С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Барак Барфи

НАСКОЛЬКО НОВА "НОВАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА" ЕГИПТА?

Спустя несколько месяцев после отставки президента Египта Хосни Мубарака его преемники объявили о переменах во внешней политике путем налаживания отношений с бывшими противниками. Правительство Египта приветствовало иранских дипломатов и распростерло объятия палестинской группировке "ХАМАС". Многие интерпретируют такие шаги как явное доказательство стремления Египта к дипломатии, которая не подчиняется американским интересам.

Однако Мубарак никогда полностью не соответствовал представлению его недоброжелателей как американского лакея. В действительности первостепенное место в мыслях Мубарака занимала необходимость угождать его благотворителям из Саудовской Аравии, а не из Соединенных Штатов. Хотя он иногда и поддерживал политику США, Мубарак часто давал США отпор, когда их позиции не согласовывались с его собственными.

После окончания войны октября 1973 г. арабо-израильский мир был краеугольным камнем повестки дня Америки на Ближнем Востоке. США часто смотрели на Египет, наиболее важную и влиятельную арабскую страну, как на ведущего игрока в содействии достижения этой цели. И, когда ему это было выгодно, Мубарак сыграл свою роль. Когда покойный палестинский лидер Ясир Арафат унизил Мубарака перед госсекретарем США и международными средствами массовой информации, отказавшись подписывать приложения к израильско-палестинскому соглашению, согласованные в Каире, Мубарак сказал ему: "Подписывай, сукин сын!"

С другой стороны, когда арабское общественное мнение было против палестинских уступок, Мубарак оставался в стороне от мирных инициатив США. Например, в 1996 г. он отказался от приглашения президента Билла Клинтона приехать в Вашингтон вместе с Арафатом и лидерами Израиля и Иордании, чтобы урегулировать вспышку палестинского насилия. И когда Клинтон попросил Мубарака оказать давление на Арафата, чтобы содействовать палестино-израильскому мирному соглашению в ходе переговоров в Кэмп-Дэвиде в 2000 г., он отказался.

У Мубарака были непростые отношения с Израилем, и во время своего президентства он держал самого близкого союзника США на Ближнем Востоке на расстоянии вытянутой руки. Почти десять из 30 лет его пребывания в должности у Египта не было посла в Тель-Авиве. Мубарак никогда не был в Израиле с официальным государственным визитом, также он часто отказывал израильским премьер-министрам в визитах в Каир. Когда США стремились расширить договор о нераспространении ядерного оружия в 1994 г., Мубарак мобилизовал арабский мир против этой инициативы, поскольку Израиль отказался подписать ДНЯО.

Вместо этого внешнюю политику Мубарака обычно определяли его отношения с Саудовской Аравией. Когда Ирак вторгся в Кувейт в 1990 г. и угрожал напасть на Саудовскую Аравию, Мубарак быстро направил свои войска, чтобы защитить королевство. Он стремится поддерживать Саудовскую Аравию и ее союзников из числа стран Персидского залива, которые обеспечивали его постоянным потоком помощи, а также потребляли избыточные египетские трудовые ресурсы.

Несмотря на то, что противодействие Мубарака вторжению Ирака в Кувейт в 1991 г. совпало с политикой США, он не хотел поддерживать другие американские кампании по борьбе с арабскими лидерами. Когда заместитель советника президента Рональда Рейгана по вопросам национальной безопасности Джон Пойндекстер попросил Мубарака совершить совместное американо-египетское нападение на Ливию в 1985 г., египетский президент отругал своего посетителя, сказав: "Слушайте, адмирал, когда мы решим напасть на Ливию, это будет наше решение и в соответствии с нашим графиком".

Мубарак вновь отказался поддержать планы США по изоляции Ливии в 1990-х гг. за участие в организации крушения рейса 103 "Pa n Am" над Локерби, Шотландия. Вместо того чтобы подвергнуть остракизму ливийского лидера, полковника Муаммара Каддафи, Мубарак приветствовал его в Каире. После того как ООН ввела международный запрет полетов в отношении Ливии в 1992 г., пересечение египетской территории сыграло решающую роль в экономике Ливии (и, возможно, политическом выживании Каддафи). Ливия частично выдержала санкции за счет импорта продуктов питания и нефтяных поставок через Египет, а также за счет экспорта нефти и стали с помощью Мубарака.

В действительности ливийская политика Мубарака была обусловлена в основном экономическими проблемами и вопросами безопасности и редко принимала во внимание интересы США. Более одного миллиона египтян работали в Ливии, которая также являлась крупным рынком для экспорта. И Каддафи был готов помогать Мубараку усмирять угрозы исламистов египетскому режиму. В отличие от соседнего Судана, который укрывал египетских радикалов, таких, как лидер "Аль-Каиды" Айман аль-Завахири, которые стремились дестабилизировать страну, Ливия передавала их Мубараку.

В то время как Каддафи передавал террористов Мубараку, президент Египта отклонял американские просьбы сделать то же самое. После того как палестинцы захватили в 1985 г. итальянский корабль "Акилле Лауро", убили американского гражданина и укрылись в Египте, США попросили Мубарака их выдать. Но Мубарак отказался, сказав, что государственный секретарь Джордж Шульц "сумасшедший", если он считает, что Египет предаст дело палестинцев.

Новые лидеры Египта унаследовали дилемму Мубарака - как реализовать стремление страны вести арабский мир, не зля ее саудовских благодетелей. По этой причине египетско-иранское сближение даст больше возможностей для позирования перед прессой, чем приведет к ощутимым результатам. На противоположных сторонах религиозных и этнических различий трудно представить тесные двусторонние отношения даже при самых благоприятных обстоятельствах. И, по мере того как Египет нуждается в огромной финансовой помощи, чтобы компенсировать экономические потери, вызванные его февральской революцией, его лидеры не могут позволить себе оттолкнуть Саудовскую Аравию, которая рассматривает Иран, а не Израиль, как серьезную угрозу региональной стабильности.

Египет вступает в новую эпоху. Но радикальные политические потрясения, которые предсказывают аналитики, окажутся лишь небольшим сотрясением. Саудовские интересы будут по-прежнему ложиться тяжелым бременем на египетскую внешнюю политику. И это, прежде всего, означает сохранение статус-кво.

По информации - Новое Восточное Обозрение

17.06.2011