С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Жанна Игошина

МЕЖАРАБСКИЕ ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ФОКУСЕ "АРАБСКОЙ ВЕСНЫ"

Идея панарабской интеграции была объединяющей целью арабских государств с момента создания Лиги арабских государств в 1945 г. Однако на протяжении многих десятилетий эта цель оставалась недостижимой в силу многих причин, среди которых можно назвать поляризацию арабских стран из-за различия в позициях относительно ключевых региональных проблем, существенный дисбаланс в уровнях экономического развития, влияние внешнего фактора в годы "холодной войны".

Окончание "холодной войны", крушение биполярной системы и процессы глобализации послужили импульсом к реанимации и активизации межарабских интеграционных проектов. На основе SWOT-анализа можно выделить сильные и слабые стороны, возможности и основные угрозы для арабских стран, которые оказывают влияние на интеграционные процессы в регионе. К сильным сторонам, присущим арабским странам, можно отнести наличие исторических, религиозных и культурных связей; общность ценностей и моральных норм. Слабость интеграционного фундамента не в последнюю очередь вызвана отсутствием доверия, кризисом политической легитимности, межарабскими противоречиями, хронической нестабильностью региона. Вместе с тем, арабская интеграция способствовала бы реализации таких возможностей, как: эффективное использование ресурсов, функционирование арабского общего рынка, создание условий для возвращения иммигрировавших арабов на родину для участия в дальнейшем развитии региона, трансформация арабского интеграционного проекта в глобальный конкурентоспособный союз. Претворению интеграционных возможностей в жизнь препятствует комплекс взаимосвязанных угроз, наиболее актуальными из которых являются вызовы неолиберальной модели глобализации, наличие внешнего долга, соперничество между отдельными режимами за роль регионального лидера, деятельность радикальных исламистских группировок, неразрешенность арабо-израильского конфликта, смена политических элит в результате арабских "революций" и вмешательство внешних акторов в эти процессы.

По мнению многих западных экспертов, для успешной горизонтальной интеграции в экономической плоскости арабским странам не хватает прозрачности и открытости экономик, макроэкономической стабильности и либерализации торговли. Касаясь вопроса открытости экономик арабских стран, представляется вполне уместным приведение показателей Индекса экономической свободы, который был разработан американским исследовательским центром "The Heritage Foundation" совместно с газетой The Wall Street Journal. Так, согласно результатам рейтинга за 2010 г., единственной арабской страной, в которой состояние экономики можно охарактеризовать как в достаточной степени свободное, а условия для ведения бизнеса благоприятными, является Бахрейн. К слову, эта арабская страна, над которой еще недавно висела угроза шиитского переворота, заняла 13-е место в мировом рейтинге Индекса экономической свободы, набрав 76,3 балла из 100 возможных. Самые низкие места в рейтинге за 2010 г. среди арабских стран достались Сирии, Ираку и Ливии.

И все же существенно отличаясь по уровню и направлениям экономического развития, арабские страны в последние годы демонстрировали общую тенденцию проведения реформ. Инициативы, предпринятые многими арабскими странами по приватизации и либерализации экономик, служат доказательством экономических изменений и возможности интеграционных процессов в регионе. В целях поощрения прямых иностранных инвестиций и приватизации, королем Иордании была инициирована программа экономического законодательства. Данная программа предусматривала создание новых законопроектов и внесения изменений в уже существующие, которые касались банковского дела, депозитных гарантий, приватизации и других вопросов. Начиная с 1990-х гг., Оман также предпринимает шаги по диверсификации экономики с помощью приватизации и привлечения инвестиций. В аналогичном направлении продвигается и Саудовская Аравия, в которой в начале 2000 г. был принят новый закон о зарубежных инвестициях. Согласно этому закону, нефтяные и газовые секторы были открыты для зарубежных инвесторов. Ограничения по зарубежным инвестициям были пересмотрены и в Сирии в том же 2000 г.

Реформирование арабских экономик в целом благоприятно отразилось на попытках возобновления интеграционных процессов, которые до недавнего времени происходили в рамках трех интеграционных проектов - под эгидой Лиги арабских государств (ЛАГ), Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и Союза Арабского Магриба (САМ).

Несмотря на существование многочисленных противоречий между странами-членами ЛАГ и серьезные недостатки в механизме функционирования самой организации, именно Лига арабских государств, являясь старейшей и единственной действительно панарабской организацией, могла бы сыграть ключевую роль в выдвижении, поддержке и реализации интеграционных инициатив. Основополагающими документами ЛАГ являются Александрийский протокол, Устав и Договор о коллективной обороне и экономическом сотрудничестве. С 1953 г. в структуре ЛАГ действует специальный орган - Экономический и социальный совет, в задачи которого входит координация экономической политики стран-членов организации для развития региональной торговли и экономических связей. В 1970-х гг. Экономическим и социальным советом были созданы Арабский фонд экономического и социального развития и Арабский валютный фонд. В соответствии с уставом Арабского фонда экономического и социального развития, основной целью его деятельности является финансирование межарабских проектов. За период с 1974 по 2009 гг. Арабский фонд экономического и социального развития предоставил 554 ссуды на общую сумму в 6,5 биллионов кувейтских динаров для финансирования более 471 проекта в 17 арабских странах. При этом за данный период 21,7% денежных средств было направлено на финансирование проектов в производственном секторе, 7,8% - социальном секторе и по 2,4% на финансирование проектов в других областях.

Деятельность Арабского валютного фонда также направлена на развитие арабской экономической интеграции. Главными задачами фонда является формирование политики, а также форм и методов финансового сотрудничества между странами-членами ЛАГ для координации валютно-денежной политики и стимулирования развития арабских финансовых рынков. В 1989 г. при участии Арабского валютного фонда была создана Арабская программа финансирования торговли с целью укрепления конкурентоспособности арабских экспортеров. В 1995 г. в рамках ЛАГ был сформирован совет экспертов для изучения путей активизации интеграционного процесса и подготовки предложений по созданию Арабской зоны свободной торговли (GAFTA). Резолюция ЛАГ №1317 от 19 февраля 1997 г. утвердила решение о создании GAFTA. Январский саммит ЛАГ в 2005 г. положил начало практически беспошлинной торговле между участниками Арабской зоны свободной торговли, которыми на 2009 г. стали 18 арабских стран. 2005 г. ознаменовался также принятием решения о создании до 2010 г. межарабского переходного парламента и единой валюты - нефтяного динара. И если межарабский переходный парламент действительно был создан и худо-бедно функционирует, то решение о введении единой валюты осталось на бумаге и вряд ли будет воплощено в жизнь в краткосрочной перспективе.

Заслуживают внимания и попытки ускорения интеграционных процессов, предпринятые на субрегиональном уровне в рамках деятельности Союза Арабского Магриба и Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива.

Союз Арабского Магриба получил жизнь в феврале 1989 г. в ходе второго совещания лидеров государств Магриба. В 1991 г. была принята Рас-Лануфская программа, которая предусматривала осуществление интеграции между странами-членами САМ в три этапа путем создания зоны свободной торговли, таможенного союза и общего рынка. За период с 1989 по 1994 гг. странами-членами САМ было подписано 26 соглашений о сотрудничестве, направленном на защиту инвестиций, улучшение условий налогообложения, свободное передвижение людей и товаров. Однако большинство соглашений и договоренностей так и остались на бумаге, что в конечном итоге привело к замораживанию организационной работы САМ в 1994 г. Начиная с 1994 г., работа Президентского совета была полностью заблокирована. В то же время другие органы САМ продолжили свою деятельность. С 1989 по 2006 гг. Экономический и финансовый комитет собирался 24 раза, Комитет по контролю над исполнением принятых решений - 41 раз, было проведено 6 сессий Консультативного совета и 16 заседаний Верховного суда. В 2009 г. был реанимирован вопрос о создании магрибского торгового и инвестиционного банка. Генеральным директором банка на 4 года был назначен представитель Туниса, в то время как на алжирскую сторону было возложено руководство советом директоров банка на протяжении первых трех лет. Реанимация САМ состоялась благодаря уже бывшему президенту Туниса З.А. Бен Али, который считал материализацию Союза Арабского Магриба стратегическим приоритетом внешней политики Туниса, о чем он заявил во время празднований 21-й годовщины со дня основания САМ в феврале 2010 г.

"Арабская весна" практически поставила крест на дальнейшем возрождении САМ, поскольку в ближайшем будущем Тунис будет озабочен вопросом политической стабилизации в стране, Ливии предстоит долгий путь восстановления после окончания борьбы между повстанцами и сторонниками М. Каддафи и завершения международной операции "Одиссея. Рассвет". Король Марокко, стремясь не допустить повторения "тунисского сценария", бросился в объятия другой субрегиональной организации - ССАГПЗ, которая, на наш взгляд, является единственным арабским интеграционным проектом, у которого есть все шансы не только пережить "революционные" волнения, но и перейти на качественно новый этап сотрудничества.

Говоря о Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива, надо отметить, что с самого начала своей деятельности данная организация демонстрировала высокую интеграционную мотивацию, что, впрочем, и не удивительно, поскольку в отличие от разрозненного и пестрого состава ЛАГ страны-члены ССАГПЗ имеют много общего, являясь нефтедобывающими странами с достаточно консервативными монархическими режимами. Будучи членами GAFTA, аравийские монархии в 1981 г. решили создать более эффективную по сравнению с ЛАГ субрегиональную организацию, которая в первую очередь стояла бы на службе их интересов, а не панарабских. Особенностью деятельности ССАГПЗ является пропаганда "аль-гавия аль-халиджия" (идентичности Персидского залива), хотя каждая из шести монархий стремится к укреплению собственных уникальных традиций и национальной культуры. Далеко не последнюю роль в создании ССАГПЗ сыграли и соображения безопасности из-за экспансионистского курса Ирана и претензий США на военное присутствие в регионе. Наращиванию интеграции между странами-членами ССАГПЗ способствовал курс на полное урегулирование территориальных споров, доставшихся в наследство после колониального прошлого. Так, в 1999 г. Саудовская Аравия и Катар пришли к соглашению относительно демаркации границы. В 2002 г. соглашение о границах подписали ОАЭ и Оман.

Одной из главных составляющих деятельности ССАГПЗ является, безусловно, экономическая интеграция аравийских монархий. В 1990-х гг. страны-члены ССАГПЗ признали необходимость диверсификации экономик, привлечения частных и зарубежных инвестиций в инфраструктуру и промышленность. Наибольших результатов в диверсификации экономики и снижении зависимости от нефтяного сектора достигли ОАЭ и Бахрейн. ОАЭ объединили стратегию использования нефтяной прибыли с развитием туристической отрасли, став к тому же коммерческим, транспортным и финансовым центром. Подобную стратегию избрал и Бахрейн. Саудовская Аравия вследствие консервативных взглядов на туристический бизнес, который противоречит моральным правилам традиционного ислама, выбрали путь индустриальной модернизации, опирающейся на государственный сектор. Среди основных достижений ССАГПЗ на 2009 г. - унификация законов и процедур в экономической сфере; принятие в 2005 г. документа об общей торговой политике, который унифицировал внешнюю торговую политику стран ССАГПЗ; создание свободной торговой зоны; принятие в 2008 г. соглашения о создании монетарного (единого валютного) союза. Формирование монетарного союза предусматривало переход стран ССАГПЗ до 2010 г. на единую валюту "халиджи". Но, как и в случае с нефтяным динаром, проект единой валюты не был реализован. В 2007 г. от перехода на единую валюту отказался Оман. В мае 2009 г. к Оману присоединились ОАЭ, которые были разочарованы нарушением договоренностей относительно размещения банка и эмиссионного центра новой валюты ССАГПЗ. Возведя необходимые здания в Абу Даби, ОАЭ были, мягко говоря, удивлены инициативой Саудовской Аравии, которая решила разместить общий банк и эмиссионный центр новой валюты у себя в Эр-Рияде. Пока вопрос с общей валютой остается открытым, лидеры аравийских монархий перенаправили свои усилия на укрепление влияния ССАГПЗ в регионе, не только в виде приглашения Марокко и Иордании в ряды монархов-единомышленников, но и, попытавшись, хотя и неудачно, усадить в кресло генерального секретаря ЛАГ Абделя Рахмана бен Хамада Аль-Атыйю, который с 2002 г. возглавляет ССАГПЗ. Кстати, инициатором выдвижения кандидатуры Аль-Атыйи стал Катар. Амбиции этого небольшого арабского государства оказывать влияние не только на субрегиональном уровне, но и в рамках всего региона в целом растут из года в год, и особенно стали заметны во время последних "революционных" событий. Катарская "Аль-Джазира" активно призывала к отставке Х. Мубарака, Катар выступил в поддержку ливийских повстанцев и взял на себя роль посредника в экспорте ливийской нефти в страны Запада, выдвинул своего кандидата на пост генерального секретаря ЛАГ, что является беспрецедентным случаем за всю историю ЛАГ. И, наконец, именно в Дохе в декабре этого года пройдет очередной форум организации ООН "Альянс цивилизаций", в рамках которого особое внимание будет уделено демократизации арабских стран.

Дальнейшая интенсификация и даже поддержание интеграционных процессов на уровне, достигнутом на 2010 г., вызывают большие сомнения из-за последних событий в арабском мире. Лига арабских государств полностью дезориентирована и не способна объединить арабские страны в единый интеграционный союз наподобие ЕС. Союз Арабского Магриба после ухода Бен Али некому реанимировать, а с учетом ситуации в Ливии и переориентации Марокко на сотрудничество с ССАГПЗ, можно ожидать мумификации САМ и ухода этой организации в небытие.

Таким образом, остается констатировать тот факт, что, несмотря на активизацию межарабских интеграционных проектов в последние годы, "арабская весна" вносит свои коррективы в будущее арабской интеграции, которая вполне может впасть в кому вследствие усиления межарабских противоречий и выдвижения на первый план интересов отдельных арабских государств, а не идей панарабского единства.

Игошина Жанна, старший научный сотрудник Одесского филиала Института стратегических исследований, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

По информации - Новое Восточное Обозрение

06.06.2011