С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Этери Павлуцкая

МАРОККО: ВСЕВЛАСТИЕ И КОРРУПЦИЯ

Связь между деспотией и коррупцией отмечал еще в свое время известный французский писатель А.Франс. В королевстве Марокко коррупция - неизменный и глубоко встроенный элемент сложившейся авторитарной системы с незрелой рыночной экономикой. Она стала системообразующей основой работы госаппарата.

Для консервации существующего порядка и укрепления связей с различными кругами буржуазии в целях личного обогащения к коррупции прибегают высшие круги марокканского чиновничества. Соревнование за привилегии привело к образованию иерархии кланов в соответствии со степенью их зависимости от королевского двора. Она стала и бизнесом, и бытовым явлением, законом для бедных и "допустимым злом". Начинаясь с самого верха, коррупция стала образом жизни для общества. По-существу, это организованная преступность, ставшая формой социальной организации общества.

По свидетельству Wikileaks, "взятки - это форма деятельности самой королевской семьи". Давление, которое оказывает окружение короля с тем, чтобы выбить взятки от предпринимателей, занятых, к примеру, в строительстве, беспрецедентны. Все решения в сфере инвестиций принимаются на самом высоком уровне - самим королем или шефом личного секретариата короля (бывшим министром-делегатом при МВД и нынешним лидером проправительственной партии "Подлинность и справедливость") Фуадом Али аль-Химмой.

Крайне высокий уровень коррупции, кроме всего прочего, создает стимулы к лояльности всех сегментов элит. В царствование Мухаммеда VI он заметно вырос: если в 1988 г. в рейтинге коррупционности Transparency International (неправительственная международная организация по борьбе с коррупцией и исследованию уровня коррупции по всему миру) Марокко занимало 50-е место, то в 2008 г. - 80-е. По данным Министерства юстиции, в 2007 г. 10% судебных дел были связаны с экономическими преступлениями, 6% из них - с коррупцией.

Всеобъемлющий и системный характер коррупции блокирует любые попытки проведения экономического развития. Масштабное ее распространение сопрягается со "встроенностью" государственного аппарата в систему экономических отношений. Распоряжение всеми ресурсами сосредоточено в руках узкой группы чиновников.

Крайне негативно она влияет на имидж страны в мире, замедляя приток иностранных инвестиций в национальную экономику, осложняет развитие мелкого и среднего бизнеса, порождая дальнейшую стагнацию народного хозяйства, усиливая социальное неравенство.

В значительной степени коррупция связана с теневым бизнесом, составляющим не менее трети в структуре экономики. Подкуп местных чиновников используется местной наркомафией для транзита каннабиса из Рифа и героина из Афганистана через Пакистан.

Коррупция вызывает многочисленные нарушения гражданских свобод из-за несправедливых судебных решений. В частности, предприниматели используют силовые структуры для подавления забастовочного движения и ограничения деятельности профсоюзов.

Системообразующим явлением она стала и для политической сферы деятельности с подкупом лояльности части политических партий, с созданием управляемости электоральным процессом, дозированным доступом партий в политическую систему и т.п. За доступ во власть развернулась ожесточенная борьба между партиями с использованием неблаговидных приемов.

Особенно наглядно это продемонстрировали избирательные кампании после принятия новой более либеральной конституции в 1996 г. В июне 1997 г. после выборов в местные органы власти политические партии обвинили друг друга в манипуляциях и покупке голосов, потребовав от правительства вмешательства в пользу своих кандидатов. Избирательная комиссия рассмотрела большое число жалоб на нарушение хода голосования и рекомендовала провести его повторно в 60 муниципалитетах Танжера, Уджды и Хурибги. Выборы четырех депутатов в Касабланке, Фесе и Шавене были аннулированы. Национальная арабская организация по правам человека раскритиковала Министерство внутренних дел за вмешательство в местные выборы, выдвинув обвинения в подкупе избирателей и властями, и политическими партиями, а также в манипуляциях с избирательными списками администрацией и фальсификации избирательных карточек. Нарушения были отмечены и в ходе парламентских выборов 1997 г., которые вызвали недовольство избирателей и открытые бунты, потребовавшие вмешательства не только полиции, но и армии. В ходе выборов речь шла и о прямом вмешательстве властей, и о "негативном нейтралитете" в интересах власти. По мнению наблюдателей, на выборах не только правительство излишне вмешивалось в электоральный процесс и занималось торговлей голосами, но и политические партии повинны в этом.

Процветает коррупция и в армии. Даже курсанты в военных училищах платят взятки, чтобы по окончании получить высокодоходную должность. В октябре 2002 г. в национальной и зарубежной прессе было опубликовано "Коммюнике №1" некоего Комитета свободных офицеров, требовавших отставки семи генералов, замеченных в коррупции. Однако марокканским спецслужбам не удалось обнаружить существование организации с таким названием.

Угрожающие размеры коррупции вынудили монарха сделать борьбу с ней одним из приоритетных направлений своей деятельности. Премьер-министр А. Юсуфи отдал распоряжение всем министрам, законодателям, государственным служащим обнародовать источники своих доходов. Государство начало реформу системы правосудия, завело дела, в основном по обвинению в коррупции, против 30-ти судей. Для искоренения коррупции на местном уровне монарх санкционировал создание 16-ти региональных судов.

В 2001 г. власти провели две антикоррупционные кампании, в ходе которых были рассмотрены 74 тыс. о коррупции в различных отраслях экономики, среди них 211 наиболее крупных коррупционных скандалов. Таким образом, власти, с одной стороны, попытались дисциплинировать средний и нижний слой бюрократии, а, с другой, - успокоить общественное мнение. Для кардинальной борьбы с этим злом не был выработан реальный план по оздоровлению социальных отношений и не сформирован национальный орган для проведения всеобъемлющей антикоррупционной кампании.

В настоящее время создана независимая комиссия для контроля за выполнением социальных программ. В судах более 20% разбираемых дел касаются коррупции. И, как отмечает спикер верхней палаты парламента М.Ш. Биадилах, такие популистские меры, как показательные наказания чиновников, очень "импонируют населению".

Между тем, обличения в коррупции верхних эшелонов власти вызывают противодействие правительства. Самый вопиющий случай произошел в апреле 2002 г., когда за клевету на министра иностранных дел М. Бенаиссу, обвиненного в финансовых махинациях, трибунал осудил директора и главного редактора газеты "Аль-Усбу" М. Алауи на 3 месяца тюрьмы, 3 года запрета заниматься своей профессиональной деятельностью, возмещение морального ущерба в 1 млн. дирхамов и 20 тыс. штрафа. За клевету на этого же министра пострадал и директор еженедельной газеты "Аш-Шамаль" в Танжере, приговоренный к 6 месяцам тюрьмы и 20 тыс. дирхамов штрафа. Затем его вновь приговорили к 100 тыс. дирхамов за моральный ущерб и 5 тыс. штрафа за статью о родственнике короля М. Филали. В этих условиях реальной альтернативой СМИ становится Интернет, свободный от цензуры и самоограничений.

Конвенции ООН исходят из того, что в осуществлении мер по предотвращению и противодействию коррупции должны участвовать не только публичная власть, но и все общество. Посредством гражданского контроля, осуществляемого профессионалами, должны устраняться выявляемые условия и обстоятельства юридически-правового и организационного характера, способствующие появлению и распространению коррупционных отношений в органах власти. Без влиятельного парламента, независимого суда и зрелого гражданского общества невозможно преодолеть это подлинно национальное бедствие.

Между тем, в ходе февральских выступлений в 2011 г., возникших на волне прокатившихся арабских революций, вновь зазвучали обвинения властей в коррупции и в том, что они оторвались от жизни людей, представляя интересы только элитных групп. Продолжающиеся события в арабских странах свидетельствуют, что под грузом коррумпированности и недееспособности государства справиться с социальными проблемами, может развалиться режим. Это заставило Мухаммеда VI оперативно среагировать, пообещать изменение конституции и продолжить осуществление реформ, намеченных до 2020 г.

Павлуцкая Этери Владимировна, кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

По информации - Новое Восточное Обозрение

19.05.2011