С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Михаил Ольгин

АРАБСКАЯ ВЕСНА: ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ

Общеизвестно, что нет следствия без причины. Это правило действует как в природе, так и в человеческом обществе и определить природу какого-то явления в жизни социума иногда гораздо сложнее, чем понять причины природных катаклизмов.

Когда-то французы во времена А. Дюма вывели простую и довольно легкомысленную формулу "Cherchez la femme!" (ищите женщину), превратив женщину в первоисточник правонарушений. Чтобы понять, что же послужило причиной кровопролитных массовых выступлений в странах Северной Африки и Ближнего Востока, французской формулой уже не обойтись.

Существуют различные версии казуальности происходящих там событий.

Согласно одной из них, социальные и политические предпосылки для взрыва негодования существовали там давно. Это и массовое обнищание населения, и непотизм, и подавление демократических свобод, и коррупция авторитарных режимов, по нескольку десятков лет управлявших этими государствами. Версия вполне уместная. Смущает то, что события в этих странах произошли почти единовременно и сработали по "принципу домино". Это наводит на мысль, что подобная ситуация была заранее спланирована и скоординирована.

Встает естественный вопрос: кто или что явилось первопричиной восстания большей части населения и начала кровопролитных сражений правительственных сил с собственным народом.

Хотя по первоначальным экспертным оценкам единственной причиной, толкнувшей население на восстание, были исключительно социальные мотивы, сбрасывать со счетов религиозный фактор было бы преждевременно. Известно, что сегодня в мусульманском мире, в т.ч. в Северной Африке и на Ближнем Востоке, и далеко за его пределами насчитываются сотни, если не тысячи религиозных исламистских организаций, обществ, партий, группировок самой различной религиозно-политической ориентации - от экстремистов до умеренных, действующих легально или нелегально.

Напомним, что возникновению современного, особенно воинствующего, исламизма, стремящегося к реализации своих целей вооруженным путем, способствовали важнейшие события, происшедшие в мире ислама и вокруг него за несколько десятилетий после Второй мировой войны, особенно с 1970-х гг. Это, прежде всего, образование в 1947 г. мусульманского государства Пакистан и политика исламизации страны, начатая генералом Зия уль-Хаком в 1977 г; это - арабо-израильский конфликт 1973 г.; это, особенно, иранская революция 1978-1979 гг. с ее доктриной "экспорта исламской революции". И, безусловно, питательной почвой для роста экстремизма стала гражданская война в Афганистане, развернувшаяся в 1978-1979 гг., ныне трансформировавшаяся в войну афганских и пакистанских талибов против международных коалиционных сил и правительственных войск, в ходе которой талибы широко используют террористов-смертников.

При всем различии религиозно-политических взглядов и методов практической деятельности современных исламистов объединяет много общего. Большинство из них - салафиты, видящие свою миссию в возвращении к исламу "праведных предков"; кроме того, они - панисламисты, не признающие государственных и политико-географических границ и объявляющие своей "священной обязанностью" защиту единоверцев в любой точке мира; многие из них - халифатисты, выступающие за создание "всемирной империи мусульман"; наконец, большая их часть - проповедники джихада, призывающие мусульман освободить "оккупированные мусульманские территории, не останавливаясь перед применением вооруженной силы и методов террора. Причем они одинаково агрессивно настроены как против иноверцев, так и собственных правителей, которые насаждают "американский ислам".

Один из главных центров радикального исламизма связан и с регионом Ближнего Востока и Северной Африки, где всегда особенно сильно было влияние идеологии "Братьев-мусульман", организации, основанной египтянином Хасаном аль-Банной в 1928 г. Со временем филиалы ее начали действовать в Сирии, Иордании, на Палестинских территориях, в Ливане, Ливии и других государствах Арабского Востока и Северной Африки. И хотя организация постоянно подвергалась со стороны властей репрессиям, а главарей ее уничтожали, она сумела выжить и приспособиться к новым условиям. Сегодня "Братья-мусульмане", после свержения Х. Мубарака, заявили о намерении баллотироваться в египетский парламент как политическая партия. И подобных примеров возрождения радикальных организаций в рассматриваемом регионе немало.

Вот лишь один из них. После свержения тунисского диктатора Бен Али, на родину вернулся Рашид аль-Ганнуши - признанный в мусульманском мире одним из выдающихся мыслителей, основатель исламистской партии "Ан-Нахда" (Возрождение), ставившей своей целью превращение Туниса в "исламскую республику".

Таким образом, большинство населения в странах Ближнего Востока и Африки было готово воспринять радикальные идеи, откуда бы они ни исходили. Ведь не случайно, что демонстрации, например, в Сирии, начинаются после молитвы в мечетях и сопровождаются возгласами "Аллах Акбар!".

Существует версия, согласно которой считается, что все события в регионе были инспирированы "Аль-Каидой". Например, ливийский лидер М. Каддафи прямо заявил, что он сражается с боевиками "Аль-Каиды". Исключать полностью такую возможность нельзя, т.к. экстремистские группировки "Аль-Каиды" нелегально существуют в арабских странах региона. Досконально известно, что наиболее организованная и активная группа "Аль-Каиды" действует в Йемене. Сами лидеры "Аль-Каиды" не раз заявляли, что происходящее в Северной Африке и на Ближнем Востоке - это дело их рук, и называли народные выступления началом "священной войны" - джихада.

Однако трудно поверить в то, что, пусть, даже такая разветвленная организация, как "Аль-Каида", обладает такой силой, чтобы поднять народные массы на восстание. Для такой цели она должна располагать значительными финансами и оружием, а также сильными отрядами боевиков, чтобы поддержать восставших.

Такими возможностями может обладать только государство, а не террористическая организация, какой бы мощной ее не пытались представить исламистские пропагандисты. Отсюда вытекает еще одна версия. Кто был заинтересован в дестабилизации ситуации в арабских странах, смене их режимов и, в конечном счете, ослаблении их влияния в мусульманском мире?

Первыми на такое государство указали сами арабы. Совет сотрудничества арабских стран Персидского залива (ССАГПЗ) 3 апреля с.г. категорически осудил Иран, обвинив его в том, что он вмешивается во внутренние дела арабских государств, "сеет в регионе смуту и религиозный раздор". В качестве конкретного примера участники ССАГПЗ назвали "выступления в Бахрейне шиитского большинства против суннитской королевской власти" i.

Подобные заявления имеют под собой почву. Между Ираном и Саудовской Аравией давно идет соперничество за лидерство в мусульманском мире. После революции в Иране, по инициативе имама Хомейни, иранский государственный аппарат развернул активную деятельность по "экспорту иранской революции" за рубеж, где добился наибольшего успеха в странах, в которых существуют большие или малые шиитские общины. Например, о характере прошиитской пропаганды в 80-е гг. можно судить хотя бы по тематике сборника "Проблемы в исламском мире 1984-1985", изданного под редакцией Калима Сиддики - главы "Мусульманского института" в Лондоне. Процитируем несколько тезисов из этого сборника, которые достаточно красноречиво характеризуют его проиранскую направленность:

- ныне в мусульманском мире есть только одно подлинно исламское государство - Иран;

- каждый мужчина и женщина в Египте мечтают жить в республике, подобной Ирану;

- во всем мусульманском мире - от Атлантики до Тихого океана - мусульмане страдают от таких "болезней", как национализм, толерантность к христианам, от господствующих режимов, признающих "ислам американского образца";

- все мусульмане должны поддержать Иран и объявить джихад своим угнетателям ii.

Все это говорилось в первые годы после иранской революции. Однако с кончиной имама Хомейни накал политики "экспорта исламской революции" спал и, казалось, надолго.

Однако с приходом к власти Ахмадинежада, судя по активизации шиитских общин в регионе Северной Африки и Ближнего Востока, идея "экспорта революции" была реанимирована и вновь пущена в ход.

Чем завершатся события в регионе: победой демократических сил или восстановлением авторитарных режимов, и изменят ли они социально-политический облик региона, покажет ближайшее будущее. Ясно одно. Арабский Восток уже никогда не будет прежним.

И еще. Рано или поздно истинные причины начала "арабской весны", равно и то, как и какие силы смогли поднять массы на борьбу, обязательно станут известны.

Михаил Ольгин - обозреватель Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

i http://www.webground.su/topic2011/04/t27

ii Issues in the Islamic Movement 1984-85. Ed. Kalim Siddiqui, The Open Press,1986.

По информации - Новое Восточное Обозрение

30.05.2011