С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Владимир Ахмедов

СИРИЯ: IF TOMORROW COMES

Прошедшая неделя стала одной из самых сложных и напряженных с момента начала народных волнений в САР. К среде протестные движения охватили практически все наиболее значимые городские и сельские центры страны. Не смогли устоять прежде спокойные столичные города - Дамаск и Халеб. Количество протестующих стало исчисляться уже не сотнями, а тысячами человек. Изменился социальный, возрастной и гендерный состав демонстрантов. К ним присоединились студенты и ряд преподавателей Халебского и Дамасского университетов, хозяева мелких лавочек и магазинов, люди среднего возраста, женщины и девушки. Изменился характер требований и лозунгов протестующих. Наряду с прежними требованиями свободы, реформ, уважения прав и достоинства личности, все чаше стали раздаваться призывы к свержению правящего режима и отставке президента Башара Асада. Власть по-прежнему отказывалась от урегулирования кризиса политическими средствами, делая упор на использование силы. Несмотря на это, протесты носили в целом мирный характер, без выраженной конфессиональной и этнической составляющей. Демонстранты старались сохранять порядок на улицах во время шествий, не допускать погромов объектов государственной и частной собственности, по возможности, избегать столкновений с силами правопорядка. Заметным исключением стал город Баньяс, который был фактически блокирован подразделениями сил безопасности. Сильную озабоченность властей вызвал тот факт, что этот портовый город мог стать транзитным пунктом контрабанды оружия из соседнего Ливана и оплотом радикальных "исламистов", которые, как считают сирийские спецслужбы, могли там укрепиться в последние годы, просачиваясь из северных районов Ливана (г. Триполи). Готовящийся штурм города удалось предотвратить после того как туда вошли подразделения сирийских вооруженных сил, гарантировавшие порядок и безопасность его жителей. Горожане встречали военных как своих спасителей и освободителей. Появились сообщения о перестрелках военных с силами безопасности, о расстреле последними солдат и офицеров, отказывающихся открывать огонь по демонстрантам. Если эта информация имеет под собой объективную основу, то в случае продолжения и интенсификации протестных движений власть может столкнуться с очень серьезной проблемой раскола в силовом блоке и формирования предпосылок возможного военного переворота в стране. В результате того, что местные СМИ весьма скудно и односторонне освещали происходящее, а иностранным журналистам сирийские власти чинили всяческие препятствия, оппозиционные интернет-сайты и странички в социальных сетях стали основным источником информации о событиях в Сирии, а в ряде случаев превращались в поле информационной войны с официальными сирийскими СМИ. Пытаясь представить демонстрантов "бандитами" и "экстремистами", сирийское телевидение продемонстрировало кадры свидетельских показаний схваченного спецслужбами "заговорщика", который признался в связях с зарубежным экстремистским подпольем и рассказал о полученном задании стрелять в полицию и демонстрантов. В ответ на ряде оппозиционных сайтов появилась информация о том, что силы безопасности блокируют подвоз муки в Деръу и продуктов в Баньяс, а поступающий в другие города хлеб содержит внутри листовки проправительственного содержания. Одновременно оппозиция осуществила вброс в социальные сети документа якобы принадлежавшего Управлению общей разведки САР, где излагался план борьбы с протестующими, разработанный по итогам прошедшего 23 марта совещания руководителей ведущих сирийских спецслужб.

14 апреля, накануне пятницы, которая с некоторых пор стала подлинным кошмаром для арабских властей и праздником всех арабских революционеров, президент издал указ №146 о формировании нового правительства во главе с Аделем Сафаром. Персональный состав кабинета министров не принес больших неожиданностей. Из 31 министра 17 сохранили свои портфели, в т.ч. министры обороны, иностранных дел, по делам администрации президента. Назначено 14 новых министров, в т.ч. - юстиции, внутренних дел, средств массовой информации, труда, экономики, финансов, туризма, образования. За редким исключением это были представители второго чиновничьего эшелона, которые никак не проявили себя в прошлом как сторонники реформ. Экономическая команда бывшего вице-премьера А.Дардари не вошла в состав нового правительства. Его пост остался вакантным. В последние несколько лет правительственный офис А.Дардари и его имя тесно связывали в сирийских экономических кругах с понятием реформ. Отставка А. Дардари была во многом связана с тем, что в последние годы он провел ряд непопулярных мер, к тому же без должного информационно-пропагандистского обеспечения. В частности, существенно были урезаны государственные субсидии на ряд основных продовольственных и потребительских товаров. Расчеты на привлечение больших иностранных инвестиций не оправдались, а добиться обещанных темпов экономического роста не удалось. В результате его работой оказались недовольны как крупные сирийские промышленники, так и простые сирийцы. Сегодня определенные надежды с выправлением экономического положения САР связывают с именами новых министров финансов (Мухаммед Джлелати) и экономики (Нидаль аш-Шаар). В экономических кругах САР они имеют репутацию сильных профессионалов, технократов, не замешанных в коррупционных делах. Однако им предстоит столкнуться с большими проблемами, связанными с долгими годами плохого администрирования экономики, высокими темпами прироста населения, трудностями с поиском и привлечением местных и зарубежных инвестиций, особенно в условиях сохраняющегося кризиса. В сегодняшней Сирии серьезной проблемой является уплата налогов населением, которое государство не может обеспечить достаточным объемом услуг, в т.ч. и потому, что не решается ввести дополнительные налоги на богатых и роскошь. При этом доходы от нефти неуклонно сокращаются. Содержание и обслуживание громоздкого и неэффективного госсектора, приватизация которого идет очень медленно, тяжелым бременем ложится на госбюджет.

Одновременно сирийский президент дал указание освободить арестованных во время беспорядков. Правда, формулировка указа носила несколько двусмысленный характер в условиях сохраняющегося закона о чрезвычайном положении. Предписывалось освободить тех, кто "не совершал преступлений против страны и ее граждан". Тем самым окончательное решение вопроса об освобождении отдавалось в руки тех, кто производил аресты. Башар Асад встретился также с делегацией жителей Деръа, во время которой, как свидетельствовали очевидцы, узнал много нового о деятельности местных спецслужб во время подавления беспорядков. Президент выразил соболезнования семьям погибших и признал законность требований демонстрантов.

Дальнейшее развитие указанные шаги президента получили в его выступлении перед новым составом правительства 16 апреля с.г. Речь президента существенно отличалась от его выступления в парламенте 30 марта и в этом смысле представляла определенный шаг навстречу требованиям восставшего народа. Главный смысл президентской речи сводился к необходимости восстановления доверия между властью и народом. Таким образом, в отличие от прежнего выступления Башар Асад был вынужден признать, что с доверием есть проблемы. Президент согласился с тем, что требования демонстрантов носят законный характер и поручил правительству взять на вооружение более открытый, консультационный стиль работы. Президент также поручил правительству завершить до конца этой недели работу над отменой закона о ЧП, который, как предполагается, будет заменен новым законом о борьбе с терроризмом. В то же время президент не раскрыл основные положения нового закона и прежде всего механизм его применения с точки зрения определения границ свободы и безопасности. Президент признал право сирийцев на мирные демонстрации и поручил в этой связи правительству подготовить проект закона о демонстрациях. Башар Асад отметил, что новый закон станет серьезным испытанием для сирийских правоохранителей, которые "не готовы к подобным вещам". Однако некоторые сотрудники сирийских спецслужб, как бы предугадывая пожелания Б.Асада еще до его выступления стали повышать свой образовательный уровень. По информации сирийской оппозиции, после волнений в университетах "мухабаратчики" в штатском стали сопровождать студентов в кафе и на лекциях. Участники социальных сетей шутили - "сначала они ходили с нами молиться в мечеть, а теперь учатся в университете". Однако этого явно недостаточно для того, чтобы выполнить поручение президента и провести четкую границу между требованием реформ и намерением создать хаос и устроить саботаж. По крайней мере, действия полиции свидетельствуют об обратном. Башар Асад высказался также по поводу коррупции в Сирии. Характерно, что 30 марта сирийский президент фактически отрицал наличие коррупции в стране, объявив о победе над ней. Как потом поясняли официальные толкователи речей президента, тогда президент имел в виду политическую коррупцию, - получение за взятки мест в центральных и местных органах власти. Башар Асад предложил обязать чиновников подавать декларации о доходах и имуществе. Он пояснил, что подобные предложения в виде пилотного проекта существуют уже 3 года, но не затрагивают чиновников министерского уровня. К тому же собранные данные так и остались нереализованными. В то же время не секрет, что большинство сирийцев волнует, прежде всего, коррупция в высшем узком круге власти, а потом уже в министерской среде.

Несмотря на то, что президент в своей речи не упомянул о поправках в конституцию, которые могли бы повысить роль правительства как политического института государства, его выступление было выдержано в целом в позитивном ключе. Но существенно запоздало. Вне зависимости от желания Башара Асада сама логика событий заставляла предположить, что власть может проводить реформы только под давлением, а их серьезность и глубина зависят от решимости протестующих продолжать выступления.

Через несколько часов после выступления президента в правительстве на улицы Деръы со свечами в руках вышли сотни демонстрантов с требованием отставки режима. А в воскресенье 17 апреля в некоторых пригородах Дамаска, Хомса, в Деръа и Баньясе прошли массовые демонстрации, участники которых выступали за углубление характера реформ и отставку режима. В результате столкновений с "неграмотными" силами правопорядка несколько человек погибло, многие были ранены. Таким образом сирийские протестующие отметили 65-ю годовщину освобождения страны от иностранного господства, немалую роль в котором сыграли патриотически настроенные сирийские солдаты и офицеры, составившие в дальнейшем костяк национальных вооруженных сил, которые 1 августа отметят (будем надеяться) свой юбилей. Настораживающие аналогии.

Конечно, к происходящим в САР событиям не мог остаться равнодушным шейх Юсуф Карадави, который еще раньше заявил, что "поезд арабских революций прибыл на станцию Сирия". Руководимый им Всемирный совет мусульманских проповедников (улемов) принял заявление, в котором осудил репрессии властей против протестующих, призвал Башара Асада продолжить реформы, перестать характеризовать демонстрантов как заговорщиков и обратился к сирийской армии защитить население от произвола сил безопасности. При этом в заявлении Совета отмечалось, что акции протеста должны носить мирный характер и не провоцировать конфессиональную и этническую рознь. Одновременно Совет отметил, что время однопартийной системы в Сирии миновало, а борьба с Израилем не может служить оправданием властей в их отказе отвечать на требования демонстрантов. Одновременно сирийское телевидение показало репортаж о пресечении сирийской таможней попытки провоза большой партии оружия из соседнего Ирака.

Так что же на самом деле происходит в Сирии? Ответ на этот вопрос имеет далеко не праздный интерес. Помимо того, что Сирию связывают с нашей страной особые отношения, которые позволяют нам полноценно ощущать пульс событий на Арабском Востоке и принимать в них участие, там проживает более 100 тыс. наших бывших (по СССР) и нынешних соотечественников. Больше в этом регионе только в Израиле. Не являются ли эти пока во многом спорадические и плохо организованные, но многочисленные акции протеста прологом нечто большего? За какую такую свободу и реформы протестующие готовы проливать свою и чужую кровь? Если попытаться взглянуть на события в Сирии с иного угла зрения и предположить, что происходящие волнения могут являться предвестниками революции, основным вопросом которой, как известно, является вопрос о власти, то многое становится понятным. Протестующие требуют отмены закона о чрезвычайном положении, который исключает любую политическую конкуренцию, создание политических партий за рамками руководимого ПАСВ НПФ и проведение свободных выборов. Но если все эти требования будут действительно выполнены, и в Сирии, где, по разным оценкам, сунниты составляют 70-75% населения, а правящие алавиты лишь 12-15% населения, пройдут свободные выборы, то легко догадаться кто на них победит. Тем более что в когда-то едином с Сирией Египте "братья-мусульмане" создают свои партии и рассчитывают получить в ходе предстоящих выборов не менее 25-30% мест в парламенте. Бывший президент, его ближайшее окружение арестованы. Против высокопоставленных руководителей ряда спецслужб, правящей НДП, капитанов бизнеса выдвинуты тяжкие обвинения. И, наконец, решением Высшего административного суда распущена правящая НДП, ее имущество арестовано и передано в казну государства. Речь не идет о пресловутом эффекте домино. Не "козла" же забиваем. Но недооценивать демонстрационный эффект египетской революции, ее последствий было бы, на наш взгляд, неверно. Так же как и не видеть связь с событиями в Ливии и Йемене, которых, кстати сказать, связывают с Сирией разноплановые отношения. Можно предположить, что как только в этих странах наметится очевидный перевес в пользу восставшего народа, события в Сирии начнут развиваться ускоренными темпами и могут принять иной оборот.

В отличие от революционного Египта в Сирии до сих пор действует закон №49 от 1980 г., согласно которому только за принадлежность к организации "Братьев-мусульман" полагается смертная казнь. Правящая ПАСВ, в соответствии с 8 статьей конституции, является руководящей силой в государстве и обществе. Если на секунду забыть о конфессиональном аспекте данной проблемы, то все вроде бы выглядит нормально. Вот она долгожданная демократия - власть большинства. Но как быть с правами меньшинств, особенно тех, чьи представители последние 40 лет руководили Сирией и, несмотря на все достижения, успели наделать немало ошибок. Чего, например, стоит подавление мятежа "братьев-мусульман" в Хаме в 1982 г., унесшее жизни 20 тыс. чел. В сирийском обществе нет развитых демократических традиций, в рамках которых можно было бы решить эту проблему. Здесь, скорее, нужно действовать в привычной системе общественных координат и начинать с большого общественного договора под ясные и понятные гарантии, а уж потом переходить к принципу гражданственности как основы построения нового общественного порядка. К слову сказать, после того как Башар Асад в 2007 г. вопреки ранее сделанным заявлениям переизбрался на второй 7-летний президентский срок в условиях безальтернативных выборов, подобного рода попытки, правда, очень робкие и в сугубо закрытом режиме стали предприниматься. Сирийский президент стал постепенно и очень осторожно менять конфессиональный баланс в институтах реальной власти, допуская туда больше суннитов. Одновременно увеличились ассигнования на развитие различных проектов в районах средиземноморья с компактным проживанием алавитов. Однако под воздействием неблагоприятных внешних и внутренних обстоятельств и затронувшего Сирию мирового экономического кризиса эти шаги так и не обрели конкретную форму, что было, на наш взгляд, большой ошибкой. Более того, присутствие алавитов на ключевых постах в структурах реальной власти стало избыточным. Любые изменения в такой сугубо тонкой и деликатной сфере либо надо доводить до конца, либо вообще не начинать. Понятно, что сирийский президент исходил из самых лучших и высоких побуждений.

А что же завтра? Устоит ли Сирия? Будем надеяться, что устоит и не пойдет по ливийскому пути. Устоит ли режим? Большой вопрос. По крайней мере, Башару Асаду придется очень хорошо подумать, прежде чем принять решение идти на новый президентский срок в 2014 г. даже при самом благоприятном стечении обстоятельств. Между тем, сирийский президент еще достаточно молодой человек (44 года) и при этом имеет солидный политический опыт. В Египте после революции приняты конституционные поправки, запрещающие любому, кто отбыл два 4-х летних президентских срока, когда-либо вновь выставлять свою кандидатуру. И, очевидно, новая египетская конституция будет формировать новый политический тренд в регионе. По некоторым данным, сирийский президент уже задумывается над этим. Он хочет успокоить улицу и таким образом выиграть время, необходимое ему для того, чтобы предложить новую модель управления государством. Основные контуры данной модели могут напоминать систему организации власти в Турции. При этом не ясно, сохранится ли прежний объем полномочий президента или они будут сокращены и переданы правительству. Предполагается также создание 4-х новых политических партий и нового Совета национальной безопасности во главе с президентом.

Но в Сирии, где страсти накалены, это пока только планы. Чтобы начать их осуществлять необходимо прежде еще многое сделать. В качестве первых шагов Башар Асад мог бы отдать правоохранителям приказ перестать стрелять в свой собственный народ, изменить пропагандистско-информационную политику в освещении местными СМИ этих событий, принять ряд указов, открывающих путь глубоких реформ служб безопасности и ПАСВ, открыть широкие каналы взаимодействия с демонстрантами по линии партийных и общественных организаций для обсуждения поправок к конституции, начать бескомпромиссную борьбу с коррупцией и привилегиями в высших эшелонах власти. От того, что, как и когда будет делать президент, может зависеть не только его судьба, но и будущее Сирии. В противном случае Сирия может пойти своим путем, а Башару Асаду может понадобиться примерить наряды из новомодной линии Захи Хаввасаc. Хочется верить, что этого не произойдёт

Ахмедов Владимир, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение"

По информации - Новое Восточное Обозрение

19.04.2011