С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Сергей Шашков

СМЕНЯТ ЛИ СИЛЫ НАТО ПОД ГОЛУБЫМ ФЛАГОМ ООН ЗЕЛЕНЫЙ СТЯГ ЛИВИЙСКОЙ ДЖАМАХИРИИ?

"Сколько лап будет у собаки, если хвост назвать лапой? Четыре. Даже если назвать хвост лапой, он ею не станет" /Авраам Линкольн/

Спустя три месяца после начала спланированного и поддержанного извне вооруженного мятежа в Ливии стало окончательно понятно - механизм, хорошо сработавший в Тунисе и с некоторыми шероховатостями в Египте, в Ливии дал явный сбой. Неожиданность происходящего произвела на авторов плана настолько шокирующее впечатление, что привела их в состояние временного ступора. Не слышно гневных заявлений в адрес Бахрейна, где врачей и медсестер бросали в тюрьмы и подвергали пыткам только за то, что они оказывали помощь всем без исключения раненым в ходе беспорядков, отсутствует внятная реакция ООН в отношении Йемена или Сирии, где уже несколько недель длится массовое кровопролитие, сопоставимое по количеству потерь с числом погибших в Ливии, - дежурные осуждения и призывы не в счет, ибо по своей стилистике напоминают колыбельные. Понятно, что Йемен и Сирия неминуемо подлежали "демократизации" после Ливии с последовательным интервалом в месяц, но Каддафи нарушил ход событий, а остановить уже запущенный механизм было невозможно.

В то же время отказаться от своих планов "демократизаторы" не в силах, и речь может идти только о корректировке и поисках выхода из тупика с таким расчетом, чтобы поставленные цели были так или иначе достигнуты. Цели очевидны: отстранить от власти М. Каддафи и предать его Международному суду либо устранить физически, заменив на послушных исполнителей, которые избавят своих новых покровителей от вызванной политикой несговорчивого полковника многолетней "мигрени" и обеспечат им полный доступ к гигантским запасам углеводородов и возможность использовать инфраструктуру занимающей стратегическое положение страны.

Расчет теперь строится на том, что ливийцы, привыкшие к доступности продовольственных и промышленных товаров в магазинах, к тому, что бензин и электроэнергия стоят копейки, а обильный обед в самом дорогом ресторане - дешевле бутерброда в парижском бистро, столкнувшись с нарастающими экономическими проблемами и необходимостью борьбы за выживание, сами свергнут своего лидера или, по крайней мере, не будут активно этому препятствовать. Помимо неминуемого продолжения "охоты на Каддафи" теперь можно ожидать нанесения методичных ракетно-бомбовых ударов по объектам государственного управления и разрушение экономического потенциала Ливии с целью ее "удушения" с последующим проведением "военно-гуманитарной операции" под эгидой ООН.

Особенность развития международных событий состоит в том, что идет перераспределение ролей: если ранее Совет Безопасности ООН лишь штамповал резолюции, задним числом "легитимизировавшие" агрессию против суверенной Югославии, "узаконивавшие" оккупацию и "демократичность" выборов в Ираке и Афганистане, где голосование проходило под дулами автоматов, а подсчет голосов производился на закрытых территориях иностранных военных баз, то теперь на ООН возлагается задача принять непосредственное и активное участие в операции по свержению существующего в Ливии строя.

Для обоснования необходимости проведения "гуманитарной операции" ООН идет активная подготовительная работа. Власти Ливии неоднократно приглашали в страну международные комиссии для ознакомления с реальной ситуацией. Во второй половине апреля в Ливии побывала "группа экспертов ООН", но о результатах ее работы не сообщалось. Впрочем, о содержании отчета можно судить по косвенным признакам: группа обошлась без специалистов по Ливии, в ее состав вошли египетский эксперт по правам человека Шариф Басьюни, подданная Иордании юрист Асма Хадер и судья из Канады Филипп Кирш.

Уместно напомнить, что в конце февраля Международный уголовный суд ООН приступил к расследованию "военных преступлений" в Ливии, причем подследственными по этому делу проходят несколько ливийских руководителей, включая Муаммара Каддафи. 20 апреля, не дожидаясь доказательств, Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллаи заявила, что "действия ливийской армии в Мисурате вполне можно классифицировать именно как военное преступление".

Помимо "шлифовки юридических нюансов", активная работа ведется по выработке стратегии и путей реализации наземной операции, обозначенной как "гуманитарная". Соединенные Штаты, "заварив кашу", еще в марте от активных боевых действий в Ливии самоустранились, делегировав полномочия по командованию военной составляющей операции - НАТО, а гуманитарной - ООН и Европейскому союзу. На деле США лишь отошли в тень, переложив всю "грязную работу" и ответственность на союзников, не забывая при этом пополнять запасы арсеналов ВВС участвующих в налетах стран корректируемыми авиабомбами, крылатыми ракетами, а также предоставив беспилотные самолеты-разведчики и данные космической разведки.

Еще 21 марта министры иностранных дел стран - членов ЕС согласились предоставить военнослужащих в распоряжении ООН по первому требованию для охраны и сопровождения сотрудников гуманитарных миссий и конвоев с гуманитарными грузами. 7 апреля стало известно, что ФРГ намерена отправить в Ливию военнослужащих бундесвера в рамках операции под условным обозначением Eufor Libya. Немецкие солдаты должны будут войти в состав войсковой группировки Евросоюза (EU-Battlegroup), которое займется обеспечением безопасности проведения организованной под эгидой ООН "операции по оказанию гуманитарной помощи".

С начала апреля в Бенгази находятся группы военных советников и специалистов из Франции, Италии и Великобритании. Так, британские старшие офицеры занимаются, по признанию Даунинг-стрит, "оказанием содействия временному переходному совету в решении организационных вопросов, связи и тылового обеспечения". В связи с этим случилась даже небольшая перепалка между британским Форин-офисом и Валери Амос, которая при правительстве Тони Блэра была лидером Палаты лордов, а с сентября 2010 года является заместителем генсека ООН и возглавляет Управление ООН по координации гуманитарных вопросов и оказанию чрезвычайной помощи (ОСНА): "Не совсем понятен статус этих военнослужащих", - заявила баронесса Амос. "У британского правительства есть свои приоритеты, но нельзя допустить стирания грани между гуманитарной и военной помощью", - добавила она. "Ну что Вы! Это же всего лишь военные советники, это же не войска!" - примирительно отвечали дипломаты.

Ранее В. Амос выступила против предложения Евросоюза (среди авторов - другая видная представительница Лейбористской партии, а ныне - Верховный представитель по иностранным делам и политике безопасности Европейского союза Евросоюза Кэтрин Эштон) о размещении в Ливии до 1000 военнослужащих ЕС "для охраны гуманитарных миссий" по причине его "несвоевременности". Одновременно сотрудники гуманитарных организаций выразили опасение, что войска ЕС вряд ли обеспечат им безопасность в Ливии, а вот подвергнуть дополнительному риску вполне могут, однако их мнение вряд ли способно что-либо изменить, когда идет такая игра.

Согласно нормам международного права, проведение гуманитарных, миротворческих и иных международных операций на территории независимого государства возможно только по приглашению и с согласия местных властей. В данном случае мы имеем еще один пример иного подхода: "правила существуют для того, чтобы их нарушать". Формальным поводом для отправки в Ливию контингентов ВС ряда стран вполне может стать обращение упоминавшегося OCHA к властям Евросоюза с просьбой обеспечить вооруженное сопровождение гуманитарных программ в Ливии. Почему именно ОСНА? Вся история полевых миссий ООН неопровержимо свидетельствует: там, где планируется проведение гуманитарных миссий или миротворческих операций, первыми всегда появляются сотрудники OCHA. В Бенгази они находятся с февраля, а в начале мая туда прибыл лично один из высокопоставленных руководителей этой структуры, что бывает нечасто.

Что касается Триполи, то все 12 сотрудников ООН были срочно эвакуированы оттуда в Тунис утром 1 мая, а представительство организации разгромлено разгневанной толпой через несколько часов после сообщения о гибели в результате авианалета НАТО сына и трех внуков Каддафи, а также других мирных жителей. По словам представителя ООН, власти Ливии принесли извинения, а сотрудники "временно покинули" столицу Ливии и вернутся туда, "как только сложится благоприятная обстановка". Между тем уже через несколько дней все эти сотрудники оказались в Каире, где уже создается оперативный штаб по управлению планируемой гуманитарной операцией, которая, по-видимому, должна охватить прежде всего восточную часть страны. В ООН объявлен набор сотрудников для работы в Ливии, в первую очередь требуются офицеры безопасности, желательно - со знанием арабского языка.

Кстати, немного о службе безопасности ООН. Если быть точным, то это Департамент по вопросам охраны и безопасности, его руководитель одновременно является заместителем Генсека ООН. С 2009 года этот департамент возглавляет американец Грегори Старр, который до этого в течение почти 20 лет работал в Госдепартаменте и многие годы отвечал за безопасность представительств США за рубежом. Не вызывает сомнений то, что Г.Старр в силу своих служебных обязанностей по прежнему месту службы был тесно связан с руководящими сотрудниками разведсообщества США, связей не утратил и, соответственно, имеет доступ к закрытой информации. И вот здесь есть нюанс: как ни удивительно, но в список арабских стран, "подлежащих реформированию", не попал, к примеру, Алжир, где в 2007 году была взорвана штаб-квартира ООН, а роль и влияние радикальных исламистов и сегодня очень велика. Однако осенью 2010 года сотрудникам ООН, работающим в Алжире, разрешили привезти семьи, а уровень опасности снизили. И - о чудо! - в Алжире, где базируется "Командование аль-Каиды в Арабском Магрибе", никаких волнений не произошло, уже не говоря о "революции". Впрочем, это всего лишь повод к размышлению.

Вернемся к "ливийскому вопросу". 29 марта в Лондоне состоялась конференция для обсуждения ситуации в Ливии: были созваны представители 40 стран, голосовавших за резолюцию 1973. В "президиуме" - генсек ООН Пан Ги Мун и его спецпосланник в Ливии по гуманитарным вопросам Абдель Иля аль-Хатыб, генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен, госсекретарь США Хиллари Клинтон, министр иностранных дел Франции Ален Жюппе и другие. Перед ними выступил некто по имени Гумма аль-Гаматы, представленный как "координатор по взаимоотношениям Британии с ливийским временным национальным советом". Оратор заявил, что "повстанцы" отчаянно нуждаются в оружии: "У нас вообще нет бронетехники - в противном случае мы покончили бы с Каддафи за несколько дней. Мы хотели бы дать нашей молодежи немного настоящего оружия". Выступившая затем Х. Клинтон выразила уверенность, что резолюции ООН разрешают "законную передачу оружия", и собравшиеся сошлись на том, что международная операция в Ливии продлится до тех пор, пока Муаммар Каддафи не выполнит требований резолюции СБ ООН. "Консенсус достигнут. Участники встречи единодушно заявили, что Каддафи должен покинуть страну", - объявил итальянский министр иностранных дел Франко Фраттини. Формулировки практически совпали с риторикой "переходного правительства".

Проведение крупномасштабной гуманитарной операции - это всегда очень большие расходы. Между тем в отношении Ливии вопрос предлагается решить с легкостью необыкновенной, причем поистине детская непосредственность сплелась с поразительной наглостью. Так, министр экономики ФРГ Райнер Брюдерле призвал Евросоюз выпустить указ об окончательной конфискации ливийских авуаров в странах Европы и о переводе этих денег на счет ООН, с которого можно будет оплачивать гуманитарные поставки в Ливию. О намерении передать средства, заблокированные на счетах Каддафи и членов его правительства, "народу Ливии" накануне объявила и госсекретарь США Хиллари Клинтон, причем херр Брюдерле явно "сэкономил" - он вел речь о шести млрд. долларов, а Х. Клинтон указала сумму 90 млрд. (по ее словам, 30 млрд. заморожены в США и 60 млрд. - в странах Евросоюза). Итак, флаг операции должна будет предоставить ООН, войска - Европейский союз, общий контроль останется за США, а платить за все будут ливийцы!

А что Каддафи? Он обращался с личным посланием к президенту Б. Обаме, многократно - в СБ ООН с просьбой рассмотреть ситуацию в Ливии на специальном заседании и прекратить бомбежки мирных городов, не раз призывал мятежников к переговорам - безрезультатно.

6-7 мая в Триполи прошла "Национальная конференция всех племен Ливии" с участием вождей и представителей почти 400 племен, родов и кланов страны - всего более 2000 делегатов, которые представляли интересы 85% населения страны. Было принято 18 решений, среди главных из них - о проведении мирного диалога и широкого круга политических и административных реформ. Всё должно начаться с прекращения мятежниками огня и широкой амнистии. Тех же, кто продолжает "работать на распад страны", одно из решений назвало "предателями". Кто-то спросит: справедливо ли? Кто они, эти "пламенные революционеры, покорившие сердца вершителей судеб мира"?

Первым о создании "переходного правительства" объявил 26 февраля в городе Эль-Бейда на востоке страны бывший глава ведомства юстиции Джамахирии Мустафа Абдель Джалиль, сбежавший из Триполи за несколько дней до этого. Он и возглавил "переходный национальный совет", который некоторые страны тут же назвали "единственным законным представителем всей Ливии". В качестве "премьер-министра" был заявлен Махмуд Джибриль, выпускник университета в Питтсбурге (США), "министра иностранных дел" - бывший посол в Индии Али аль-Иссауи. "Министром финансов" объявили Али Тархуни, который уехал в США в 1973 году, отбыв срок в ливийской тюрьме, и до недавнего времени преподавал в университете Сиэтла. "Вооруженные силы" мятежников возглавил Омар эль-Харири, который вместе с Каддафи участвовал в 1969 году в свержении короля Идриса, а через несколько лет попытался свергнуть уже самого Муаммара. Суд приговорил его к смерти, но затем казнь заменили на 15 лет тюремного заключения и 20 лет домашнего ареста. "Начальником генерального штаба" называют бывшего Секретаря Всеобщего Народного комитета внутренних дел (МВД) генерал-майора Абдель Фаттаха Юниса, перешедшего на сторону "восставших". Компанию дополняют "адвокат-правозащитник из Бенгази" Абдул Хафиз Гуга и еще 24 человека, о которых известно только их родственникам и знакомым.

Эта команда заявила о решимости свергнуть Каддафи, приветствовала резолюции ООН 1970 и 1973 и создала нефтяную компанию LOC (Libyan Oil Company), которую на встрече в Лондоне объявили "единственной, которая будет по праву эксплуатировать недра Ливии и заниматься нефтедобычей". А пока продажей "добытой" компанией LOC нефти занялся Катар, в столице которого Дохе регулярно собирается "контактная группа союзных стран".

Мятежники бурно приветствовали введение бесполетной зоны для всех ливийских летательных аппаратов над территорией Ливии и начало бомбежек авиацией НАТО. Однако вскоре тональность изменилась: 5 апреля "лидеры повстанцев" отметили, что они крайне недовольны операцией НАТО - несмотря на то, что они передают офицерам связи всю полученную информацию о координатах правительственных частей и их оснащении, "силы НАТО действуют крайне медленно, позволяя войскам Муаммара Каддафи перемещаться и входить в города, после чего сделать что-либо уже поздно", заявил Абдель Фаттах Юнис и предупредил, что "если НАТО продолжит бездействие, то переходный национальный совет обратится в СБ ООН" с жалобой на неэффективность военной помощи. НАТО активизировало нанесение ударов, впрочем, уже не очень разбирая, где кто. В итоге помимо участников вооруженного противостояния были убиты десятки мирных жителей по обе стороны баррикад, и 19 апреля председатель военного комитета НАТО адмирал Джампаоло ди Паоло посетовал, что "очень трудно" остановить войска Каддафи, а самолетам НАТО - "нейтрализовать минометы и ракетные установки ливийской армии, не убивая при этом слишком много гражданских".

Первоначально лидеры мятежников подчеркивали, что они не желают видеть иностранные войска на ливийской земле. Переломный момент наступил 19 апреля, когда Нури Абделла Абдель Ати, член "переходного городского комитета" Мисураты публично призвал ООН и НАТО ввести наземные войска и отметил, что "это не имеет ничего общего с оккупацией или колониализмом, потому что иначе мы все умрем". На следующий день его поддержал "переходный совет" в Бенгази: в заявлении указывалось, что "если защитить мирных жителей можно только путем ввода сухопутных войск: то это не повредит". Примечательно, что 18 апреля упомянутая выше Кэтрин Эштон объявила, что Евросоюз единогласно одобрил концепцию оперативного плана будущей гуманитарной операции в Мисурате при поддержке вооруженных сил. При этом было отмечено: это лишь концепция, но по сигналу ООН она может быть быстро трансформирована в оперативные планы.

21 апреля информированный американский аналитический центр STRATFOR сообщил, что в порт Мисурата "повстанцам" на судах, зафрахтованных ООН, Международной организацией по миграции, Международным красным крестом и частными компаниями, доставляют продовольствие, медикаменты, а кроме того - оружие и боеприпасы, также, видимо, отнесенные к предметам первой необходимости. Грузы доставляются частично напрямую (из Франции, Катара и некоторых других стран), частично - с заходом в Бенгази. В западных СМИ уже стали именовать Мисурату "ливийским Сараево", хотя такое сравнение вряд ли можно назвать удачным.

Почему ситуация в Мисурате оказалась в центре внимания? Это третий по величине город Ливии (население около 250 000 человек), глубоководный порт и единственный значимый объект, удерживаемый мятежниками на западе страны, да и тот только благодаря непосредственной поддержке сил антиливийской коалиции. Его стратегическое значение в сложившейся обстановке заключается в том, что в военном отношении это одно из самых приемлемых мест для высадки наземной группировки: есть необходимая инфраструктура и до ливийской столицы всего 200 км. Чем дольше Мисурата будет оставаться в руках мятежников, тем громче будут их призывы о необходимости проведения десантной операции под гуманитарным флагом. НАТО уже дало понять Каддафи, что взять город штурмом ему не позволят, и он фактически прекратил такие попытки. Получается еще один тупик в лабиринте, выход из которого - прекращение огня и переговоры между конфликтующими сторонами. Однако на это не пойдут мятежники, поскольку Мисурата - их единственный козырь, и сесть за стол переговоров с Каддафи означает для них (точнее, их хозяев) полное фиаско.

А тем временем поступают сообщения о случаях, когда ВМС НАТО, блокирующие побережье Ливии, после досмотра не допускали торговые суда, следующие в Триполи, но направляли их в Бенгази. Не добившись быстрого устранения режима Каддафи, внешние силы теперь ужесточают экономическую блокаду: в стране уже ощущается нехватка бензина, запасов продовольствия осталось, по разным оценкам, на 1-2 месяца. Что будет дальше - военно-гуманитарная операция под флагом ООН (с высадкой амфибийных сил или без нее), новая программа "Нефть в обмен на продовольствие" (опыт имеется), раздел страны, сочетание этих вариантов или появление новых - мы увидим совсем скоро.

По информации - Фонд стратегической культуры

17.05.2011