С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Жанна Игошина

КРИЗИС ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ТРАНЗИТА АРАБСКИХ СТРАН И АРАБСКИЕ "РЕВОЛЮЦИИ"

Процессы глобализации, которые на рубеже ХХ-ХХI столетий активизировались на Арабском Востоке, послужили своеобразным катализатором политических трансформаций в арабских странах, одним из вариантов которых остается, как это ни странно, переход к демократии. В то же время, траектория транзитного процесса на пути к демократии характеризуется крайней неравномерностью и наличием альтернативных тенденций, что существенным образом влияет на попытки демократизации арабского общества.

Кризис политической легитимности является одной из главных причин начала политических реформ в 1990-х гг. в арабских странах. Недостаток демократической легитимности лидеры арабских авторитарных режимов решили заменить контролируемой политической либерализацией. При этом процесс формирования новых контуров политических систем арабских стран сопровождался острой борьбой социально-политических сил, каждая их которых преследовала собственные интересы. "Консерваторы" выступали за закрепление авторитарного характера режима независимо от государственного устройства, а также за бесконтрольную единоличную власть (президента, премьер-министра, короля, султана) на фоне остальных элементов политической системы, выполняющих второстепенную роль. "Косметологи-традиционалисты" отстаивали сохранение статус-кво при создании видимости демократичности действующей политической структуры. "Реформаторы-эволюционисты" выступали за проведение постепенных демократичных реформ, "реформаторы-революционеры" - за полный снос старой системы, в то время как "реформаторы-исламисты" предложили строительство политической системы на основе базовых элементов демократии и исламских ценностей.

Параллельно с дебатами арабские страны вступили на путь политических трансформаций. Попытка США демократизировать арабские режимы в рамках проекта "Большой Ближний Восток" вызвала крайне негативную реакцию большинства арабских лидеров, что в свою очередь привело к появлению арабской инициативы реформирования, предложенной тремя странами - Египтом, Саудовской Аравией и Сирией в 2004 г. Необходимость политического реформирования была официально признана в рамках долгосрочной арабской стратегии на 16-м саммите Лиги арабских государств, который состоялся в мае 2004 г. Положения "Декларации касательно процесса реформирования и модернизации", принятой в ходе саммита, призывали к интенсификации политических, экономических, социальных и образовательных инициатив, укреплению фундамента демократии, равенства граждан и уважению прав человека. Инструментами реализации Декларации должны были стать конституционные и юридические поправки, усиление политических структур и институтов, отмена правительственного контроля над прессой и другими СМИ, снятие ограничений для создания общественных организаций.

Конституционные реформы в большинстве арабских стран были направлены на пересмотр отношений между государством и обществом, модернизацию политических систем. Поправки к конституциям коснулись в первую очередь проблемы гендерного равенства, государственной поддержки прав человека, укрепления конституционного права и перехода к многопартийной системе, но не внесли существенных изменений в механизм функционирования авторитарных режимов.

Попытку оценить результаты демократических реформ в арабских странах осуществила организация "Инициатива арабского реформирования" (Arab Reform Initiative), которая объединила 14 исследовательских центров как из арабских стран, так и из Европы и США. Для мониторинга политических реалий в арабском регионе эксперты данной организации разработали Индекс арабской демократии, сосредоточившись при этом на исследовании десяти арабских стран - Египта, Марокко, Саудовской Аравии, Иордании, Ливана, Сирии, Алжира, Йемена, Кувейта и Палестинской автономии. Показатели Индекса арабской демократии основаны на 40-ка индикаторах, отображающих фундаментальные аспекты процесса демократизации арабских стран. Так, согласно Индексу арабской демократии за 2009-2010 гг., рейтинг среди десяти исследуемых арабских стран возглавила Иордания, 2-е и 3-е место заняли Марокко и Египет. 4-е место досталось Ливану, 5-е - Алжиру и 6-е - Кувейту. Палестинской автономии эксперты присвоили 7-е место, Сирия, Йемен и Саудовская Аравия разделили между собой последние позиции рейтинга.

Интересно, что согласно Индексу демократии по версии центра "The Economist Intelligence Unit" (EIU), рейтинги которого публикуются в известном журнале "Экономист", 1-е место по показателям демократичности 2006 и 2008 гг. было отдано Палестинской автономии, 2-е - Ливану, а 3-е - Ираку. При этом Индекс демократии EIU высчитывается по следующим основным индикаторам: избирательного процесса и плюрализма, показателя общественной свободы и функционирования правительства, участия населения в политической жизни и политической культуре.

Несмотря на предпринятые арабскими государствами попытки проведения демократических реформ, их нельзя назвать успешными. Экономическая и социальная стагнация, низкая эффективность политических партий, отсутствие принципиальной договоренности между большинством и оппозицией относительно правил политической игры привели к провалу демократических реформ.

Арабские "революции" 2011 г. вернули на повестку дня вопрос о дальнейшей траектории развития арабских стран. Успех "революций" в Тунисе и Египте, в ходе которых лишение Бен Али и Мубарака президентских постов было совершено достаточно быстро, вызвал эйфорию на Западе, где все чаще говорят о "четвертой волне демократизации", которой накрывает арабский мир, и о появлении новых возможностей для демократического транзита арабских стран. При этом для западных СМИ и политологов характерно смещение акцентов в сторону "демократических" надежд и чаяний населения арабских стран и опущения социально-экономических проблем, которые гораздо в большей степени способствовали выходу людей на улицы с антиправительственными лозунгами. В пользу последнего тезиса свидетельствуют прецеденты откупа от "революционной" лихорадки, предпринятые королем Саудовской Аравии и эмиром Кувейта. После миллиардных финансовых вливаний для удовлетворения текущих народных нужд жители Саудовской Аравии и Кувейта как-то не спешат навстречу "волне демократизации".

В своей речи от 19 мая 2011 г. президент США Барак Обама назвал события на Ближнем Востоке и в Северной Африке "арабской весной", пообещав всячески поддерживать дальнейший процесс демократических преобразований. Следовательно, можно ожидать реанимации проекта "Большой Ближний Восток" с учетом новых реалий и ситуации на Ближнем Востоке.

В то же время, поскольку процесс замены политических элит методом проведения "Дней гнева" перекинулся из Туниса и Египта на другие арабские страны, в частности, на Сирию, Йемен и Марокко, на данный момент достаточно сложно оценить вектор дальнейшего развития ситуации на Ближнем Востоке. Пока можно констатировать сохранение позиций старых элит в остальных арабских странах, которые, как и прежде, контролируют значительные финансовые потоки и стоят за принятием основных политических решений. Политические изменения в арабских странах хотя и происходят, но носят фрагментарный характер, даже несмотря на арабские "революции" 2011 г. Проведенные до начала "революционных" событий реформы в первую очередь были направлены на усиление политической легитимности существующих режимов и создание видимости широкого участия в процессах демократизации. Поэтому, вполне вероятно, что в результате "революционного" переформатирования арабских стран в первую очередь состоится смена политических элит в ряде арабских государств, а демократические реформы закончатся очередным "косметическим" ремонтом.

Демократизация отдельных арабских режимов в любом случае будет способствовать ускорению на Ближнем Востоке глобализационных процессов по неолиберальному сценарию, что в значительной степени облегчит путь западным транснациональным корпорациям к ресурсам арабских стран. Впрочем, на фоне социально-экономических проблем, актуальность которых особо не снизилась, сохраняется вероятность прихода к власти исламистских партий и организаций, в частности, "Братьев-мусульман", которые вызовам неолиберальной глобализации и процессам демократизации противопоставят модель Арабского Халифата.

Игошина Жанна, старший научный сотрудник Одесского филиала Института стратегических исследований, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение"

По информации - Новое Восточное Обозрение

24.05.2011