С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Валерий Коровин

ЦУНАМИ "ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ" НА ВЕЛИКОМ БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

Сегодня мы являемся свидетелями реализации американского плана, подготовленного в 2004 г. и получившего название "Великий Ближний Восток" (Greater Middle East). Основные его тезисы были обнародованы Джорджем Бушем на Стамбульском саммите НАТО в июне того же года. Согласно этому плану, пространство ближневосточного региона и Магриба должно быть радикально переформатировано для того, чтобы создать здесь условия для приращения американских ценностей с элементами западной демократии в центре политического устройства.

В том виде, в котором прежде существовали эти государства, они были не готовы для принятия американских ценностей ввиду того, что социальное устройство этих государственных образований представляло собой общинное либо клановое, с сильным доминирующим этническим фактором. На этом фоне в большинстве из них были выстроены светские политические режимы с авторитарным несменяемым лидером во главе, жесткой иерархией и зачастую режимом чрезвычайного положения, опорой на армию и спецслужбы в качестве основных гарантов соблюдения порядка и единой идеологической стройности. Т.е. по своей политической форме это были национальные государства с авторитарной жесткой вертикалью власти и четкой идеологической базой. Ничего не напоминает?

Недаром инициатор и вдохновитель концепции Greater Middle East неоконсервативный теоретик Майкл Ледин утверждал, что "современный исламский мир - это новое издание фашизма", но "фашизм играет без правил", следовательно, победить "фашизм" - т.е. исламский мир - можно только с помощью фашизма - т.е. крайне жестких и агрессивных действий, попирающих - ради "благих" целей - некоторые основополагающие нормы демократии". Борьба с исламским "фашизмом" стала новой глобальной идефикс американской империи, придающей ей мотивацию к дальнейшей экспансии.

Несмотря на идеологизированную вертикальную надстройку национального государства светского типа, каждое из этих государственных образований на социальном уровне представляет собой далеко не гражданское общество, как его понимают на Западе, с индивидуумом в центре. Напротив, это общество с коллективной субъектностью, оно не атомизировано, а, значит, принципиально отличается от той гражданской биомассы, которая необходима для установления западной демократии. Соответственно, те модели, которые американцы насаждают последние 20 лет во всем мире, там совершенно не приживались.

К тому же политические авторитарные режимы, внешне демонстрировавшие лояльность, не давали "разомкнуться" подконтрольным им территориям, что необходимо для подключения их к глобальной социальной сети. Все это затрудняло действия американских институтов развития гражданского общества в этих странах, а формальная лояльность многих политических режимов накладывала дополнительные ограничения, заставляющие считаться с их позицией и мнением.

Теория хаоса на службе демократии

Для того чтобы начать процесс атомизации "закрытого" кланового общества с коллективной субъектностью в основе своего устройства, такое общество необходимо привести в состояние хаоса, что в итоге "откроет" его, перемешает. Кланы и общины должны перемешаться, т.е. нынешнее, традиционное социальное устройство, которое в Северной Африке существует до сих пор, должно быть разрушено и перемешано. В рамках данного плана эта стадия реализуется в соответствии с теорией "управляемого хаоса", одним из авторов которой является американский стратег, дипломат и политолог Стивен Манн.

Теория хаоса прилагается к динамическим системам с очень большим количеством подвижных компонентов и представляет собой, по сути, новое нелинейное планирование событий в сложных системах. Сам Манн определяет этот подход как настоящую революцию, которая происходит в науке, формируя новые подходы к военной стратегии, а ее влияние может изменить как характер войны, так и эталоны стратегического мышления. "Структура и стабильность находятся внутри самой видимой беспорядочности и нелинейных процессах", - утверждает американский стратег. И здесь ключевую роль имеют исходные параметры, ибо, по мнению разработчика концепции, "подобные "хаотические" системы показывают тонкую зависимость от начальных условий".

Согласно этому подходу, реализация плана Greater Middle East была запущена в тот момент, когда исходные параметры и их синхронизация достигли оптимального уровня. Старт реализации данного цикла событий позволил отбросить все условности и начать стремительное переформатирование всего большого пространства Ближнего Востока.

Следует отметить, что социальная напряженность и неудовлетворенность населения данного региона уровнем своего благосостояния, что многие политологи определяют в качестве основной предпосылки для начала этих процессов, - существовала в этих обществах всегда, а уровень экономического развития в государствах, охваченных сегодня "цветными революциями", очень сильно разнился. Тем не менее, известные процессы стартовали там именно сейчас, синхронно, как по команде из единого центра, хотя здесь не следует искать линейной последовательности причинно-следственных связей, ибо она относится к стратегиям прошлого поколения, основанным на устаревшем, механицистском мировоззрении.

Безусловно, где-то эти процессы прошли в формате "бархатных революций", более гладко, практически бескровно, где-то с малой кровью, а где-то, как в Ливии или в Сирии, натолкнулись на сопротивление конституционных режимов, действующей власти, дающей отпор вооруженным мятежникам и выходящим за рамки действующего законодательства действиям оппозиции.

Конец ООН. США как единственный центр принятия решений

Сегодня многие задаются вопросом, почему решения Совета Безопасности ООН все чаще принимаются на основе информационных сюжетов и сообщений информагентств, насколько это соответствует статусу Совета Безопасности? Отвечая на этот вопрос, нужно было бы начать с того, что Совет Безопасности, как и сама Организация Объединенных Наций, еще с 1999 г., т.е. с момента начала бомбардировки Югославии, является декоративной структурой, которая де-факто не решает ничего, потому что основным источником силы и, соответственно, принятия решений сегодня являются США. И только они единолично дают санкции на любые действия, в первую очередь - силовые операции - удары по суверенным государствам, свержение режимов, перекройка регионов и пр.

Совет Безопасности теперь служит лишь неким моральным прикрытием для того, чтобы та часть населения планеты, которая все еще верит в существование международного права и роль ООН, была на какое-то время немного успокоена. Реально же Совбез ничего не решает. Планы и решения по их окончательной реализации принимаются в Вашингтоне, Совбез ООН ставится в известность об этих решениях по факту - и то, не все его члены, а только те, кто безоговорочно принимает принятые в Вашингтоне решения. Это объясняет и то, что для многих стран Запада череда арабских революций стала неожиданностью; и в первую очередь это касается Европы.

Здесь следует вспомнить о том, что именно Франция, находящаяся сейчас в авангарде авиаударов по Ливии, наиболее резко выступила против американского плана "Великий Ближний Восток" в момент его провозглашения. Но то была, следует отметить, Франция Жака Ширака, делавшая ставку на повышение геополитической самостоятельности Евросоюза, выступавшая против иракской авантюры в складывающейся на тот момент оси Париж-Берлин-Москва. Американцы поработали и в этом направлении, сформировав дополнительную предпосылку в свою пользу в лице Николя Саркози.

Несмотря на хорошую мину при плохой игре, то, что происходит сегодня в арабском мире, действительно стало неожиданностью для Евросоюза. Однако ЕС вынужден был принять как данность то, 0что было решено за них, и то, что стартовало с некой провокации, - самосожжения торговца, так же, как в свое время в 1894 г. Гаврило Принцип осуществил провокацию, которая дала старт Первой Мировой войне, но которая, по сути, все равно была неизбежной.

То, что реализует сегодня западная коалиция в Ливии, выходит за рамки не только внутреннего ливийского законодательства, но и за рамки международного законодательства, международного права, потому что это есть не что иное, как вмешательство во внутренние дела суверенного государства, подавляющего на своей территории антиконституционный вооруженный мятеж. Но вопреки этому очевидному факту ООН встает на сторону США. По этой причине не стоит, пожалуй, тешить себя иллюзиями о том, что Совбез ООН может иметь какую-то решающую роль в происходящих событиях - это было бы большим преувеличением.

Единственное, что могло бы изменить ход событий, - это крайне резкая и довольно однозначная позиция России и Китая, - которая бы заключалась в ярко выраженном протесте в виде наложенного вето на резолюцию 1973. Против вето, которое было бы наложено со стороны России и Китая, конечно, было бы сложно возразить. Хотя и в этом случае американцы нашли бы лазейку для того, чтобы начать свою операцию, и те информационные потоки, которые якобы ложатся в основу принимаемых решений, являются элементами одной и той же модели. И если не эти государства, так другие - все равно принимали бы участие в создании западной коалиции, легитимизирующей вероломство США. И если не Совбез ООН - так Лига арабских государств - санкционировала бы эти авиаудары. Запущена реализация большого плана, разработана тактика, под него же подгоняются и информационные потоки, и решения Совбеза, и действия западных американских союзников в Европе.

Стадии цветных революций: от soft-power - к hard-power

Возникает справедливый вопрос: почему бомбят именно Ливию, но не бомбили, например, Тунис и Египет? Не происходит этого сегодня и в Йемене с Бахрейном. Из теории "цветных революций" мы знаем, что их реализация начинается с мягкой, "бархатной" стадии. Если власть, которая подлежит смене, упирается, включается более жесткий сценарий, начинаются провокации, серьезные уличные столкновения, переходящие в массовые беспорядки. Если же и это не помогает, тогда возникают ситуации некоего народного неповиновения, бунтов, переходящих постепенно в вооруженный мятеж, что мы наблюдаем в Ливии. Если же и это не действует отрезвляюще на существующий режим суверенного государства, тогда в район операции вылетают американские бомбардировщики и с помощью "Томагавков" доводят начатое до логического конца, что произошло в Ираке, и что мы наблюдаем сегодня в Ливии.

То есть "цветная революция" в общем - это несколько стадий реализации одного и того же проекта, который имеет начальную мягкую - soft-power стадию, и завершающую, в случае необходимости, hard-power стадию, переходящую в прямую военную интервенцию. В Египте и Тунисе обошлись более мягкими вариантами воздействия, однако в Ливии, где руководство страны отказалось покидать свой пост, реализуется уже жесткий сценарий. Не исключено, что за ним последует неминуемое вторжение на территорию Ливии - сухопутная операция, в том случае, если и нынешние бомбардировки не приведут к желаемому на Западе результату, и режим Каддафи будет продолжать сопротивляться и успешно действовать против вооруженных мятежников. Тогда в итоге все будет завершено по иракскому сценарию - максимально жестко.

От Ирана до России и конец Израиля: перспективы "арабской волны"

Если брать краткосрочную перспективу, то, скорее всего, в ближайшее время, и здесь нужно согласиться с Гейдаром Джемалем, будут организованы провокационные теракты, якобы осуществленные от имени Ливии на территории Европы, которые станут предлогом для начала наземной операции. Что же касается более долгосрочных перспектив, то очевидно, одной из основных целей нынешней череды "цветных революций" и силового смещения действующих режимов является республика Иран.

Америка сегодня послала довольно ясный и недвусмысленный сигнал руководству этого государства, и в конечном итоге эта волна нестабильности, переформатирующая Ближний Восток, будет двигаться в сторону Ирана, и те более мягкие сценарии на территории этого государства, которые не увенчались успехом, будут заменены на более жесткие: не исключены такие же вооруженные мятежи как в Ливии, бесполетная зона, бомбардировки западной коалицией территорий государства Иран, ибо "не мытьем, так катаньем" США намерены менять действующий политический режим Исламской Республики Иран на более лояльный, проамериканский. На это, во многом, настроена вся эта спецоперация, весь цикл событий - от Туниса до Ливии и Сирии.

Единственное, чем можно успокоить иранские власти, так это тем, что американцы, запуская этот процесс, очевидно, пожертвовали и государством Израиль, представляющимся для Ирана одним из главных врагов. Как окруженная в тылу врага армия, Израиль будет долго и ожесточенно сопротивляться, отбиваясь по всем направлениям, но конечная участь его предопределена, потому как именно это государство является наиболее близкой, наиболее досягаемой целью для разгоряченного пространства арабского мира. Но что же делать - приходится чем-то жертвовать, когда вершится история, когда реализуются глобальные планы, глобальные проекты такого масштаба, когда, по сути, затеяно глобальное переустройство мира.

Но на Иране эта волна не остановится. Она двинется дальше, в сторону Средней Азии и Кавказа - Южного Кавказа и российского Северного Кавказа, и, в конечном итоге, такое своего рода "цунами цветных революций" захлестнет и Россию, смыв существующий политический режим Российской Федерации. Таков замысел американских стратегов.

Как он будет реализовываться, и какова будет сила энтропии большого евразийского пространства, которая на сегодня единственно противостоит этим процессам, потому как никакие другие силы этому больше не противостоят - здесь могут быть варианты. В терминологии Стивена Манна это называется "дивергентными диспропорциями на выходе", но то, что все запланировано именно таким образом, - в этом практически не приходится сомневаться.

По информации - Новое Восточное Обозрение

15.04.2011