С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Станислав Иванов

К ВИЗИТУ МИНИСТРА ОБОРОНЫ США В ИРАК

Министр обороны США Роберт Гейтс после краткого визита в Эр-Рияд с целью обсуждения с королем Саудовской Аравии Абдаллой последних событий в арабских странах и вопросов двустороннего военно-технического сотрудничества, 6 апреля 2011 г. неожиданно прибыл в Багдад.

В ходе своего рабочего визита в Ирак глава Пентагона встретился с командующим американским контингентом в Ираке генерал-лейтенантом Ллойдом Остином, руководством Ирака и Иракского Курдистана, посетил американские воинские части и Курдистанский регион. Как известно, предыдущий визит в Ирак Р.Гейтс совершил накануне вывода из Ирака боевых частей США в сентябре 2010 г.

В ходе его переговоров с президентом Ирака Дж. Талабани, премьер-министром Н.аль-Малики и президентом Курдистанского региона М. Барзани главное внимание было уделено предстоящему выводу из Ирака остающихся воинских частей США. Как известно, на пике вооруженного конфликта американский контингент в Ираке насчитывал 170 тыс. военнослужащих. В настоящее время в стране находятся около 47 тыс. американских военнослужащих вспомогательных частей и несколько тысяч сотрудников частных охранных структур. По утвержденному президентом США плану, уже летом 2011 г. их численность существенно сократится, а к концу года - американские солдаты должны и вовсе покинуть Ирак. Планировалось оставить лишь около 150 американских военнослужащих (советников и инструкторов) и некоторое количество сотрудников частных охранных структур для охраны дипломатических миссий США, содействия в обучении и подготовке персонала иракских силовых ведомств и организации военно-технического сотрудничества.

Тем не менее, "американские военные могут остаться в Ираке и после согласованной даты вывода - 31 декабря 2011 г.", если в этом возникнет необходимость", - заявил министр обороны США. "Если люди здесь захотят нашего присутствия, нам придется согласиться с этим достаточно быстро, поскольку это требует планирования", - сказал шеф Пентагона. "Я думаю, что есть интерес к продолжению нашего присутствия, но политика такова, что нам придется подождать, поскольку инициатива, в конце концов, должна исходить от иракцев", - заявил министр обороны в ходе встречи с военнослужащими американской базы "Либерти".

Накануне своего визита в Ирак, министр обороны США заявил в стенах конгресса, что "с уходом американских военных Ирак столкнется с серьезными проблемами и, вероятно, не сможет эффективно защищать свое воздушное пространство, а также обеспечить поддержание необходимого уровня боеспособности национальных ВС и их логистику".

Если же Вашингтоном будет принято решение остаться в Ираке и по окончании нынешнего года, подчеркнул Гейтс, то оно должно быть принято безотлагательно, поскольку американские войска задействованы и в других операциях в разных регионах мира - в т.ч. в Японии.

Выраженные представителем военно-политического руководства США готовность продлить сроки американского военного присутствия в Ираке и сомнение в боеспособности иракских национальных силовых структур объясняется рядом факторов.

Во-первых, в стране действительно сохраняется весьма сложная внутриполитическая и военно-политическая обстановка и существует реальная угроза того, что с уходом военнослужащих США ситуация в Ираке может вновь резко обостриться, вплоть до свержения правительства и распада страны по этно-конфессиональному признаку. Достигнутый на сегодня, не без влияния Вашингтона, временный консенсус между различными иракскими политическими силами представляется весьма хрупким и недолговечным.

С большим трудом вновь получивший пост премьер-министра страны Н.аль-Малики не пользуется авторитетом широких народных масс и рассматривается многими иракцами как марионетка США. Не случайно, на последних демонстрациях и митингах в Багдаде Н.аль-Малики обвинили в невыполнении предвыборных обещаний и лжи. Бездействие властей, торг за посты в новых структурах власти в условиях коррупции, безработицы и нехватки продовольствия служат причиной массовых акций протеста, которые распространились практически по всей стране.

Прошло уже больше года после парламентских выборов, но до сих пор не удалось завершить процедуру формирования новых органов исполнительной власти. Парламент уклоняется от принятия важнейших законов (о нефти и газе и т.п.). Не сделано никаких практических шагов по формированию Национального совета по стратегической политике, что было предусмотрено соглашением о создании коалиционного правительства Ирака в ноябре 2010 г. Лишь 28 марта текущего года Н.аль-Малики представил на рассмотрение парламента кандидатуры на посты министров обороны и внутренних дел (в настоящее время их обязанности исполняет сам глава правительства), руководителя службы национальной безопасности. Причем, учитывая сложный состав депутатского корпуса, отсутствие прочного проправительственного большинства, на пост главы военного ведомства были предложены две кандидатуры, а на пост главы МВД - три. Однако парламентарии не торопятся приступать к их обсуждению.

Тем временем ситуация в сфере безопасности в Ираке остается весьма тревожной. По информации министерства здравоохранения Ирака, только в марте т.г. от различных видов вооруженного насилия в стране погибли 136 мирных жителей (в феврале - 119 чел.), а число раненых составило 215 чел. (в феврале - 239 чел.). Не прекращаются нападения на здания иракских органов власти, полицейские участки и объекты иракской армии, представительства различных политических партий и организаций, банки, офисы иракских и иностранных фирм, медицинские учреждения и другие объекты. Продолжаются похищения людей, в т.ч. иностранцев с целью получения выкупа или по политическим мотивам. В целом похищение людей и рэкет остаются в Ираке прибыльным "бизнесом", борьба с которым не приводит к заметным успехам. В стране продолжают активно действовать криминальные элементы, в т.ч организованные преступные группировки.

30 марта в центре провинции Салах-эд-Дин городе Тикрите группа вооруженных боевиков захватила здание администрации. Погибли 60 и получили ранения около 100 чел. Власти традиционно обвинили в произошедшем местную "Аль-Каиду". 16 марта был совершен подрыв стратегического нефтепровода Киркук-Джейхан (Турция). 3 апреля совершено покушение на министра промышленности и минеральных ресурсов Ирака Ахмеда аль-Карбули. Машина министра и сопровождавшие ее автомобили попали в засаду. Вслед за взрывом заложенного на трассе фугаса боевики открыли огонь по колонне автомашин.

В марте 2011 г. американские войска в Ираке потеряли убитыми 2 чел. (в феврале - 3 чел.). Число раненых составило около 10 чел. (в феврале - 12 чел.). Таким образом, общие потери вооруженных сил США в Ираке с 20 марта 2003 г. по 1 апреля 2011 г. составили, по уточненным данным, убитыми (по информации Пентагона) 4759 чел. и ранеными около 32060 чел. Погибло свыше 1 млн. иракцев.

Ожидается, что после вывода американских войск из Ирака подрывная деятельность различных экстремистских и террористических группировок может вновь заметно активизироваться, страну опять захлестнет волна массового насилия и хаоса.

По состоянию на 1 апреля 2011 г., в силовых структурах Ирака числилось около 724 тыс. чел., в т.ч. в вооруженных силах 260 тыс. чел. (из них 5,7 тыс. чел. в специальных антитеррористических формированиях) и в различных структурных подразделениях МВД - 464 тыс. чел. Однако уровень их боеготовности и боеспособности оставляет желать лучшего и можно согласиться с мнением специалистов, что эти структуры пока не способны самостоятельно обеспечить безопасность в стране на должном уровне. Вряд ли помогут исправить положение и обещанные США поставки вооружений и боевой техники на общую сумму до 26 млрд. долл. Милитаризация Ирака и отвлечение на гонку вооружений таких огромных сумм из национального бюджета скорее приведут к еще большей радикализации иракского общества и росту недовольства широких народных масс. Страна еще не оправилась от войны и блокады, нарушено электро- и водоснабжение, разрушена инфраструктура, жилой сектор, система здравоохранения и образования. Следует также учитывать, что силовые ведомства Ирака включают в себя представителей всех основных групп населения (арабы-шииты, арабы-сунниты и курды) и, в случае внутреннего конфликта, армия, полиция и службы безопасности просто распадутся на враждебные друг другу части.

Определенное беспокойство Вашингтона вызвали и ряд последних внешнеполитических заявлений Багдада. В частности, иракское правительство дало негативную оценку вводу в Бахрейн войск Саудовской Аравии и некоторых других стран-членов ССАГПЗ. По мнению Н.аль-Малики, в Бахрейне имеет место "противостояние между суннитами и шиитами, в которое вмешались суннитские страны", и поэтому "ввод войск из суннитских арабских стран в государство, где большинство жителей шииты, следует понимать как интервенцию". Аналогичную оценку бахрейнским событиям дали радикальный шиитский политик М.ас-Садр и духовный лидер иракских шиитов аятолла А.ас-Систани. В Багдаде, Басре, Эн-Наджафе, Кербеле и других городах прошли демонстрации против саудовского военного присутствия в Бахрейне.

Хотя Ирак официально поддержал международную военную операцию в Ливии, иракская оппозиция, в частности, М.ас-Садр осудили "вмешательство США в дела Ливии и других арабских стран".

Не понравилось Вашингтону и то, что президент Ирака Дж.Талабани и премьер-министр Н. аль-Малики в ходе телефонных разговоров с президентом Сирии Б.Асадом выразили поддержку усилиям сирийского руководства по сохранению внутреннего единства страны в свете происходящих в Сирии массовых антиправительственных выступлений. Тот же Р.Гейтс призывал сирийское руководство не чинить препятствий демонстрантам и посоветовал сирийским военным поступать так же, как их египетские братья.

Таким образом, несмотря на то, что в центре внимания визита главы Пентагона в Ирак было уточнение сроков и порядка вывода американского военного контингента, Р.Гейтс как бы "сверил часы" и по более широкому кругу вопросов, в частности, по внешней политике, военно-техническому сотрудничеству и т.п. Очевидно, что Вашингтон начинает понимать, что 8-летняя оккупация Ирака не привела к желаемому для США результату, выстроенная ими постсаддамовская "западная" модель государственного устройства страны оказалась непрочной и может не оправдать ни надежд Вашингтона, ни затраченных финансовых средств, ни людских потерь. Ирак так и не стал еще одним звеном в создаваемом США Большом Ближнем Востоке, надежным поставщиком нефти на мировой рынок, барьером на пути шиитской экспансии иранских фундаменталистов в направлении стран Персидского залива, Сирии и Ливана. Более того, возникла реальная угроза, что с уходом войск США режим аль-Малики рухнет и к власти в Багдаде придут более независимые шиитские группировки, что неизбежно приведет к усилению в регионе позиций Ирана. Нельзя также исключать и возникновения гражданской войны в Ираке и распада страны по этно-конфессиональному признаку. В таком случае, Вашингтон, очевидно, попробует разыграть "курдскую карту" и сохранить свое влияние хотя бы на севере Ирака в Курдистанском регионе.

Станислав Михайлович Иванов, ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук (ИМЭМО РАН), кандидат исторических наук, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

По информации - Новое Восточное Обозрение

09.04.2011