С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Т. Мохсеноглу

ЙЕМЕНСКАЯ ТВЕРДЫНЯ

В момент, когда мир пристально следил за переговорным раундом в Белом доме с участием его хозяина и израильского премьера, с Аравийского полуострова пришло совсем не радостное для Запада сообщение. Али Абдулла Салех в третий раз отверг предложение о принятии условий передачи власти.

Не стоит сомневаться, что в своей несговорчивости йеменский президент-старожил ориентируется на текущую конъюнктуру и ставит во главу угла не настойчивые требования пришлых советчиков или западных "друзей", а прецеденты обнадеживающего характера. И как тут не согласиться с тем, что на Арабском Востоке творится настоящая чехарда, где трудно даже определить, кто ратует за революцию, а кто - за контрреволюцию, и вообще, на какой стадии и за счет чего тот или иной тренд плавно переходит из одного состояния в другое.

Итак, в третий раз весьма представительная делегация Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) вернулась из Саны не солоно хлебавши. Более того, в самый переломный момент, когда воцарилась пауза в ожидании долгожданного согласия А.А. Салеха на отставку, вокруг посольства ОАЭ в столице Йемена закрутился нешуточный боевой сюжет. Восседавших в дипломатическом представительстве специальных посланников растревожил гул барражирующих военных вертолетов А.А. Салеха. И братьям-миротворцам ничего не осталось, кроме как ретироваться восвояси.

Теперь в самый неподходящий момент на повестку вышла еще одна старая новая дилемма, которую все равно придется решить. Доподлинно ясно, что Вашингтон с самого начала переложил тяжесть йеменской загадки на Эр-Рияд, поскольку периметр Аравийского полуострова со всеми прилегающими территориями в американских программах среднесрочной перспективы обозначен как зона ответственности испытанного союзника - Саудовской Аравии. Саудовцы с того момента, как начало трясти арабский мир, не замедлили продемонстрировать свою решительность для отстаивания интересов союзников, параллельно дав понять, что не разделяют соображений относительно переформатирования интересов, ценностей и норм, с помощью которых управлялись многие из стран региона. Это еще и означало, что Эр-Рияд хочет застолбить за собой право подавить любую форму недовольства, если ими надумают воспользоваться внутренние оппоненты.

Но в качестве первого шага доброй воли стал широкий жест короля Абдуллы, который, будучи за пределами страны, распорядился отрядить довольно увесистый пакет помощи и вознаграждений для граждан королевства.

Наряду с этим, Эр-Рияд счел не лишним напомнить, и в первую очередь Западу, что в столь неспокойном окружении он располагает и надежным контрреволюционным ресурсом и при первой же надобности им воспользуется. Этот посыл следовало понимать в том русле, что саудовцы не будут дожидаться революционного "прилива", а сделают все, чтобы встретить его на чужом поле и тем самым преодолеть двуединую проблему.

И действия не заставили себя долго ждать. Бахрейнская революция, едва начавшись, была потоплена в крови. Созданные на саудовские деньги силы быстрого реагирования Совета сотрудничества, где балом правит Эр-Рияд, вошли на крошечный остров и сделали свое черное дело.

Французский публицист Тьерри Мейсан по этому поводу написал, что главной мишенью пришлых военных были шиитские мечети. 25 из них были полностью уничтожены, а 253 разрушены как оплоты местных революционеров. На улицах столицы с мирными демонстрантами не церемонились.

После бойни в Манаме спецназовцы от совместного блока "Щит полуострова" арестовывали медперсонал и врачей, чтобы те не помогали раненым. Крови было много. Этим, как указывает французский публицист, очень оказался доволен министр обороны США, прибывший на остров для руководства специальной операцией. Вот так состоялось боевое крещение саудовцев на ниве предотвращения нежелательных революций. К слову, Бахрейн хоть и маленькое образование, но очень уж удалое. Там в порту Джаффар находится штаб-квартира Центрального командования вооруженных сил США и Пятого флота ВМС США. Ну и, наконец, суннитский правитель островного королевства шейх Хамад является давним другом Лондона, перед которым никогда не остается в долгу за оказываемые услуги. Посему и Великобритания не стала упорно дергать короля за излишнюю жестокость в подавлении революции силами специального назначения.

Но Али Абдалла Салех для саудовцев и западников является из разряда тех, кого называют "сукин сын, но свой". Саудовцы давно бы подобрали ключи для его нейтрализации, только вот он, хоть и шиит по происхождению, никогда не либеральничал с религиозными братьями из севера страны. И когда те подняли мятеж на почве острых социальных противоречий и религиозных притеснений, саудовцы оказались тут как тут. И боевой щит братьев-саудовцев пришелся кстати. Несколько недель их регулярные части из дальнобойных орудий обстреливали базы мятежников, чтобы удержать у власти покорного Салеха.

Прошло всего несколько месяцев, как пришла уже новая напасть, революционная и с Запада. Вот тут-то и случилась нестыковка. Президента с 33-летним стажем вынуждают к бегству те, кто помог ему усидеть на кресле 8 месяцев назад.

Неудивительно, что объединенная команда Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива терпеливо и аккуратно уговаривает Салеха согласиться с планом отставки, дабы не вызвать гнева вчерашнего союзника и не превратить ситуацию с рокировками региональных правителей в политический кордебалет.

Последние "боевые обороты" Саны показывают, что Салех решил показать зубы незваным посредникам, и в этом порыве ему очень импонирует опыт Сирии. Ведь Дамаск отнюдь не миндальничает с повстанцами, применяя против них свой боевой щит. Салех внутри своей страны делает все то же самое, и если ему не помешают ближайшие соседи, то вопрос возможной отставки вообще можно будет снять с повестки.

Но инцидент с появлением боевых вертолетов над резиденцией, где заседали парламентарии "восьмерки", может стать поворотным в диалоге Сана-ССАГПЗ, и тогда нельзя исключить применения возможностей "Щита полуострова" для принуждения засидевшегося президента на "заслуженный покой".

Но может развернуться и другой, более мирный исход, когда "восьмерка" спустит процесс на тормозах, предварительно предупредив Вашингтон о нецелесообразности плана отставки. Ведь главный противник ССАГПЗ - это не Йемен, а Иран, который когда-то держал Бахрейн с его шиитским населением под своим контролем и поддерживал порыв всех шиитов сопредельных государств, в т.ч. и Йемена, на сметение тиранов, состоящих на службе интересов Запада. И чтобы не предоставить главному сопернику шанса на реванш, команда, где неоспоримым авторитетом пользуются саудовцы, не будет распылять силы.

А сил у команды восьми не так уж и мало, чтобы противопоставить надежный щит Тегерану в случае радикализации отношений. К примеру, израильские источники утверждают, что в прошлом году военные расходы государств ССАГПЗ составили 68,8 млрд. долл., тогда как Иран освоил пакет стоимостью 11,8 млрд. долл. Холодная тяжба, хоть и вялая, между арабами и персами не заканчивается, и время от времени ее вспышки очень даже напрягают мировых лидеров, народы соседствующих государств. И пока в регионе варьируются планы силового переустройства порядка, акценты переставляются с невиданной скоростью. И очень даже может быть, что Салеху удастся заручиться сердобольностью маститых судей из ССАГПЗ. Ведь в случае, если начнется силовое перетягивание каната с Тегераном, йеменскому звену найдется достойное применение в золоченой арабской цепи сопротивления. Тут уж в А.А.Салехе нужда будет очевидная.

По информации - Новое Восточное Обозрение

26.05.2011