С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Нил Никандров

ПОЛИЦЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО ЧИЛИЙСКИХ ЛИБЕРАЛОВ

"С моим правительством чилийцы чувствуют себя более защищёнными", - не устаёт повторять президент-мультимиллионер Себастьян Пиньера, лидер правящего правоцентристского блока "Альянс". В "большой стратегический союз", который по замыслу президента должен сделать борьбу с преступностью в Чили более эффективной, входят корпус карабинеров, следственная полиция (Policia de Investigaciones), министерство внутренних дел, судебные органы и гражданское общество (символизирующее поддержку народа). По вполне понятным причинам не упомянута военная контрразведка: слишком зловещие ассоциации вызывает она в народе со времён свержения правительства Сальвадора Альенде.

Под предлогом борьбы с преступностью Пиньера увеличил численность корпуса карабинеров на 10 тысяч "штыков", то есть на 20 %. Попутно поддержал мероприятия по укреплению доверия к этой военизированной полицейской структуре, которая в годы диктатуры Пиночета, как и тайная полиция DINA, отличилась жестокими карательными акциями в отношении инакомыслящих. По инициативе Пиньеры реформируется вся структура органов, обеспечивающих государственную безопасность, противодействие организованным преступным группировкам, терроризму, торговле оружием, наркотрафику и т.д. Казалось бы, это необходимые меры. Однако в рамках "модернизации" всё откровеннее проявляется репрессивный потенциал либерального режима.

В феврале нынешнего года Пиньера ввёл в действие новый закон о министерстве внутренних дел и социальной безопасности. Нововведением стало создание подразделения по "изучению проблем" (Division de Estudio), которому помимо прочих задач вменяется борьба с нарушениями общественного порядка. Этому подразделению поручена также разработка современных методов выявления и нейтрализации социально-политических конфликтов. Информация о том, с какими именно "нарушениями общественного порядка" предполагается "эффективно бороться", была распространена новым министерством в весьма урезанной и неконкретной форме. Из отдельных высказываний руководителей министерства и спецслужб можно понять, что в центре их внимания будет организационно-оперативное пресечение выступлений "экстремистов" в символические даты чилийского сопротивления: День трудящихся - 1 мая; День свержения правительства Сальвадора Альенде - 11 сентября; День молодого бойца - 29 марта.

"Отдел по изучению проблем" (при содействии подотчётного "Департамента общественного порядка") должен вести учёт социальных, экологических и трудовых конфликтов и забастовок на территории страны, привлекая для этого местные власти. Отдел обязан пресекать нарушения общественного порядка со стороны "violentistas" (радикальных элементов) и - в идеале - предпринимать против них действенные превентивные акции. Особое внимание уделяется тем "исторически проблемным" районам, где живут так называемые маргиналы, "социально неадаптированные или политически конфликтивные чилийцы". С каждым годом их всё больше: неолиберальная модель безжалостно отбрасывает на обочину национального прогресса "непригодный человеческий материал".

С помощью разнообразного арсенала оперативно-технических средств и через вездесущую агентуру будут ещё тщательнее контролироваться студенческие и молодёжные организации. Будет сохранена традиция приобретения агентуры из числа так называемых "aspirantes", молодых кандидатов на работу в "органах". Этих готовых доказать свою полезность "aspirantes" используют, в частности, в качестве консьержей для осуществления слежки за "подозрительными жильцами", под различными легендами "подводят" к объектам разработки, направляют в места манифестаций и митингов для негласной фиксации происходящего. Особо проверенных агентов используют для провоцирования беспорядков. Стандартные эпизоды: бьются витрины, уродуются рекламные щиты, бутылки с зажигательной смесью летят в сторону полицейских автомашин. Так создаются "законные поводы" для применения силы по разгону акций протеста, использования дубинок, слезоточивого газа и "ballenas" - мощных броневиков-водомётов. Если демонстранты разоблачали провокаторов, полиция вмешивалась и обещала "разобраться", но, разумеется, без каких-либо реальных последствий для своих "негласных помощников".

Известны случаи, когда в ходе студенческих волнений "неизвестные в масках" жгли чилийские флаги. Компрометирующие картинки показывали по телевидению: мол, студенты и школьники, выступающие за государственное (бесплатное!) образование, не являются патриотами и не заслуживают никаких льгот! Министр образования Хоакин Лавин, вопреки очевидности многотысячных мирных манифестаций студентов и учащихся, назвал их "акциями небольших групп, чрезвычайно идеологизированных и склонных к насилию".

Разумеется, экстремистские группы в Чили существуют. Широкий резонанс получило "Дело о бомбах", по которому проходят 25 "фигурантов" из различных социальных слоёв. В течение нескольких лет в городах Чили взрывались бомбы у банковских учреждений, торговых центров, полицейских участков. Взрывы носили явно "антисистемный антикапиталистический характер".

Захватить с поличным взрывников не удалось. Тем не менее предполагаемых бомбистов арестовали. Вскоре некоторых из них за отсутствием улик освободили. Те, кто остался в заключении, настаивают на своей невиновности. Один из них, Омар Эрмосилья Марин, уверен, что для демонстрации "результативной работы" полиция пошла по наиболее лёгкому пути: схватила членов организации "Mapu Lautaro", использовавшей вооружённые методы для борьбы с диктатурой Пиночета. Марин называет себя и своих друзей политическими заключёнными: "Доказательств никаких нет. Дела разваливаются, судебных процессов не было, но благодаря кампании, развязанной в печатных и электронных СМИ, тех самых, что сотрудничали с диктатурой, нас объявили преступниками и осудили". По мнению Марина, взрывы организуют молодёжные анархистские группы. "Для нас, - утверждает Марин, - подобные методы остались в далёком прошлом, мы являемся твёрдыми сторонниками политических форм борьбы".

Полицейское давление заметно ужесточается в отношении индейских организаций. В центре внимания мировой общественности несколько десятилетий находится борьба народа мапуче (арауканов) за право жить на своей исторической территории, не подвергаясь угрозам неолиберальной экспансии, бесконтрольного "освоения" минеральных, лесных, водных и прочих ресурсов Араукании. Сопротивление индейских общин вторжению "эффективных собственников" приобрело особую ожесточённость в период правления либералов Эдуардо Фрея, Мишель Бачелет (оба из левоцентристского блока "Согласие") и Пиньеры. В большинстве случаев протестные акции возглавляет молодёжь, на неё и обрушиваются карательные удары либеральной власти. Многие молодые лидеры мапуче имеют университетское образование, полученное в странах Западной Европы и Канаде. Они имеют представление о том, какие беды ожидают их народ, если неолиберальные приватизаторы вторгнутся на исконные земли их обитания. Отсюда-то нарастающее сопротивление, которое оказывают индейцы современным колонизаторам-конкистадорам. Не редкость отказ вождей мапуче от сотрудничества с местными и столичными чиновниками, перекрытия дорог, поджоги лесопильных фабрик, собственниками которых часто являются отставные пиночетовские полковники и генералы. Иногда в горах звучат выстрелы (когда трудно определить, кто именно нажал на спусковой курок), и это, как правило, служит сигналом для полицейских облав и рейдов карабинеров.

По пиночетовскому "Антитеррористическому закону" были осуждены в период правления Бачелет молодые лидеры мапуче Эктор Льяйтул Каррильянка, Рамон Льянкилео, Джонатан Уильикаль и Хосе Уэнуче. Они получили сроки от 5 до 25 лет тюрьмы за "попытку убийства и вооружённый грабёж". Доказательная база обвинения была сфальсифицирована, в качестве свидетелей привлекались некие анонимные лица в масках. В ответ индейцы объявили бессрочную голодовку, которая длилась 80 суток. Когда смертельные исходы стали неизбежными, защитники осуждённых начали готовить обращение в Межамериканскую комиссию по правам человека. Выступления протеста прошли в Аргентине, Мексике, Канаде, Испании, Франции, Германии и других европейских странах. Только тогда Верховный суд Чили объявил о значительном сокращении тюремных сроков индейской четвёрке.

Организация "Международная амнистия" призывает чилийские власти отказаться от "излишне жестоких методов подавления социальных протестов", поскольку это "весьма опасный путь" для будущего демократии в стране. Анна Пикер, исполнительный директор организации в Чили, критически отозвалась о применении "Антитеррористического закона" для борьбы с участниками различного рода ненасильственных протестов, количество которых растёт с каждым днём. Озабоченность чилийских властей сохранением управляемости страной на прежнем уровне всё более очевидна. Каким образом реагировать на рост недовольства? Еще больше закручивать гайки? Или всё-таки ослабить "прессование" оппозиции?

Прогнозы политологов не могут не вызывать тревогу. По данным рейтинговой службы "Adimark" на май с.г., правление Пиньеры отрицательно оценивают 60 % опрошенных чилийцев. Находящийся в оппозиции Блок "Согласие", формально считающийся левоцентристским, но на практике являющийся дубликатом "Альянса", получил ещё более негативный результат - 68 % чилийцев выразили ему недоверие. Критически воспринимается также деятельность парламентариев Чили. И Сенат, и Палата депутатов не удовлетворяют чаяния 60 % чилийцев. Это наихудший показатель за всю историю законодательного органа.

Самое пугающее для чилийской правящей элиты - использование "рассерженной молодёжью" тех "идеологически несовременных" лозунгов, которые ассоциируются с правлением Сальвадора Альенде. Чем больше неолиберальная пропаганда демонизирует недавнее прошлое страны - эпоху Народного единства, тем привлекательнее становится она для молодого поколения. Неолибералы всегда отличались недоверием к "подопечным народам". В Чили - образцовой "витрине либерализма" - это особенно заметно. Казалось бы, полицейскими щупальцами пронизано всё общество. Интернет контролируют все национальные спецслужбы. Телефонная прослушка работает не переставая: полторы тысячи аппаратов ежедневно! Информация поступает в таких количествах, что ответственные чиновники не успевают её переваривать. Но возможность личного участия в шпионско-полицейском процессе непреодолима. Администрацией президента объявлен конкурс на разработку компьютерной программы, обеспечивающей "самостоятельный контроль" над Интернетом, содержанием частного обмена мнениями в социальных сетях в отношении деятельности госаппарата, парламента, министерств и прочих руководящих структур. Программа должна обеспечить быструю селекцию данных по различным темам, проблемам и персонажам политической, общественной и других сфер жизни. Условие проекта: программа переходит в эксклюзивное пользование правительственных структур.

Я привёл только малую часть известных мне фактов о "полицейском ренессансе" в Чили. Больше всего меня поражает, что любая опирающаяся на достоверные факты публикация о провалах "чилийской модели", вызывает нервозную реакцию её сторонников. Это расценивается как покушение на образцовый идеал прогресса. Однако от правды никуда не денешься. Нынешние хозяева Чили не могут и не хотят избавиться от родимых - тоталитарных - пятен пиночетизма.

По информации - Фонд стратегической культуры

15.07.2011