С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Григорий Косач

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ И ИРАН: ПОЛЕ ПРОТИВОСТОЯНИЯ РАСШИРЯЕТСЯ

Поле саудовско-иранского политического противостояния расширяется - сегодня это не вызывает сколько-либо существенных сомнений. У этого процесса была своя предыстория, включавшая активную конфронтацию обеих сторон в случае попыток проникновения летом 2010 г. сторонников йеменского движения Аль-Хуси в южные регионы королевства, как и в варианте внутриливанских событий, когда каждая из противостоящих сторон поддерживала, соответственно, либо движение Хизбалла, либо противостоящий ему политический блок Саада Харири. Наконец, эта конфронтация развивалась с переменным успехом, - если события на саудовско-йеменской границе завершились отражением того, что в Саудовской Аравии едва ли не открыто называли "иранской агрессией" (когда движение Аль-Хуси квалифицировалось в качестве "иранской марионетки"), то отставка С.Харири с поста премьер-министра (усиливавшая позиции Хизбаллы) выглядела как несомненный успех Ирана.

Вместе с тем, вновь возникшая в арабском мире в связи с эволюцией массовых революционных выступлений реальность создала новые точки саудовско-иранской конфронтации. В этом контексте Бахрейн стал едва ли не основной из них, когда двустороннее противостояние после ввода входящих в военную структуру Совета сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ) "Щит полуострова" армейских формирований (прежде всего, саудовских) на бахрейнскую территорию приобрело характер открытого столкновения интересов обеих стран, претендующих на то, чтобы быть ведущими державами в регионе Залива и арабо-мусульманского мира. Саудовская пресса (вне зависимости от того, шла ли речь о "внутренних" или "внешних", издающихся в Лондоне "Аш-Шарк Аль-Аусат" и "Аль-Хайят", саудовских изданиях) открыто обвиняла Иран в проведении курса на дестабилизацию внутрибахрейнской ситуации, прямом провоцировании оппозиции на противостояние "законной власти Королевства Бахрейн" и в стремлении "нанести удар по независимости и суверенитету" одного из членов ССАГЗ и "арабского регионального сообщества". Резкость саудовской позиции имела под собой основания, - считая Иран своим "стратегическим противником", саудовский истеблишмент рассматривал развивавшееся в собственной стране петиционное движение, выступавшее с требованиями ее трансформации в "конституционную монархию", попытки местных пользователей социальных сетей организовать антиправительственные демонстрации, как и провозглашение создания в Саудовской Аравии "Исламской партии нации", проявлениями "прямого вмешательства" Ирана во внутрисаудовские дела.

3 апреля 2011 г. в Эр-Рияде состоялось заседание Министерского совета стран-членов ССАГЗ, посвященное анализу нынешней ситуации в Бахрейне. Однако, вместе с тем, его участники - министры иностранных дел членов этой организации - выступили с беспрецедентными обвинениями в адрес Ирана. Речь шла о "плетущихся" иранской стороной "заговорах против национальной безопасности" арабских государств Залива, "провоцировании межконфессиональной розни и межконфессиональных столкновений" на их территории [1]. Конкретизируя эти "заговоры" и "провокации", министры говорили не только о Бахрейне (хотя ситуация в этой стране стала для них наиболее весомым подтверждением "порочности" иранского курса), но и о "раскрытии иранской разведывательной сети" в Кувейте, а также об "иранских провокациях" в отношении Саудовской Аравии. Более того, подчеркивая "недопустимость продолжающегося иранского вмешательства во внутренние дела Йемена", главы внешнеполитических ведомств государств ССАГЗ заявили о своей "решимости содействовать началу переговорного процесса" между правительством Абдаллы Салеха и оппозицией. Фиксируя все эти положения в заявлении Министерского совета ССАГЗ и включив в него обращенное к Ирану требование "неукоснительно придерживаться принципа добрососедства" и "немедленно прекратить вмешательство во внутренние дела арабских государств Залива", Саудовская Аравия достигала важного дипломатического успеха, преодолев обычно более сдержанную позицию Омана и Катара в отношении иранской стороны[2].

Важны, однако, не только официальные заявления, но и их комментарии в саудовской прессе, дающие более пространное представление о нынешней позиции саудовского истеблишмента в отношении Ирана.

7 апреля 2011 г. лондонская "Аль-Хайят" опубликовала передовую статью своего главного редактора Гассана Шербеля "Иран преступает пределы" [3]. Ее автор, в частности, замечал: "В последние годы государства Залива с опасением наблюдали за попытками Ирана утвердить себя в качестве религиозного и политического авторитета в отношении арабов-шиитов. Их опасение подтверждалось развитием событий в Ираке и Ливане, где длительная невозможность создания правительства в Багдаде, как и ливанского правительства, определялась неуступчивостью Ирана. Государства Залива, конечно же, не могли согласиться с тем, чтобы предоставить Ирану право быть таким авторитетом, как, собственно, они не могли и мириться с попытками Ирана определять развитие событий в Манаме и Кувейте. Даже если требования шиитов и справедливы, - подчеркивал далее Г.Шербель, - государства Залива должны были ввести воинские формирования "Щита полуострова" в Бахрейн по просьбе его правительства, поскольку эти государства исходят из единства связывающих их исторических уз, считая, что справедливость требований шиитов не может стать основанием для иранского проникновения, как и для попыток Ирана получить шанс влиять на внутреннюю и внешнюю политику государств Залива". Главный редактор "Аль-Хайят" был откровенен: "Отношения между государствами Залива и Ирана вступили в период серьезного кризиса". Не приходится говорить, что этот "кризис" определяется, в первую очередь, резким ухудшением саудовско-иранских отношений. Более того, цитируемые слова Г.Шербеля определяли географический ареал саудовско-иранской конфликтной зоны (пусть даже он и не упоминал Йемен), границы которого включали не только, собственно, регион Залива, но и простирались в направлении Ирака и Ливана.

Важна, тем не менее, и опубликованная также 7 апреля 2011 г. передовая статья в лондонской же "Аш-Шарк Аль-Аусат", подписанная ее главным редактором Тареком Аль-Хамидом - "Иран поддерживает режим и наносит удар по сирийцам" [4]. Само название этой статьи свидетельствует о том, что география, очерченная Г.Шербелем в качестве поля саудовско-иранского противостояния, расширилась. Впрочем, стоило бы обратиться к тексту этой публикации.

Анализируя высказывания иранского посла в Дамаске Ахмеда Мусави в связи с "ростом исламского фундаментализма" в Сирии, когда иранский дипломатический представитель выразил полную поддержку его страны "справедливых действий" сирийского режима, главный редактор "Аш-Шарк Аль-Аусат" замечал, что, по сути дела, иранская позиция "внутренне противоречива". Эта "противоречивость" определяется тем, что Иран занимает сторону "светского баасистского режима" в его противостоянии, в частности, сирийской "религиозной оппозиции", которая оценивается иранским послом как "агентура внешних сил" и, в частности, "сионистов". Если, как подчеркивал Т.Аль-Хамид, в ситуации, когда демонстранты в Дераа скандировали лозунг "Нет Хизбалле, нет Ирану!", то каким образом их действия можно квалифицировать в качестве отвечающих "интересам сионистов"?

Впрочем, проблема, поставленная руководителем редакционной коллегии "Аш-Шарк Аль-Аусат", заключается не в этом обстоятельстве. Она связана с тем, что, по его словам, "арабский мир" (в его случае это, видимо, синоним Саудовской Аравии) высказывает свою "поддержку осуществляемым президентом Башаром Асадом реформам". В свою очередь, эти "реформы" стали ответом на "требования всех слоев и конфессиональных групп сирийского народа". Иными словами, если этот "мир" поддерживает "сирийский народ", то иранское руководство "ведет наступление и оскорбляет сирийцев". Если в бахрейнском случае иранское руководство "якобы поддерживает вышедший на демонстрации народ", то в сирийском - "народ становится предателем и марионеткой". Наконец, вывод статьи: "Там, куда дотягивается рука Ирана, начинается бунт. Когда речь идет о Сирии, то Тегеран, поддерживая режим, наносит удар по сирийцам".

Что ж, слова Т.Аль-Хамида не более чем эвфемизм, за которым скрывается мысль о расширении поля саудовско-иранского противостояния, которое в условиях сегодняшнего дня распространяется и на Сирию.

Косач Григорий Григорьевич - доктор исторических наук, профессор кафедры современного Востока факультета истории, политологии и права РГГУ, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

Источнкик:

[1] "http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/5686#_ednref1" Здесь и далее см.: Дувваль Аль-Халидж туттахим Иран би ат-таамур аля амниха аль-ватаний (Государства Залива обвиняют Иран в заговоре против их национальной безопасности). - Ар-Рияд, 4 апреля 2011. - http://www.alriyadh.com/2011/04/04/article620353.html.

[2] "http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/5686#_ednref2" Текст заявления Министерского совета см. на сайте саудовского министерства иностранных дел: Вузара аль-хариджийя дувваль Маджлис ат-таавун аль-халиджий юдинун ат-тадаххуль аль-ираний фи аш-шуун ад-дахилийя ли дувваль Аль-Маджлис (Министры иностранных дел государств Совета сотрудничества осуждают иранское вмешательство во внутренние дела государств Совета). - "http://mofa.gov.sa/ServicesAndInformation/news/MinistryNews/Pages/NewsAr..." "http://mofa.gov.sa/ServicesAndInformation/news/MinistryNews/Pages/NewsArticleID880143.aspx".

[3] "http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/5686#_ednref3" Здесь и далее: Шербель Г. Тахатты Иран (Иран преступает пределы). - Аль-Хайят

[4] "http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/5686#_ednref4" Здесь и далее: Аль-Хамид Т. Иран тадъам ан-низам ва татъун ас-сурийин (Иран поддерживает режим и наносит удар по сирийцам). - Аш-Шарк Аль-Аусат, 7 апреля 2011. - "http://www.aawsat.com/leader.asp?section=3&article=616159&issueno=11818" "http://www.aawsat.com/leader.asp?section=3&article=616159&issueno=11818".

По информации - Новое Восточное Обозрение

08.04.2011