных перспектив для значительной части молодежи. Важными факторами стали коррупция и непотизм правящей верхушки, подавление ею демократических свобод при формальном их соблюдении в режиме "управляемой демократии". Существенную роль играли также социально-демографические особенности арабских стран. В большинстве из них молодые люди в возрасте до 35 лет составляют до 50% населения. Именно они в большей степени страдают от нерешенности социально-экономических проблем. Так, например, безработица среди этой категории населения достигает 50% и выше. Причем безработными оказывается большое число дипломированных специалистов (особенно по гуманитарным специальностям) из-за отсутствия рабочих мест. Они не могут применить свои знания, занять достойное место в обществе, что особенно характерно для Туниса и Египта. По этой причине они зачастую не имеют возможности создать семью, что является немаловажной проблемой, т.к. семейные ценности в арабо-мусульманском обществе занимают достаточно важное место. Представитель именно этой части молодежи предпринял акт самосожжения в Тунисе после того как полицейские конфисковали его товар (лоток с фруктами), что послужило своеобразной искрой, из которой разгорелось пламя тунисского социального взрыва. Затем попытки самосожжения молодых безработных были предприняты в других арабских странах (в Египте молодой безработный пытался сжечь себя перед зданием парламента). В то же время среди этой категории населения в наибольшей степени наблюдается рост гражданского самосознания и стремление к демократическим свободам.

В Тунисе вокруг стареющего президента Зин аль-Абидин Бен Али, бессменно руководившего страной с 1987 г., процветали коррупция и протекционизм. До трети экономики страны контролировалось семьей президента и кланом его супруги Лейлы Трабелси, которые владели капиталом в размере 7 млрд. евро. Тунис представлял собой типичный пример квази-демократии - за фасадом формальных демократических институтов (всеобщих альтернативных выборов, двухпалатного парламента, многопартийной системы, разделения властей, профсоюзов, различных общественных, женских, молодежных организаций) действовал авторитарный режим личной власти. Полицейский аппарат при Бен Али насчитывал до 150 тыс. сотрудников (население Туниса составляет 10 млн. чел.). Жесткие меры, использовавшиеся режимом Бен Али против манифестантов (в результате столкновений с полицией в Тунисе погибло около 200 манифестантов), не привели к подавлению протестного движения. В результате трехнедельных манифестаций и столкновений противников режима с полицией, Бен Али был вынужден уйти в отставку и 14 января 2011 г. покинул Тунис. По свидетельствам очевидцев, шеф политической полиции генерал Али Сериати, руководивший президентской охраной, и супруга президента Лейла Трабелси принудили Бен Али вылететь в Саудовскую Аравию (президент был ослаблен болезнью - раком простаты, поэтому влияние супруги и Али Сериати на него и на государственные дела было достаточно значительным). За два дня до этого начальник генерального штаба тунисской армии Рашид Аммар отказался выполнить приказ Бен Али применить оружие против манифестантов.

После падения режима армия в основном контролировала ситуацию, однако имели место акты насилия, самосуда и бандитизма. Государственная инфраструктура была во многом парализована. Тем более что оппозицию режиму Бен Али в целом отличали организационная слабость, разобщенность и малочисленность. Легальная политическая оппозиция была представлена "Демократической прогрессивной партией" (ДПП) и партией "Форум за демократию, труд и свободу". Кроме того, полулегально действовали партия "Республиканский конгресс", стоящая на либерально-демократических позициях, Коммунистическая партия тунисских рабочих (КПТР), ратующая за социализм троцкистского типа, и исламистская Нахда (Возрождение), переименованная позже в Партию исламской направленности (ПИН). В ходе протестных манифестаций в январе 2011 г. наибольшую активность проявляли лидеры ДПП Майя аль-Джариби и Наджиб аш-Шабби. Из-за рубежа в страну возвращались вынужденные в свое время эмигрировать противники режима. Так, в Тунис вернулся бывший лидер ПИН и видный исламистский идеолог Рашид Ганнуши (род. в 1942 г.), по инициативе которого партия ПИН была вновь официально зарегистрирована. В Тунисе ситуация продолжала развиваться по революционному сценарию. Исполняющий обязанности президента Фуад Мебазаа по требованию лидеров, возглавлявших оппозицию Бен Али, назначил новым премьер-министром Бежи Каид Ессебси (род. в 1927 г.), являвшимся соратником еще первого президента Туниса Х.Бургибы. Была распущена бывшая правящая партия "Демократическое конституционное объединение" (ДКО) и создана комиссия по расследованию актов коррупции и злоупотреблений, имевших место при Бен Али. Было принято решение (в частности, по требованию генерального секретаря ПДП Майи Джариби) о создании Высшего комитета по защите революции, политических реформ и демократическому развитию. В него должны войти представители политических партий, профсоюзов, общественных объединений Туниса. В то же время социально-экономическая ситуация в стране остается достаточно не стабильной, что провоцирует эмиграцию (в т.ч. нелегальную) многих тунисцев в Европу. Продолжаются разногласия среди различных политических сил, претендующих на власть в Тунисе. Так, из состава нового правительства вышли ранее назначенные министрами председатель ПДП Наджиб Шабби и генеральный секретарь партии Ат-Тадждид ("Обновление") Ахмед Брахим. Эти партии наиболее активно выступали против режима Бен Али. Причиной их демарша стало то, что премьер-министр Б.Ессебси запретил членам правительства участвовать в парламентских и президентских выборах ранее назначенных на июль 2011 г., но затем перенесенных на октябрь того же года.

Что касается основных причин кризиса в Египте и падения режима президента Хосни Мубарака, необходимо иметь в виду как объективные, так и субъективные внутренние факторы. К объективным можно отнести уникальную географическую и отчасти демографическую ситуацию в стране. Большая часть территории Египта (общая площадь - чуть более 1 млн. кв. км) представляет собой пустыню, и только примерно от 4% до 6% территории пригодны для хозяйственной деятельности - это в основном долина и дельта Нила. На этом пространстве проживает 96% населения Египта (85 млн. чел.) при демографическом росте примерно в 2,1% в год. При таком положении страна нуждается в очень грамотной и взвешенной экономической политике. Однако после отказа от идеи построения "арабского социализма", проводившейся в жизнь Гамалем Абдель Насером, и переходом с середины 1970-х гг. к политике "открытых дверей" (инфитах), т.е. свободного рынка, в Египте, наряду с повышением рентабельности экономики, быстрыми темпами прогрессировали безработица, рост цен, расслоение общества. Появился слой "нуворишей" (в Египте их называют "жирными котами") и, в то же время, происходила пауперизация и маргинализация части населения. С 2000-х гг. страна вступила в полосу социально-экономического кризиса, безработица превысила (по официальным, явно заниженным данным) 11%. Причем среди молодежи, как и в Тунисе, этот процент был гораздо выше. Несмотря на определенную стабилизацию экономической ситуации в результате проведенных в последние годы реформ (рост ВВП - 7,5% в год), значительная часть жителей страны (по разным данным, от 20% до 40%) живет на доход, составляющий менее $2 в день, и существует только благодаря субсидиям государства на продовольственные товары. Режим власти, как и в Тунисе, представлял собой фасадную коррумпированную "управляемую демократию", где президент Мубарак правил с 1981 г. в условиях режима чрезвычайного положения и готовил своего младшего сына Гамаля в качестве преемника на президентских выборах в 2011 г. По некоторым оценкам, состояние семьи Мубарака достигало 40-70 млрд. долл. Возмущение в египетском обществе вызвали явное использование "административного ресурса" и фальсификация итогов парламентских выборов в ноябре 2010 г., что также сыграло роль в падении режима. В результате продолжавшихся почти три недели массовых протестных манифестаций Мубарак 11 февраля 2011 г. ушел в отставку и передал свои функции вице-президенту Омару Сулейману, являвшемуся руководителем Службы общей разведки. Фактически власть перешла к Высшему военному совету египетской армии во главе с министром обороны Хусейном ат-Тантави. Высший военный совет приостановил действие конституции, поручил специально назначенной комиссии подготовить проект поправок к конституции, который хотя и был одобрен на общенациональном референдуме, но, тем не менее, вызвал множество протестов со стороны наиболее радикально настроенных политических лидеров, требовавших принять новую конституцию. На ноябрь-декабрь 2011 г. в Египте назначены парламентские и президентские выборы. Что касается движущих сил египетского протестного движения, то они, как и в Тунисе, были представлены массами молодых безработных, в т.ч. дипломированных специалистов, не приемлющих коррумпированный режим личной власти. Протестные манифестации в основном носили стихийный характер, однако непосредственным поводом для них послужило очередное повышение цен (в известной мере и пример Туниса). Позднее к протестному движению присоединились оппозиционные политические партии, стоящие на либерально-демократической платформе: это, прежде всего, Аль-Гад ("Завтра") и Кифайа ("Хватит!"), которые пока еще относительно слабы и не пользуются значительным влиянием. На этом же этапе в протестное движение активно включились "Братья-мусульмане", которые, в отличие от светских партий, обладают значительным влиянием среди достаточной части египтян. Причем в начале манифестаций протеста "Братья" заявили, что они не примут участия в антиправительственных выступлениях, что было сделано для того, чтобы не дать повод властям для репрессивных мер. "Братья" присоединились к протестующим после т.н. "сражения верблюдов и лошадей" (попытки сторонников Мубарака рассеять манифестантов, ворвавшись в их ряды на верблюдах и лошадях). "Братья" периодически подвергались репрессиям в период правления Мубарака, но, тем не менее, являлись и остаются на настоящий момент наиболее массовым и организованным общественно-политическим движением в Египте. Участие "Братьев" в манифестациях протеста, по словам профессора Каирского университета Абу Аль-Хасана Бакри, "придало египетской революции больший вес". "Братья" создают свою массовую политическую "Партию свободы и справедливости". Руководитель "Братьев-мусульман" Мухаммед Бади (род. в 1944 г.) заявил, что "Братья" не будут выставлять своего кандидата на пост президента Египта, но будут участвовать в парламентских выборах, на которых они надеются завоевать 30% депутатских мест. Наряду с "Братьями-мусульманами", в Египте формируется более радикальное исламистское "салафитское" движение. Салафиты не получили официальной регистрации, но, тем не менее, они выступают на телевидении и являются наиболее жесткими критиками новых египетских властей. В протестном движении участвовали и пытались играть в нем роль лидеров такие известные политические фигуры, как Мухаммед аль-Барадей, бывший председатель МАГАТЭ, и Умр Муса, Генеральный секретарь Лиги арабских государств (ЛАГ). В ходе протестных акций усилились новые молодежные движения, выдвигающие лозунги демократических реформ, такие как "Молодежь революции", "Двадцать пятое января" и "Шестое апреля". В манифестациях участвовали также представители левых движений, имеющих немало сторонников, и "насеристы", исповедующие идеи "арабского социализма".

Социально-экономическая ситуация в Египте остается достаточно сложной. Экономика страны переживает временный спад, особенно это касается сферы туризма, что представляет собой закономерное явление в период политической нестабильности. В марте-апреле 2011 г. в Каире вновь прошли демонстрации. Под давлением протестующих был отправлен в отставку премьер-министр Ахмед Шафик, отставной генерал и бывший начальник штаба ВВС, а новым главой правительства стал занимавший ранее пост министра транспорта Исам Шараф, принимавший активное участие в демонстрациях против режима Мубарака. Анализируя факторы, способствовавшие победе народных движений в Египте и Тунисе, безусловно, необходимо отметить ключевую роль армии. Как в Тунисе, где армия отказалась подчиняться президенту Бен Али, так и в Египте, где армия сохранила нейтралитет, позиция военных оказалась решающей для исхода противостояния.

Относительно внешних факторов, повлиявших на обострение социально-экономических проблем в арабском мире, то это, прежде всего, мировой финансово-экономический кризис, в разной мере затронувший экономики всех арабских стран. Так, например, мировой кризис привел к резкому сокращению тунисского экспорта, ориентированного на страны ЕС, где из-за кризиса происходило свертывание производства. Финансово-банковская сфера Туниса также испытала негативные последствия финансовых проблем банковской системы ЕС, в частности, французского банка "Сосьете женераль". Сократилось число иностранных туристов, посещавших Тунис и Египет, большую часть которых составляли граждане европейских стран. Наряду с этим, государства Евросоюза сократили прием иностранных рабочих и дипломированных специалистов-иммигрантов, в т.ч., из Туниса и Египта. Последствия мирового финансового кризиса, а также повышение в 2007-2008 гг. мировых цен на продовольствие стали причинами демонстраций протеста и забастовок в Египте (только в 2007-2008 гг. было отмечено 580 забастовок). Достаточно важным внешним фактором, влиявшим на динамику кризисных явлений в арабских странах, явилось вмешательство в них в той или иной форме внешних сил, прежде всего, великих держав и соседних арабо-мусульманских стран. В то же время существенную роль в развитии демократических процессов в Египте и Тунисе играет их поддержка, в т.ч. финансовая, о которой объявили ЕС, США и группа наиболее развитых стран G8.

Что касается таких арабских стран, как Йемен, Бахрейн, Ливия, Сирия, то здесь на причины кризисных явлений, наряду с проблемами социально-экономического характера, накладываются факторы, обусловленные спецификой исторического развития этих стран, структуры общества и внутриполитической ситуации. Так, в Йемене - это действия шиитских повстанцев на севере страны (примерно 40% населения Йемена являются шиитами), сепаратистское движение на юге, обусловленное существованием в течение достаточно длительного периода (с начала ХХ в. до 1990 г.) двух государств на территории Йемена - Северного и Южного. Причем если Северный Йемен всегда был оплотом исламской религии, то Южный с момента завоевания независимости и провозглашения Народно-демократической республики Йемен с 1970 г. и до 1990 г. проводил политику социалистической ориентации. В настоящее время в Йемене существенным влиянием обладают исламисты. Немаловажную роль здесь играет также межплеменное и межклановое противостояние, приведшее к вооруженным столкновениям между правительственными войсками президента Али Абдаллы Салеха и повстанцами Конфедерации племен во главе с шейхом Аль-Ахмаром, требовавшими его отставки и демократизации режима. В ходе столкновений президент Салех был серьезно ранен и был вынужден проходить курс лечения в Саудовской Аравии. Обязанности президента в этот период временно исполнял вице-президент Абд ар-Руба Махмуд Хади. Политической нестабильностью в Йемене пользуются исламисты, в т.ч. вооруженные группировки, связанные с Аль-Каидой, которые начинают проявлять все большую активность в стране.

На Бахрейне - это, в известной мере, межконфессиональное противостояние суннитского меньшинства во главе с правящей династией Аль-Халифа с борющимся за равные с суннитами права шиитским большинством, составляющим 70% населения страны. Наряду с этим, протестующие требовали проведения демократических реформ, превращения Бахрейна в парламентское королевство и даже низвержения правящей династии. По некоторым данным, негласную поддержку повстанцам оказывал Иран, в состав которого Бахрейн входил в IV-VI вв. н.э., и на территорию которого Иран продолжает претендовать. В то же время на Бахрейн вернулись и примкнули к протестующим некоторые оппозиционные деятели, в т.ч. левого политического спектра. Однако после визита на Бахрейн министра обороны США (на Бахрейне расположена база американских ВМС) в страну были введены войска Саудовской Аравии, с помощью которых правящему режиму удалось подавить оппозиционное движение. Причем, по сообщениям иранских и некоторых арабских СМИ, в результате жесткого подавления протестных выступлений погибли сотни манифестантов (среди них известная бахрейнская поэтесса Аят Гермези (род. в 1991 г.), которая скончалась в тюрьме после пыток и насилия), около 600 противников режима пропали без вести.

В Ливии - это недовольство населения узурпировавшей власть семьей Каддафи и приближенных к ней кланов, стремление части среднего класса к демократическим преобразованиям, межклановое и межплеменное противоборство, а также действие исламистского фактора. Начавшиеся в середине февраля 2011 г. массовые протестные демонстрации против режима Муаммара Каддафи вскоре переросли в вооруженное восстание. Под контролем повстанцев оказались восточные провинции с центром в г. Бенгази. Восставшие овладели рядом городов на побережье Средиземного моря, на их сторону перешли отдельные подразделения ливийской армии, а также ряд послов Ливии за рубежом и несколько представителей Ливии в организациях ООН. В Бенгази был сформирован Национальный переходный совет (НПС), который возглавил Мустафа Абдель Джалиль, бывший министр юстиции в руководстве Каддафи. В НПС, объявившим себя подлинным представителем ливийского народа, вошли лидеры оппозиции, представляющие собой достаточно разнородные силы от либерал-демократов до представителей левых движений. ЕС на своей внеочередной сессии и руководство США приветствовали создание НПС и признали его в качестве "политического партнера" для дальнейших переговоров. М. Каддафи в нескольких телеобращениях и интервью охарактеризовал действия повстанцев как "мятеж, организованный террористами Аль-Каиды и внешними силами", и заявил о своей решимости "при полной поддержке ливийского народа подавить мятеж". О готовности армии и сторонников Каддафи "освободить страну от мятежников" заявлял в своих интервью Сейф аль-Ислам, сын М. Каддафи. В течение марта верные Каддафи части ливийской армии вытеснили повстанцев из многих ранее взятых ими городов на побережье, включая крупные нефтяные терминалы Рас Аль-Нур, Марс аль-Брегга. М.Каддафи объявил амнистию военнослужащим ливийской армии, перешедшим на сторону повстанцев, в случае прекращения ими сопротивления и явки с повинной. С таким же призывом обратились к повстанцам шейхи ливийских племен-союзников Каддафи.

Причины возникновения протестного движения в Ливии в значительной степени отличаются от таковых в Тунисе, Египте и других арабских странах. Ливия - богатая нефтедобывающая страна с небольшим населением (в 2007 г. там проживало 5,24 млн. чел.) и достаточно высоким уровнем жизни. Официально "лидер ливийской революции" (таков титул М.Каддафи) не занимает никаких государственных постов. В соответствии с доктриной, изложенной М.Каддафи в его "Зеленой книге", представляющей собой симбиоз идей панарабизма, ислама и арабского социализма, в Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии (таково официальное название Ливии) создан достаточно уникальный государственно-политический строй - "власть народа, осуществляемая через народные комитеты". После свержения монархического строя и прихода в 1969 г. к власти М.Каддафи в Ливии введены бесплатное образование, медицинское обслуживание, относительно низкие цены на продукты питания и бензин. Поэтому социально-экономический фактор не играет определяющую роль в возникновении протестного движения. Ливийское общество - это, в известной мере, конгломерат племен и кланов. Среди них существенную роль играют суфийские ордена, в частности, орден сенуситов, исповедующий ортодоксальный ислам и не приемлющий официальную идеологию "Зеленой книги". Влияние этого ордена больше всего было распространено на востоке Ливии, откуда происходил (сам являвшийся сенуситом) король Идрис I, которого свергнул М.Каддафи. Поэтому появление у повстанцев, борющихся с Каддафи, государственных флагов Ливии времен короля Идриса I, а также восстановление королевского гимна нельзя считать случайностью. В то же время исламистский фактор явно присутствует в протестном движении. Подконтрольное Каддафи ливийское телевидение не раз демонстрировало кадры с якобы захваченными в плен боевиками Аль-Каиды. В 1990-2000-х гг. радикальные исламистские группировки пытались осуществлять террористические акты на территории Ливии. Речь идет, прежде всего, о Вооруженной исламской ливийской группе (Ливийская ВИГ), созданной в Ливии в середине 1990-х гг. и осуществлявшей тогда контакты с Вооруженными исламскими группами, действовавшими в Алжире (Алжирская ВИГ). Справедливости ради стоит напомнить, что режим Каддафи в отношении исламистов проводил политику их жесткого подавления. Сам М.Каддафи считал неприемлемой исламистскую идеологию, характеризуя в своей книге "Без пятничной молитвы" исламистов, как "лицемеров, стремящихся подменить ислам исламизмом". Необходимо отметить, что в последние годы ливийские исламисты были в достаточной степени ослаблены и официально отказались от вооруженной борьбы. В связи с чем режим Каддафи пошел с ними на некое примирение, освободив из тюрем около 200 боевиков (около 300 все еще отбывают тюремное наказание). Наряду с этим, на территорию Ливии проникали боевики из действующей в Алжире радикальной исламистской группировки - "Организация Аль-Каида исламского государства Магриб" (Аль-Каида исламского Магриба). В конце марта 2011 г. появились сообщения (также не подтвержденные документально) о появлении в рядах повстанцев боевиков-добровольцев из ливанского движения Хизбалла. Конкретных фактов о действиях исламистских боевиков в настоящее время в Ливии нет. Однако вопрос этот остается открытым. Тем более что повстанцы действовали достаточно разрозненно и единое командование у них было сформировано только в начале апреля. Их вооруженные формирования состоят, в основном, из слабоорганизованных и не отличающихся дисциплинированностью добровольцев. Таким образом, с продолжением военных действий в Ливии возможность проникновения на ее территорию исламистских боевиков нельзя сбрасывать со счетов.

В то же время США и ЕС в своей поддержке ливийских оппозиционных сил рассчитывают, что в их руководстве представлены в основном те, кто придерживается демократических принципов и ориентирован на союз с Западом. Применение ливийскими властями военной силы против начинавшихся протестных демонстраций было единодушно осуждено ЕС, США и большинством других стран. Совет Безопасности ООН одобрил наложение санкций на Ливию. Они включали в себя эмбарго на поставку вооружений и замораживание ливийских авуаров. Членам семьи Каддафи и высшим ливийским чиновникам был запрещен въезд в страны ЕС. Опираясь на резолюцию СБ ООН 1973, Франция, Британия и США приступили к массированным бомбардировкам ливийских военных объектов, позиций верных М.Каддафи войск и резиденций ливийского лидера. Появлялись сообщения (не подтвержденные официально) о том, что Б.Обама санкционировал операцию ЦРУ по уничтожению самого Муаммара Каддафи. Однако поддержка военно-воздушных и военно-морских сил западной коалиции не привела к военному успеху ливийских повстанцев и падению режима Каддафи. Войска Каддафи достаточно успешно использовали тактику, о возможности применения которой еще до начала интервенции предупреждали военные специалисты, а именно, продвижение на максимально близкое расстояние к позициям повстанцев, завязывание уличных боев, прорыв в расположение отрядов повстанцев и обстрел с этих позиций авиации западной коалиции. Такая тактика затрудняла действия авиации Запада. В итоге коалиция нередко по ошибке наносила удары по повстанцам и по мирным объектам, в т.ч., больницам и жилым домам. Протест в связи с гибелью мирных жителей в результате авианалетов коалиции выразил Генеральный секретарь Лиги арабских государств Амр Муса. Министр иностранных дел РФ С.Лавров, в свою очередь, заявил, что "авиаудары по ливийским правительственным войскам выходят за рамки резолюции СБ ООН и являются вмешательством в гражданскую войну, идущую в Ливии". План политического урегулирования, предложенный Африканским союзом (АС), был отвергнут Временным национальным советом, т.к. он "не гарантирует отстранение от власти М.Каддафи". Позицию повстанцев поддержали участники проходившего в Катаре заседания Международной контактной группы по Ливии и совещания стран-членов НАТО в Берлине. Согласно принятому решению, ливийские повстанцы получают от западной коалиции финансовую и материальную поддержку, включая поставки вооружения. Страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южно-Африканская республика), напротив, заявили о неправомерности военного вмешательства во внутренние дела Ливии. В то же время президент РФ Д.Медведев указал, что режим М.Каддафи "потерял свою легитимность, когда начал стрелять в свой народ". В то же время специальный представитель президента РФ М.Маргелов в июне 2011 г. имел встречи в Бенгази и Триполи с представителями противоборствующих сторон. В свою очередь в руководстве Каддафи подтвердили, что в Париже прошла неофициальная встреча представителей правительства Каддафи и оппозиции из ПНС.

Достаточно длительное вооруженное противостояние в Ливии и относительная устойчивость, которую продемонстрировал режим Каддафи, даже несмотря на непрекращающуюся помощь повстанцам со стороны НАТО, объясняются рядом факторов. Во-первых, Каддафи пользуется поддержкой части населения, в т.ч. шейхов племен Триполитании - западной части Ливии. Во-вторых, в Ливии, в отличие от Туниса и Египта, армия осталась верной правительству. В-третьих, это внешние факторы, и прежде всего отсутствие единства среди стран-членов Североатлантического союза.

Дальнейшее развитие конфликта в Ливии может привести к расколу страны на Триполитанию (западные области), где сильны сторонники Каддафи, и Киренаику (восточные области), где многие поддерживают Национальный переходный совет. Возможен также выход на авансцену новых политических сил, в т.ч. умеренных исламистов.

В Сирии протестные выступления с требованием демократических реформ, начавшиеся в марте 2011 г., вскоре переросли в столкновения с силами правопорядка и призывам к свержению правящего режима. Башар Асад, избранный президентом Сирии в 2000 г. после смерти своего отца Хафеза Асада, объявил о предстоящем проведении реформ в социально-экономической и политической сфере, в т.ч. предоставления большей свободы политическим партиям, а также снятии запрета с сирийского движения "Братья-мусульмане". Тем не менее, манифестации и столкновения продолжались и принимали все более ожесточенный характер. Акции протеста имели место в ряде городов Сирии, в основном пограничных с Иорданией, Ливаном, Турцией, а также в пригородах Дамаска. К июню 2011 г. число жертв среди участников манифестаций, по утверждениям правозащитных организаций, достигло свыше 1 тыс. 300 чел. и среди сотрудников правоохранительных органов, по официальным данным, свыше 340. Наиболее драматические события происходили в г. Джиср аш-Шугур (ок. 50 тыс. жителей), на границе с Турцией, где погибли около 120 сотрудников службы безопасности и полиции. Оппозиционные режиму силы заявляли, что эти сотрудники якобы отказавшиеся "стрелять в народ", были расстреляны сирийской армией. Официальные власти обвинили в их гибели "вооруженных боевиков-террористов, проникших в Сирию из-за рубежа" и направили в Джиср аш-Шугур армейские подразделения, которые вошли в город после перестрелки с боевиками, часть которых отошла в горные районы. Боевые действия вызвали массовый (ок. 10 тыс.) исход жителей Джиср аш-Шугур в соседнюю Турцию, где для них были созданы специальные лагеря беженцев. Страны Запада осудили действия сирийского руководства, охарактеризовав его как "подавление требований демократических реформ". Франция выступила с инициативой проекта резолюции СБ ООН по введению против Сирии санкций, аналогичных, принятым против Ливии. Однако Россия и Китай не поддержали резолюцию, заявив, что наложат на нее вето.

Среди причин протестных выступлений в Сирии социально-экономический аспект, так же как и в Ливии, не является основным. На первое место здесь можно поставить недовольство определенной части населения всевластием алавитского семейства Асадов, стоящих у власти в Сирии более 40 лет, и, соответственно, протекционизмом и коррупцией во властной верхушке (хотя и в меньшей степени, чем в Тунисе и Египте), отсутствием реальных демократических свобод. В то же время правящая в Сирии Партия арабского социалистического возрождения (ПАСВ или Баас - возрождение (араб.), доктрина которой представляла собой синтез арабского национализма, ислама и элементов социализма, уделяла достаточное внимание решению социально-экономических проблем. В Сирии было введено бесплатное медицинское обслуживание, бесплатное образование, относительно низкие цены на продукты питания, достигнут приемлемый уровень жизни для большей части населения. Показателем того, что значительная часть сирийских граждан выступает за сохранение существующего режима, стали прошедшие в июне 2011 г. в различных городах, в т.ч., в Дамаске многочисленные митинги в поддержку Башара Асада, собравшие десятки тысяч человек. Б.Асад в своем выступлении 20 июня охарактеризовал протестные выступления как "заговор, в т.ч. направляемый извне, имеющий целью дестабилизировать ситуацию". В то же время он подтвердил, что есть граждане, которые хотят больших демократических свобод, но их требования "должны выражаться в форме, предусмотренной законом". Б.Асад выступил за продолжение демократических реформ, в частности, введение многопартийности и за диалог с оппозицией. Тем не менее, оппозиция призвала своих сторонников продолжать протестные акции с требованием отставки президента Асада. Силы, оппозиционные правящему режиму, представлены как политической оппозицией, среди которой есть бывшие члены сирийского руководства, выступающие против курса Башара Асада, так и исламистами, действовавшими в Сирии с 1980-х гг., выступления которых в тот период были жестко подавлены армией. Центры оппозиции находятся в основном за пределами Сирии (в Турции, Ливане, Иордании) и пользуются поддержкой извне. В этой связи необходимо учитывать, что Сирия, будучи давним союзником Ирана (со времен ирано-иракской войны) и поддерживая Палестинское движение сопротивления, является достаточно активным участником глобальной политики. Соответственно, имеются внешние силы, которые пытаются влиять на внутрисирийский конфликт для достижения своих целей. В то же время исход внутрисирийского противостояния во многом зависит от лояльности армии и правоохранительных структур правящему режиму, а также позиции великих держав - постоянных членов СБ ООН.

Характер массовых протестных выступлений, их движущих сил и лозунгов свидетельствуют о том, что в арабских странах, в частности, в Тунисе и Египте, идет процесс становления гражданского общества. Общественно-политические силы - носители демократических ценностей состоят, в основном, из достаточно образованной молодежи, связывающей будущее своей страны с демократическим развитием. Отличительной чертой протестных движений стало использование ими современных коммуникационных средств. Рупорами и организаторами массовых манифестаций становились не политические лидеры (примкнувшие к движению позже), а молодые люди, имевшие возможность через систему коллективных блогов, фейсбуков, социальных сетей Интернета распространять оперативную информацию и обращаться с призывами к тысячам своих сторонников. Особенностью "арабской весны" 2010-2011 гг. явилось также то, что протестные демонстрации проходили под светскими лозунгами в отличие от арабских национально-освободительных и антимонархических революций второй половины ХХ в. и иранской революции 1979 г. Тем не менее, исламистские силы участвовали в свержении правящих режимов в Египте, в меньшей степени в Тунисе, и продолжают в той или иной мере принимать участие в протестных акциях в других арабских странах. В то же время в результате "арабской весны" политические изменения, произошедшие в Тунисе и Египте, коснулись лишь верхнего эшелона властной элиты. Структура власти до настоящего времени не претерпела каких-либо серьезных изменений. Не произошло также существенного реформирования социально-экономической сферы, если не считать повышения зарплаты госслужащим. Такой итог явно не устраивает ту часть общества, которая активно участвовала в свержении старых режимов. В то же время, очевидно, что существующие в арабских странах социально-экономические проблемы невозможно решить за короткий срок. Очевидно, также, что формирование демократической структуры власти само по себе также не решает данных проблем. Для их решения необходим взвешенный политический курс с социальной направленностью. В протестном движении, выступавшем против коррумпированных авторитарных режимов, наряду с политическими силами, носителями общедемократических ценностей, участвовало и исламистское движение, которое на тот момент не являлось главной движущей силой протеста. Однако в случае затягивания решения острых социально-экономических проблем "исламский проект" снова может выйти на политическую авансцену.

Долгов Борис Васильевич - кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение"

По информации - Новое Восточное Обозрение

23.06.2011