С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Виталий Билан

ПОЧЕМУ НОВОМУ ЕГИПТУ УДАЛОСЬ ПРИМИРИТЬ ПАЛЕСТИНЦЕВ?

4 мая в египетской столице в здании Службы общей разведки и контрразведки АРЕ состоялась церемония подписания соглашения о примирении тринадцати палестинских фракций. В соответствии с этим документом, стороны соглашения должны сформировать переходное правительство, в течение 8 месяцев на территории Палестины должны пройти парламентские и президентские выборы. Главными действующими лицами церемонии стали глава ПНА и лидер ФАТХ Махмуд Аббас, а также лидер ХАМАС Халед Мешааль.

После завершения церемонии лидер Палестинской автономии заявил, что подписание соглашения "закрывает черную страницу палестинской истории". Со своей стороны, Х.Мешааль подчеркнул, что ХАМАС крайне заинтересован положить конец межпалестинской вражде и поддерживает создание единого палестинского государства на Западном берегу Иордана и в секторе Газа, а также хочет вести "только одну борьбу - против Израиля". Кстати говоря, по условиям договора, ХАМАС получил разрешение войти в состав Организации освобождения Палестины (ООП).

Сразу бросается в глаза то, с какой внешней легкостью новое египетское руководство сумело достичь того, чего так долго не удавалось добиться режиму Х.Мубарака. Для того, чтобы разобраться в этом, напомним краткую историю каирского участия в межпалестинском урегулировании.

Каир и межпалестинский мир

В марте 2007 г., после того, как по итогам выборов в Палестинскую законодательную ассамблею было сформировано Правительство национального единства ПНА, тогдашний глава внешнеполитического ведомства Египта Ахмед Абуль Гейт выступил с заявлением, в котором, в частности, содержался призыв к мировому сообществу поддержать новое правительство ПНА, а также "позитивно сотрудничать" с ним, помочь палестинцам в строительстве государственных институтов и способствовать их успешной работе.

Очевидно, попытка "объективного" позиционирования со стороны официального Каира по вопросу создания новой политической ситуации на территории ПНА нужна была Египту по двум главным причинам:

- необходимостью создать конкуренцию Саудовской Аравии в борьбе за роль "ведущего государства арабского мира" во время работы саммита Лиги арабских государств 28-29 марта 2007 г. в Эр-Рияде;

- желанием заручиться поддержкой США в укреплении роли "малого посредника" в арабо-израильском конфликте во время встречи тогдашнего госсекретаря США К.Райс с руководителями внешнеполитических ведомств "оси умеренных арабских государств" (АРЕ, Саудовской Аравии, Иордании и ОАЭ) в египетском городе Асуан 24-25 марта 2007 г.

В то же время, дальнейшее усиление конкуренции между Египтом и Саудовской Аравией за роль "главного модератора" внутрипалестинских отношений, а также угроза радикализации египетского общества после захвата власти ХАМАС в секторе Газа в июне 2007 г., заставила официальный Каир занять четкую позицию в пользу ФАТХ. В частности, после того, как М.Аббас заявил о роспуске "хамасовского" правительства, а также когда 17 июня 2007 г. было приведено к присяге новое "фатховское" правительство, Египет признал его и призвал международное сообщество следовать его примеру.

Каиром было особо подчеркнуто, что Египет с момента введения чрезвычайного положения призвал все палестинские движения объединиться именно вокруг руководства ПНА и ее лидера М.Аббаса. Кроме того, из сектора Газа были выведены египетские дипломаты и сотрудники спецслужб. А.Абуль Гейт мотивировал это тем, что в секторе "полностью отсутствует законность".

И хотя с начала 2009 г. Египет значительно активизировал свою внешнеполитическую деятельность на палестинском направлении и пытался выступать в качестве "единственного действенного посредника" в разрешении межпалестинского конфликта, "профатховская" позиция официального Каира во многом предопределила провал переговоров в октябре 2009 г.

Официальной причиной "хамасовского демарша" тогда было названо решение М.Аббаса отказаться поддержать отчет комиссии Голдстоуна в ходе голосования в Совете ООН по правам человека. ХАМАС назвал это "предательством 1400 палестинцев, погибших в ходе операции "Литой свинец". В то же время, было очевидно, что руководство ХАМАС использовало это лишь как предлог, чтобы избежать национального объединения на, фактически, "профатховских" условиях, предложенных режимом Х.Мубарака.

Что же изменилось с тех пор и заставило стороны так легко договориться?

Новые тенденции

Мне уже доводилось писать на страницах НВО о новых тенденциях ближневосточной политики "послемубараковского" Египта. В частности, в данной связи можно вспомнить попытки наладить отношения с Ираном, резкие антиизраильские выпады со стороны некоторых представителей новой египетской власти, в т.ч. и министра иностранных дел Набиля аль-Араби, а также заявления внешнеполитического ведомства о намерении открыть на постоянной основе КПП "Рафах" на границе АРЕ и сектора Газа.

Главных причин такого весьма заметного регионального внешнеполитического поворота официального Каира видится, как минимум, две. Во-первых, на нынешнем этапе не только в египетском обществе, но даже в египетской армии происходит "тихая" исламизация и усиление влияния течения ваххабитов и салафитов, исповедующих строгую версию ислама. А, во-вторых, учитывая общую радикализацию настроений в регионе в результате арабских "революций", Египет пытается перехватить "пиар-инициативу" по "оперированию" ближневосточным геополитическим пространством.

В этом плане показательна позиция официального Тегерана по поводу нынешнего межпалестинского соглашения. Так, глава внешнеполитического ведомства Ирана Али Акбар Салехи сразу же после подписания поприветствовал "успешные переговоры в Каире", охарактеризовав их как "положительный шаг на пути достижения палестинских стремлений". Салехи также подчеркнул, что объединение палестинских сил будет способствовать "сопротивлению израильской оккупации", а также является необходимым элементом защиты прав палестинского народа.

Кроме того, что показательно, руководитель иранского внешнеполитического ведомства поблагодарил Египет за его роль в межпалестинском переговорном процессе.

Со своей стороны, "бонусы" на нынешнем этапе от каирского межпалестинского соглашения получили и две самые крупные палестинские политические силы - ФАТХ и ХАМАС. Первой сейчас крайне необходима демонстрация палестинского единства накануне сентябрьского заседания ГА ООН и голосования в Совбезе по поводу независимости Палестины. Для ХАМАС же достижение межпалестинского мира позволяет выйти из изоляции, разблокировать свою "цитадель" - сектор Газа, а также распространить влияние на Западный берег Иордана. Кроме того, организация пытается максимально воспользоваться, в свете нынешних внутриполитических проблем главного "патрона" ХАМАС - Сирии, изменением региональных "аппетитов" новой египетской власти.

Ныне трудно говорить, насколько прочным окажется нынешний межпалестинский союз, учитывая целый ряд принципиальных противоречий, которые будет очень непросто преодолеть. В частности, под вопросом остается распределение ведущих постов в будущем палестинском государстве, а также процентное соотношение представителей ФАТХ и ХАМАС в руководстве ООП. Однако уже сейчас можно констатировать, что расстановка сил на Ближнем Востоке после подписания межпалестинского мира может измениться кардинальным образом, что, безусловно, повлияет, в первую очередь, на дальнейшее развитие израильско-палестинского мирного процесса.

Впрочем, об этом стоит поговорить отдельно.

Билан Виталий Николаевич, эксперт по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

По информации - Новое Восточное Обозрение

08.05.2011