С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Елена Пустовойтова

В ПОЛУШАГЕ ОТ "СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА"?

Еще не отгремели выстрелы в Ливии, а на Западе уже проектируют новую геополитическую конфигурацию для Ближнего Востока.

Американцы выражают озабоченность тем, что после революций в Северной Африке и на Ближнем Востоке к власти придут исламистские правительства, пишет The Washington Post. Администрация Барака Обамы "делает попытки увидеть различие между разными движениями в регионе, отстаивающими принципы мусульманского права в управлении. Внутренняя оценка, заказанная Белым домом в прошлом месяце, делает упор на больших идеологических различиях между такими движениями, как "Братья-мусульмане" в Египте и "Аль-Каида", что будет определять подход США к региону".

Вашингтон, понятное дело, страшится радикального ислама, если его адепты придут к власти. Ведь сегодня в мусульманском мире для США нет точки опоры. Они - главный и закоренелый враг, какой бы демагогией о демократии ни прикрывалось американское присутствие в этой части мира.

В докладе представителей разведсообщества США, подготовленном в феврале и посвященном определению различий между двумя крупнейшими политическими силами - "Братья-мусульмане" и "Аль-Каида" - проведено различие между целями этих двух групп и высказывается предположение, что смесь мусульманства и национализма у "Братьев-мусульман" делает их организацией, сильно отличающейся от "Аль-Каиды", которая считает национальные границы препятствиями к восстановлению исламского халифата. В докладе признается, что "Братья-мусульмане" критикуют США прежде всего за лицемерие по отношению к демократии - продвижение её на словах и оказанию на деле поддержки таким диктаторам, как Хосни Мубарак.

Financial Times рассматривает несколько сценариев событий: если режим Каддафи вскоре падет, то нефть вряд ли сразу вернется к цене 95 долларов за баррель, поскольку неясно, как быстро удастся восстановить добычу в Ливии. Майкл Виттнер из нью-йоркского отделения Societe Generale пишет, что "если ситуация в Ливии нормализуется, это еще не снимет проблем в других странах. Чтобы вернуться к 95-100 долларам за баррель, весь регион должен успокоиться".

Сценарий номер два - если кризис в Ливии затянется. Тогда добыча нефти там прекратится полностью. Цены, по мнению экспертов, вырастут до 120-125 долларов за баррель, что может замедлить "мировой экономический рост".

Существует и опасность "эффекта домино", если ливийская нефтепромышленность замрет, а волнения распространятся на другие нефтедобывающие страны. Тогда цены подскочат до 150-220 долларов за баррель. В этом случае МЭА (Международное энергетическое агентство) использует стратегические запасы, но и они не успокоят рынок нефти.

Вот почему особенно любопытен в газете пассаж оставшегося не названным представителя администрации Обамы, который заявил: "Если наша политика не сможет разглядеть разницы между "Аль-Каидой" и "Братьями-мусульманами", мы не сможем приспособиться к изменениям". Надо полагать, в Вашингтоне уже различают оба движения и каждому из них ему есть, что предложить.

Европе собраться с мыслями в связи с событиями в Ливии и в целом на Арабском Востоке несколько сложнее. Резкое подорожание нефти, ставшее следствием "народных революций", слишком сильно бьет по нервам, чтобы сохранять спокойствие. Пресса рисует несколько сценариев ближайшего будущего, и наихудший из них - атаки террористов на танкеры или месторождения Саудовской Аравии. Тогда баррель нефти может подскочить до 250 долларов.

Испанская El Mundo сообщает, что власти Испании уже начали следовать протоколу Международного энергетического агентства, представляющему собой директивы на случай нефтяного кризиса. Начиная экономить бензин, в Испании уже снизили разрешенную скорость движения на автострадах со 120 до 110 километров в час. Планируется сократить количество служебных автомобилей и закрывать общественные учреждения раньше обычного часа. МЭА также советует снизить стоимость проезда на общественном транспорте и стимулировать надомный труд, а при обострении нефтяного дефицита - "запретить поездки на устаревших автомобилях, изменить график работы, запретить пользоваться автомобилями в определенные часы". Если ситуация ухудшится, - открыть стратегические запасы нефти и жестко ограничить пользование автомобилями вплоть до введения карточек на нефтепродукты.

По сообщениям The Times, британский министр по делам международного развития Алан Дункан заявил, что "из-за "арабской весны" нефть может подорожать вдвое. Он полагает, что если произойдут атаки террористов на танкеры или месторождения Саудовской Аравии, то баррель нефти может приблизиться к 250 долларам, бензин на британских заправках подорожает до 2,03 фунта за литр, и "Британию ждет вторая волна кризиса". Чтобы ослабить налоговый пресс на владельцев автомобилей, который сейчас составляет 63 процента розничной цены бензина, правительство решило, что снизит налог на топливо на 5 пенсов.

Прекрасно понимая, что всякое демонстративное вторжение Запада в дела арабов только усложнит положение дел, А. Дункан предостерегает от "упрощенных попыток" ввести демократию в странах Персидского залива. Такая осторожность, однако, имеет причиной не проснувшееся у англичан желание считаться с обычаями стран, поставленных в очередь на прививку демократии, а страх потерять поставщиков энергоресурсов. Еще вчера прекрасно уживавшиеся с Мубараком и Каддафи, а сегодня готовые в интересах "защиты населения от диктатуры" ввести туда свои войска, британцы соображают быстрее своих заатлантических партнеров. Они уже мягко стелют под будущее Арабского мира, к которому они не могут просто повернуться спиной.

Каким видится англосаксам это будущее?

Как с большой надеждой сообщает все та же The Times, в результате успешных революций "в мире может появиться новая экономическая сила, причем прямо у порога Европы". Оказывается, на протяжении десятилетий развитие арабских стран сдерживали не колониальная политика Запада, а некие культурно-исторические и социально-экономические факторы. "Взятые вместе, они указывали на отсутствие желания принять современные условия глобализации мирового сообщества. Тем не менее события последних недель свидетельствуют о том, что ситуация, возможно, начинает меняться", - утверждает в газете руководитель департамента управления активами Инвестиционного банка Goldman Sachs Джим О'Нилл. Как ему кажется, в основе акций протеста "лежат совсем не типичные для арабского мира требования. Мы не видим признаков антизападной пропаганды и того, что восставшие руководствуются религиозными мотивами. Как мне представляется, беспорядки были вызваны тем, что из передач спутникового телевидения и Интернета люди узнали о жизненном уровне других народов, живущих за пределами их региона, и захотели того же для себя. Эту волну возмущения и желание изменить свою жизнь вполне можно понять".

Одним словом, взбунтовавшись из зависти к уровню жизни, надо полагать, именно западных стран, арабский мир поскидывал своих "диктаторов", чтобы построить жизнь по-новому. Это значит, по мнению О'Нилла, что ни одно из государств Ближнего Востока и Северной Африки не является достаточно крупным и мощным, чтобы конкурировать хотя бы со странами БРИК (Бразилия - Россия - Индия - Китай), сделавших экономический рывок в последнем десятилетии, "но, объединившись, арабский мир вполне может стать экономически сильным игроком. Сегодня в регионе выделяются несколько стран. Египет и Иран имеют достаточно большую численность населения и поэтому фигурируют в так называемом "Next 11" - нашем списке из одиннадцати государств, которые, по мнению аналитиков, обладают наилучшими перспективами, чтобы играть важнейшую роль в мировой экономике - Бангладеш, Египет, Индонезия, Иран, Мексика, Нигерия, Пакистан, Филиппины, Южная Корея, Турция и Вьетнам. Если взглянуть на ключевые факторы, обеспечивающие устойчивый рост, то страны Ближнего Востока выглядят плоховато. Данные показатели включают темпы инфляции, размер государственного долга, а также диктатуру закона, степень коррупции, стабильность правительства, уровень образования и продолжительность жизни. Египет, например, находится в списке "Next 11" на четвертом от конца месте по темпам роста и производительности труда. Что интересно, Иран в этом отношении выглядит гораздо лучше, чем Египет, несмотря на очевидные недостатки его руководства. Если бы в стране произошло успешное народное восстание, Иран очень быстро бы превратился в экономику, представляющую интерес для международного бизнеса", считает он.

Это "революционное" заявление представителя Goldman Sachs говорит о многом.

Лучшим лекарством для избавления от страха перед резким скачком цен на нефть должно стать еще одно "успешное народное восстание". Теперь - в Иране. "Население стран Ближнего Востока и Северной Африки в совокупности составляет 400 миллионов человек, - выписывает рецепт создания регионального социально-экономического "рая" The Times. - Эта цифра более чем вдвое превышает численность населения Бразилии и почти втрое - население России. Самое главное преимущество этого региона заключается в его географическом положении и часовом поясе. Страны, расположенные настолько близко к Европе, могли бы стать важными центрами легкой промышленности, особенно в связи с тем, что заработная плата и производственные издержки в Китае неуклонно ползут вверх. Если бы результатом революций стало повышение эффективности производства и благосостояния населения, это пошло бы только на пользу Великобритании с ее экономикой, ориентированной на внешние связи".

Гарантированный доступ к ресурсам и дешевые рабочие руки в будущих "Соединённых Штатах Ближнего Востока", куда следует включить и Иран после организации там "народной революции", - таким видится для транснациональных корпораций и глобальных финансовых групп путь продвижения к "глобальному управлению". Чем обернется это для тех, кто в Тунисе, Ливии, Египте, Йемене и других странах региона выходил на площади с лозунгами социального протеста, можно не спрашивать. Впустите только "демократию".

По информации - Фонд стратегической культуры

07.03.2011