С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Кирилл Сенин

ОБРЕЗАНИЕ ПО-ВЕНЕСУЭЛЬСКИ: КУДА ВЕДЁТ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ РЕФОРМА МАДУРО

Зачем Каракасу понадобилась девальвация

Власти Венесуэлы запустили масштабную денежную реформу — с национальной валюты уберут сразу пять нолей, а вместо традиционного боливара появится новый — суверенный. В Каракасе рассчитывают, что это поможет экономике справиться с сумасшедшей гиперинфляцией, а гражданам — сохранить возможность покупать хоть что-то на рынке, пораженном тотальным дефицитом товаров первой необходимости. Окажутся ли новые меры правительства Николаса Мадуро эффективными или станут лишь популистским шоу, разбирался портал iz.ru.

Девальвируй это

Об одной из самых масштабных девальваций за всю мировую историю президент Николас Мадуро объявил 17 августа. По его плану, официальный обменный курс национальной валюты — боливара — будет снижен на 96%, или в 24 раза. С купюр уберут по пять нулей, а сами деньги получат обновленное название — суверенный боливар (видимо, чтобы подчеркнуть независимость венесуэльской валюты от остальных мировых платежных средств).

Если в официальных обменных пунктах (впрочем, их было ничтожно мало, простые граждане туда не могли попасть и покупали американскую валюту на черном рынке) доллар стоил 248 тыс. боливаров, то с 20 августа он будет эквивалентен 6 млн «старых» боливаров. Суверенный боливар также привяжут к первой в мире государственной криптовалюте — петро, о запуске которой Каракас объявил ранее в этом году. Петро уравнен в стоимости с ценой барреля венесуэльской нефти (порядка $60), то есть примерно 3,6 тыс. суверенных боливаров.

Объявляя о реформе, Мадуро не говорил о девальвации, используя вместо этого термин «деноминация». Он также попробовал развеять вполне объяснимые опасения венесуэльцев в связи с преобразованиями.

— Я стремлюсь к восстановлению [экономики], и у меня для этого есть рецепт. Доверьтесь мне, — заявил президент в телеобращении, указывает Reuters. Видимо, чтобы способствовать этому доверию, глава государства также заявил, что в стране будет в 60 раз увеличена минимальная заработная плата — с 0,5$ до $30 в месяц, а 20 августа — день официального введения новой валюты — и вовсе сделал выходным. Кроме того, правительство намерено объявить фиксированные цены на 50 товаров первой необходимости, чтобы снизить возможную негативную реакцию населения.

Пара килограммов денег

Денежную реформу власти Венесуэлы запускают в тот момент, когда экономика страны находится в крайне плачевном состоянии. Одним из важнейших последствий продолжающегося уже несколько лет социально-экономического кризиса стала гиперинфляция, которая, по прогнозу Международного валютного фонда, к концу этого года может достичь 1 млн процентов. Такая ситуация дала специалистам из МВФ повод сравнивать ситуацию в Венесуэле с гиперинфляцией в Зимбабве в начале 2000-х или в Веймарской Германии в 1920-х (Эрих Мария Ремарк, описывая те времена в «Трех товарищах», отмечал, что на предприятиях зарплату выдавали дважды в день и всякий раз делали перерыв, чтобы работники успели хоть что-то купить до объявления нового курса доллара).

Наглядность ситуации отлично демонстрирует собранная агентством Reuters фотогалерея, где различные товары — килограмм помидоров или мяса, рулон туалетной бумаги или упаковка подгузников — запечатлены рядом с пачками денег, необходимых для покупки. Стоимость чашки кофе достигала 2 млн боливаров — выходило, что для того, чтобы расплатиться за напиток, деньги надо было нести не в кошельке или кармане, а в отдельной сумке.

Решить «проблему тележки»

Экономисты и предприниматели в массе своей с большой осторожностью и даже скепсисом отнеслись к нововведениям венесуэльских властей. В своем нынешнем виде план Мадуро «характеризуется несоответствиями и не содержит конкретики, что позволяет предположить, что любые попытки стабилизировать экономику столкнутся с серьезными проблемами по части доверия» к действиям Каракаса, отмечает главный экономист инвестиционного банка Torino Capital Франсиско Родригес, выдержки из аналитической записки которого приводит Bloomberg. Он также обращает внимание на то, что петро, к которой привязана новая валюта, не торгуется ни на одном из мировых рынков, что лишь усиливает непонимание механизма курсообразования. Американцам же и вовсе на законодательном уровне запрещено проводить какие-либо сделки с венесуэльской криптовалютой.

Среди рядовых венесуэльцев пока тоже нет единого представления о том, к чему приведет девальвация боливара. Радикальное повышение минимальной зарплаты — процесс, казалось бы, однозначно позитивный для трудоустроенных венесуэльцев, которые теперь могут рассчитывать на рост доходов. В то же время, как отметил в беседе с РБК директор базирующейся в Каракасе инвестиционной компании Caracas Capital Markets Расс Даллен, этот шаг может привести к тому, что на предприятиях, не способных справиться с возросшей нагрузкой по оплате труда, начнутся увольнения. С учетом того, что государство регулирует цены на целый ряд товаров, производители не смогут их повышать, чтобы компенсировать рост затрат на повышение зарплат, и часть компаний ждет банкротство.

Не уверен в эффективности реформ и венесуэльский нефтяной аналитик Элио Оэп, указывающий на то, что «ситуация в экономике столь плоха, что делать можно всё что угодно, но это не даст большого результата».

— Сейчас мы как Куба в ее самые худшие экономические времена, у страны почти нет доходов, а внешний долг растет на суммы платежей по процентам, которые Венесуэла не может платить, — отметил специалист в интервью агентству «Прайм». — Несмотря на то, что стоимость барреля растет, наша добыча падает.

— Это всего лишь косметические меры — удаление нулей, — отметил в интервью The New York Times Стив Ханке, профессор прикладной экономики в университете Джонса Гопкинса. — Это не будет значить ничего, если не изменить экономическую политику.

Проводя девальвацию, Мадуро стремится решить лишь так называемую проблему тележки — ситуации, когда в условиях гиперинфляции валюта обесценивается настолько, что необходимые для совершения покупки деньги надо везти на тачке, указывает газета.

Нефть подкачала

Жесточайший кризис в национальной экономике во многом был спровоцирован снижением мировых цен на энергоносители несколько лет назад на фоне замедления глобальных темпов роста. Венесуэла, которая получала до 95% валютных доходов от торговли нефтью, оказалась заложницей расклада на мировом энергетическом рынке. Ситуация в нефтяной отрасли осложнилась и за счет режима международных санкций — в стране возникла нехватка необходимого оборудования и технологий. Лишившись львиной доли поступлений, Каракас остался без возможности закупок за рубежом, что привело к дефициту товаров народного потребления, и допустил частичный дефолт по своим внешним обязательствам. На этом фоне список лояльных кредиторов, готовых поддерживать Венесуэлу, сократился до минимума, а общественное недовольство политикой нового президента, пришедшего на смену Уго Чавесу после его смерти в 2013 году, лишь возрастало.

С учетом таких неутешительных реалий новый план Мадуро выглядит «отчаянным шагом после многих лет разрушительных политических решений, которые подорвали экономический рост, привели к взлету цен и превратили одну из наиболее состоятельных в прошлом стран Латинской Америки в недееспособное государство», указывает Bloomberg.

Венесуэльский экономист Асдрубаль Оливерос из консалтинговой компании Ecoanalitica также уверен, что девальвация и реформы в фискальной политике (одновременно с повышением МРОТ в Венесуэле на четыре процентных пункта — с 12% до 16% — подняли НДС на товары, относящиеся к категории роскоши) приведут лишь к усилению гиперинфляции, пишет Reuters. Каракасу придется вновь включать печатный станок — причем даже не свой: собственного производства банкнот в Венесуэле нет, и стране приходится заказывать купюры за рубежом, прежде всего в Европе.

Поддержать курс

Латиноамериканский телеканал Telesur, который финансируется в том числе из бюджета Венесуэлы, в сообщении о реформах предпочел не упоминать о каких-либо возможных негативных последствиях или рисках, связанных с новыми шагами Каракаса. Вместо этого он напомнил о публикации Мадуро в Twitter, в которой президент заявил, что день введения суверенного боливара станет «поворотной точкой» для страны, и пообещал «положить конец порочной войне неолиберального капитализма с тем, чтобы ввести действенную, сбалансированную, устойчивую, здоровую и эффективную экономическую систему».

Президент, ранее в августе переживший попытку покушения на свою жизнь, утверждает, что и он сам, и страна в целом стали жертвами развязанной Вашингтоном экономической войны, цель которой — добиться свержения его правительства путем санкций и манипулирования ценами. Мадуро пообещал, что петро позволит покончить с тиранией доллара и даст шанс на возрождение экономики Венесуэлы — страны с крупнейшими в мире запасами нефти, указывает Reuters.

Впрочем, реформы очевидно нацелены не только на нормализацию экономической ситуации в стране, но и на поддержку курса главы государства. В мае 55-летний Мадуро одержал убедительную победу на выборах, гарантировав себе шестилетний президентский срок. На Западе к результатам голосования отнеслись крайне критически, посчитав их сфабрикованными, а основная часть оппозиционных сил Венесуэлы либо не была допущена к выборам, либо бойкотировала их.

Девальвация боливара уже стала поводом для критики со стороны оппозиции. Ее лидер Энрике Каприлес назвал Венесуэлу «мировым чемпионом по экономическим катастрофам», добавив, что «никто из венесуэльцев не заслуживает того, чтобы переживать эту трагедию» под руководством «неспособных людей, разрушающих нашу страну».

Источник - Известия

24.08.2018