С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Владимир Юртаев

ИРАН И ИРАК: СОТРУДНИЧЕСТВО С ЧИСТОГО ЛИСТА

Владимир Иванович Юртаев - Член Европейского общества иранистов, кандидат исторических наук

"Возникает вопрос: что получили граждане США от сотен миллиардов долларов, ежегодно уходящих на иракскую кампанию?" (Из письма президента Ирана М. Ахмадинежада президенту США Дж. Бушу)

Многое в событиях вокруг Ирана в завершающемся 1386 году Хиджры (21 марта 2007 / 2008 гг.) прошло под знаком "впервые", в том числе - первый визит президента России В. Путина в Иран и первый визит президента Ирана М. Ахмадинежада в Ирак. Ахмадинежад принял участие в работе саммита Совета сотрудничества государств Персидского залива, совершил хадж в Мекку и Медину (Саудовская Аравия), а также посетил Объединенные Арабские Эмираты. В хрониках года зафиксированы беспрецедентные договоренности, достигнутые Ираном со странами Азии и Европы по реализации масштабных региональных проектов по всем векторам развития. В этом контексте приобретают новое звучание заявления иранского президента о том, что стратегия Вашингтона "потерпела поражение в регионе" и что США "оккупировали Ирак лишь с целью завладеть его нефтяными ресурсами". Приезд М. Ахмадинежада в Багдад может быть оценен как во многом итоговый, подводящий определенную черту во внешнеполитических усилиях Ирана. И это не случайно, ведь именно Ирак в последние годы стал точкой соприкосновения в американо-иранских отношениях, чуть было не перешедших в стадию военного противостояния.

По сути, это ответный официальный визит президента Ирана в Ирак. Президент Ирака Джалаль Талабани в конце ноября 2006 года посетил Тегеран и провел переговоры с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом, лидером ИРИ Али Хаменеи и другими высокопоставленными руководителями Исламской Республики. Наблюдатели отметили широкую мировую огласку визита иракского президента в Иран и сделали предположения о складывающемся стратегическом альянсе на Ближнем Востоке по оси Багдад-Тегеран-Дамаск. Была высказана точка зрения, что "визит внес серьезные коррективы в геополитический расклад сил на Ближнем Востоке, ударил по интересам США и их союзников по коалиции, придал новый импульс региональному развитию". Как представляется, для многих стало понятно, что борьба за Ирак рассматривается в Тегеране как многофакторный стратегический процесс в противостоянии с Америкой.

26 июня 2007 года на неофициальной встрече М. Ахмадинежада и Дж. Талабани иранский президент заявил: "Тегеран не видит никаких ограничений для расширения отношений и сотрудничества с Багдадом в различных сферах". В ответ президент Ирака указал на постоянное развитие отношений между Ираном и Ираком и намерение Багдада "использовать ценные достижения Исламской Республики в различных областях".

Позиция Ирана в отношении ситуации вокруг Ирака сформулирована достаточно четко, в том числе и в известном письме 2006 года Ахмадинежада Бушу: "Может ли одно и то же лицо быть последователем Иисуса Христа, посланца Божьего: но, в то же время: убить около ста тысяч человек, уничтожать водные ресурсы, сельское хозяйство и промышленность страны, оккупировать ее при помощи 180 тысяч солдат, разрушать дома граждан и их святыни, отбросить страну на пятьдесят лет назад из-за того, что ее правители могли прятать оружие массового уничтожения? Какой ценой все это достигается?"

Визит М. Ахмадинежада стал первым официальным визитом президента Ирана в Ирак со времен Исламской революции 1979 года. В Багдаде президент Исламской Республики Иран (ИРИ) встретил теплый дружеский прием. Лидеры двух стран подчеркнуто братски, по восточному обычаю, расцеловались, и Ахмадинежад отметил, что "визит в Ирак без диктатора по-настоящему приятен". Относительно отношения сторон к Америке президент Ирана сказал, что обе нации питают неприязнь к Штатам. "Мы говорим мистеру Бушу, что обвинения других без доказательств усугубит проблемы в регионе, а не решит их. Иракский народ не любит Америку". Заметим, что об этом свидетельствует и горькая военная статистика. По данным организации "Ветераны Америки", в Индокитае в 1960-е годы на 10 убитых приходилось 26 раненых, а в наши дни в Ираке - 756.

2 марта 2008 года в Багдаде прошла совместная пресс-конференция М. Ахмадинежада с премьер-министром Ирака Нури аль-Малики. Президент Ирана отверг обвинения Вашингтона о том, что Тегеран якобы поставляет оружие шиитским группировкам в Ираке и предложил американцам не выдвигать "безосновательных обвинений" и "осознать реалии этого региона". Днем ранее он в духе современной иранской политической стилистики обратился к миру с вопросом: "Разве не смешны те, кто, имея в Ираке 160 тысяч военнослужащих, обвиняют нас во вмешательстве?"

М. Ахмадинежад заявил о готовности Ирана начать осуществление крупных экономических проектов на территории Ирака. По имеющейся информации, все принципиальные решения на высшем уровне были приняты летом 2007 года и теперь необходимо только формализовать достигнутые договоренности. Иран объявил о целевом кредите на сумму 100 млн. долл. США для восстановления разрушенных и строительства новых предприятий на территории Ирака. Эти деньги пойдут на финансирование проектов шинных заводов в Эн-Наджафе и Эд-Дивания, а также строительства маслобойного, двух кабельных (в том числе по производству волоконно-оптического кабеля), сахарного (по переработке сахарного тростника) заводов и текстильного комбината в различных районах страны. Планируется, что на территории Ирака будут действовать 9 совместных ирано-иракских компаний в целях продвижения совместных проектов в следующих областях: цементная, текстильная, химическая, нефтехимическая, автомобильная, пищевая, электротехническая, металлургическая промышленность и сельское хозяйство. Общая стоимость обсуждаемых проектов оценивается в сумму 5 млрд. долл. США. Управлять финансовыми потоками будет создаваемый Финансовый комитет. Кроме того, в пограничных с Ираком районах (как на территории Ирака, так и на территории иранских провинций Илам, Курдистан и Хузестан) должны быть созданы совместные промышленные зоны. Общую координацию будет осуществлять специальный совместный комитет, который должен быть сформирован в течение трех месяцев.

Иранская сторона еще в 2004 году так определяла последовательность приоритетов для Ирака: 1) приход к власти в Ираке народного правительства; 2) соединение железнодорожных сетей Ирана и Ирака. По иранским данным, это позволит почти миллиону иранских паломников посещать святыни в Ираке, а 400-500 тысяч иракцев совершат путешествие в Иран. М. Ахмадинежад в ходе совместной пресс-конференции с президентом Ирака провозгласил: "Этот визит открывает новую страницу в двусторонних отношениях и поможет установить атмосферу сотрудничества в регионе, - постоянно подчеркивает Ахмадинежад. - Развитый, сильный и сплоченный Ирак выгоден всем нам". Кроме того, Тегеран, получивший в 2006 году согласие Багдада на вывод с территории Ирака оппозиционной иранскому режиму "Организации моджахедов иранского народа", надеется на перевод этой договоренности в практическую плоскость, что должно стать одним из принципиальных решений настоящего визита.

Визит иранского президента тотчас вызвал многочисленные комментарии - высокая заинтересованность мирового сообщества в изменении ситуации вокруг Ирана и Ирака бесспорна. Эксперты сходятся во мнении, что встреча иранского и иракского лидеров в Багдаде получила неофициальное одобрение Вашингтона. Об этом косвенно свидетельствует факт консультаций на уровне послов Ирана и США в Багдаде на протяжении предшествовавших шести месяцев. Иран обвиняют в поддержке шиитского большинства в Ираке, в том числе через поставки оружия, попытке разыграть "иракскую карту" в своем противостоянии с США в связи с атомной программой. Иран не скрывает своего негативного отношения к политике США в Ираке, называя иностранные контингенты в нем не иначе как "оккупационными" и настаивает на скорейшей передачи полноты государственной власти "народному правительству". Понятно, что сейчас можно договориться о многом, учитывая бедственное положение Ирака и щедрые предложения иранской стороны. Россия также подала руку помощи иракскому народу, простив многомиллиардный долг Ирака. Сейчас Ирак находится в шаге от гражданской войны и нуждается в реальных созидательных проектах.

Будут ли служить двусторонние договоренности делу созидания и безопасности в Ираке - покажет время. Народы двух стран получили шанс на выход из силового тупика и здесь важно остановить тех, кто хочет подтолкнуть Вашингтон на дальнейшее ужесточение своей политики против Ирана и удержание ситуации в Ираке силовыми методами. Впрочем, эксперты рассматривают также сценарий вытеснения США из Ирака под воздействием негативного влияния Ирана в этой стране. В этом случае "у любой администрации в Вашингтоне будет больше реальных оснований для ужесточения политики США против Ирана, включая и возможные ограниченные военные операции".

Повестка переговоров в Багдаде весьма насыщена и включает встречи Ахмадинежада с иракским коллегой Джалялем Талабани, премьер-министром Нури аль-Малики, спикером парламента М. аль-Машхадани и лидером Высшего совета исламской революции Ирака А.А. аль-Хакимом. Центральными темами переговоров станут ситуация в сфере безопасности в Ираке, а также различные аспекты двусторонних отношений. В частности, речь пойдет о строительстве железной дороги и нефтепровода, призванных объединить два государства, и о предоставлении иранской стороной кредита Багдаду в размере до 1 млрд. долл. США.

Накануне встречи лидеров Ирака и Ирана, прошедших, как подчеркивалось, в атмосфере "дружбы и братства", президент США Джордж Буш в очередной раз потребовал 1 марта 2008 г. от Ирана "прекратить экспортировать террор" и предупредил Тегеран о том, что его международная изоляция будет продолжаться. "Международное сообщество серьезно настроено на продолжение изоляции до тех пор, пока Иран не откажется от своих ядерных амбиций", - подчеркнул Буш. Одновременно премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт подтвердил свою убежденность в том, что Иран осуществляет тайную военную ядерную программу: "Мы считаем, что Исламская Республика создает потенциал с неконвенциональным оружием. Пока ничто не смогло нас переубедить. Иранцы серьезно работают над этим, и половина их деятельности проходит в тайне".

Если есть сомнения, их надо проверить. И при этом сохранить еще не до конца проявленный алгоритм обеспечения развития и безопасности в регионе. Тем более, что в условиях дестабилизации соседних стран (Афганистан и Ирак) вопрос не нарушения суверенитета Ирана перестал быть проблемой даже регионального уровня. Ведь военный "навес" создан. Поэтому задачи сохранения мира и обеспечения безопасности в регионе Средне-Западной Азии выступают как составляющие безопасности глобальной, а не только одной отдельно взятой страны - Ирана.

Опыт взаимодействия России с Ираном в этом геополитически чувствительном регионе уникален и достаточно успешен. Он показывает возможность созидательного сотрудничества даже в условиях внешних ограничений и меняющейся динамики идущих процессов. Во многом это стало результатом продуманной системы развития двусторонних торгово-экономических отношений, основанной на понимании специфики Исламской Республики как государства.

По информации "Фонд стратегической культуры"

03.03.2008