С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Нил Никандров

РАДИКАЛЬНЫЙ СЕПАРАТИЗМ. КОНТУРЫ ЗАГОВОРА

Для Вашингтона смещение президентов в Боливии, Эквадоре и Венесуэле - стратегическая задача. Здесь, как по заказу, возникают сепаратистские настроения и появляются соответствующие организации. В ход идут все средства, подрывающие устои государства, и сепаратизм в их числе - его эффективность как инструмента из традиционного набора подрывных операций спецслужб США подтверждена давно.

Центральный орган сепаратистов Латинской Америки был создан 19 сентября 2006 года в Гуаякиле (Эквадор). Получил он вполне безобидное название: Международная конфедерация за свободу и региональную автономию (Confilar). В форуме участвовали представители Венесуэлы, Боливии, Эквадора, Гватемалы и Перу. Инициатор мероприятия в Гуаякиле - венесуэлец Альберто Мансуэти - вице-президент Движения "Собственный курс" ("Rumbo Propio") из Маракайбо, столицы штата Сулия. Теоретические разработки Мансуэти легли в основу "идеологии Confilar", которая маскирует радикальный сепаратизм лозунгами "цивилизованной автономии", якобы не ставящей под сомнение авторитет центральной власти. Но это не больше чем демонстрация лояльности. По замыслу Мансуэти и его сподвижников автономия наделяется такими полномочиями и правами, что это фактически выводит её из-под государственного контроля. Главная причина такой жёсткой позиции - неприятие социалистических ориентиров, которыми руководствуются президенты-"популисты" - Уго Чавес, Рафаэль Корреа и Эво Моралес.

Мансуэти предельно откровенен: "Наша борьба носит идеологический характер. Мы - противники социализма и выступаем за либеральный капитализм. Это формула экономического успеха народов, исторически доказанная странами, которые сегодня выделяются своим богатством. Самый яркий пример - "драконы" Юго-Восточной Азии"". Автономисты заявляют: государство нас грабит, экономически и финансово успешные регионы являются донорами бесперспективных провинций и городов. Их иждивенчество сказывается на качестве жизни нашего населения. Паразитическая система под предлогом построения социализма пожирает плоды нашей эффективной производственной деятельности. Покончить с этим можно только с помощью автономного управления, для которого надо создать законодательные нормы, соответствующие нашим интересам. Поэтому долой социализм! Пора возвращаться к идеалам классического капиталистического либерализма!

Автономное управление в пропаганде этих теоретиков - это режим полной политической и экономической свободы. Государственное вмешательство будет сведено до минимума: вопросы безопасности, поддержания законности, развития инфраструктуры. Качество жизни в автономиях значительно улучшится. Будет гарантировано первоклассное образование и медицинское обслуживание. Рабочих мест станет гораздо больше. Коррупция пойдет на спад. Пенсии будут назначаться реальные, позволяющие вести достойный образ жизни. Самые бедные будут получать купоны на продукты питания, оплату образования, врачебную помощь и т.д.

Похожие обещания щедро раздавал Хайме Небот, алькальд Гуаякиля, непримиримый критик "популизма" президента Корреа. Ему вторили политики в богатой провинции Манаби, на побережье Тихого океана. Именно в этой зоне в городе Манта десять лет действовала база ВВС США. Борьба с наркотрафиком - так для широкой публики обозначались её задачи, но на самом деле база использовалась для контроля над странами региона. Борясь за президентское кресло, Корреа обещал, что не будет продлевать срок действия договора о базе. Как следствие - активизация сепаратистов. Спецслужбы США всячески подстрекали врагов Корреа в провинции Манаби "бороться за независимость": если не удаётся договориться о базе ВВС с центральным правительством, то с сепаратистами шансов на успех гораздо больше.

Однако эти расчёты провалились. Корреа стал президентом и не изменил своей точки зрения на американское присутствие в стране. В сентябре 2008 года около 70 % граждан страны высказались в поддержку новой Конституции, гарантирующей построение нового общества, основанного на принципах солидарности, справедливости и всеобщего благосостояния. Никаких уступок неолиберализму. Независимая внешняя политика. Противодействие империалистическим претензиям США. Борьба за латиноамериканскую интеграцию. Это был ясный сигнал: эквадорцы поддерживают президента и выступают за целостность страны. Алькальд Небота был вынужден приглушить свою сепаратистскую активность. В Гуаякиле он, правда, победил, но с небольшим перевесом.

Параллельно эквадорским событиям раскручивались сепаратистские сценарии в Боливии и Венесуэле. Координация действий шла по линии спецслужб США. В мае 2007 года в боливийской провинции Санта-Крус прошёл референдум. Население проголосовало за широкую автономию от центральной власти. Объединяющим стимулом стало обещание лидеров местных сепаратистов перераспределить нефтегазовые доходы в пользу жителей провинции. В июне подобные референдумы прошли в департаментах Бени и Пандо. Президент Боливии Эво Моралес легитимность референдумов не признал по причине неявки многих избирателей и подтасовки результатов. К тому же Национальный избирательный суд не давал разрешения на их проведение. Сторонники Моралеса назвали референдумы "сепаратистским мятежом либеральной оппозиции", "превентивной операцией врагов социализма против новой конституции страны", "прямой дорогой к балканизации Латинской Америки".

В сентябре 2007 года в Санта-Крусе прошёл Второй форум Confilar. Разумеется, он выразил солидарность с боливийскими "автономистами". Сепаратистские тенденции в Боливии сохранялись на точке кипения в 2008 и начале 2009 гг. Однако ликвидация боливийским спецназом группы наёмников-террористов, прибывших в страну "по путёвкам" ЦРУ из Хорватии, Венгрии, Румынии и Ирландии, отрезвила головы многих граждан из четырёх "мятежных" департаментов - Санта-Крус, Тарихи, Бени и Пандо. Были выявлены связи руководства Санта-Крус с посольством США, каналы приобретения оружия, а из захваченных компьютеров - извлечена хронограмма действий по дестабилизации Боливии, включая организацию убийства президента Моралеса. Некоторые террористы и их покровители были арестованы, часть бежала в Соединённые Штаты. Сейчас через Интернет они обвиняют боливийские власти в "подтасовке фактов" и "предрешённости судебных процессов", но это не более чем попытка прикрыть участие американского посольства в масштабном заговоре.

Как и в Эквадоре, в Боливии ответом на подрывную деятельность ЦРУ и сепаратистов стал Основной закон. Он вступил в силу в феврале 2009 года. Впервые за свою историю Боливия получила Конституцию, одобренную народным голосованием и впервые выделяющую коренные народы как самостоятельный правовой субъект. Положения Конституции подтверждают руководящую роль государства в экономике, автономию на уровне провинций, муниципалитетов и индейских общин. Основной закон запрещает размещение в стране иностранных военных баз, приватизацию месторождений углеводородов. Оппозиция приняла Конституцию со сжатыми зубами. По их мнению, она не объединяет боливийцев, а разъединяет, поскольку "легализует деление граждан на первую и вторую категории". Под гражданами первой категории подразумеваются индейцы, впервые получившие за всю 500-летнюю историю страны равные права с белым населением. Конфронтационный заряд политических структур правых в восточных департаментах сохраняется и в Боливии вполне можно ожидать рецидивов дестабилизации.

В Венесуэле, в штате Сулия, усилиями ЦРУ, Военной разведки США и Агентства по борьбе с наркотиками был создан, если использовать военную лексику, мощный сепаратистский плацдарм. Долгие годы штатом руководил политический оппонент Чавеса - Мануэль Росалес. На президентских выборах 2006 года он соперничал с боливарианским лидером и проиграл. Регулярные визиты Росалесу наносили послы США Шапиро и Браунфильд. Встречи подобного рода воспринимались Чавесом как провокации. В особенности, если американцы затрагивали в Маракайбо столь неприемлемые для Каракаса темы, как заключение двухсторонних соглашений между США и Сулией, хотя это никоим образом не входит в компетенции штата. Браунфильд публично подчёркивал, что рассматривает Сулию как "независимую республику", и поощрял местную элиту к активной борьбе за "подлинную автономию".

Партия Росалеса "Новое время" (Un Nuevo Tiempo) воздерживается от открытых сепаратистских заявлений, хотя соответствующую организаторскую работу исподволь ведёт. Долгое время Росалес совмещал подрывную деятельность с коррупционной. Наконец, против него было возбуждено несколько дел, серьёзность которых побудила губернатора к бегству. Он нашёл политическое убежище в Перу, но силы, стремящиеся к "разводу" штата Сулия с венесуэльским государством, продолжают работу. Сейчас на острие сепаратистского заговора находится партия "Rumbo Propio", которая возникла с ведома Росалеса. Её филиалы созданы и в других пограничных штатах.

В руководство партии входит Нестор Суарес, призывающий к "полной автономии Сулии" и "непризнанию плохих социалистических законов" правительства Чавеса. "Мы должны выбрать наше собственное правительство", - настаивает он. Ему вторит ещё один член руководства "Rumbo Propio" - Хулио Портильо, экс-посол Чавеса в Доминиканской республике, заявивший в дни переворота апреля 2002 года о разрыве с "диктатурой". Плохо рассчитал, поторопился. Чавес вернулся в президентский дворец, а Портильо пришлось срочно перекрашиваться в "регионального патриота". Отсюда, по-видимому, и его сепаратистский радикализм, призывы к проведению среди жителей Сулии референдума о "независимости". Портильо был также одним из инициаторов создания "Демократического фронта "Жители Сулии за конституцию". Поводом к этому стала экспроприация пустующих земель к югу от озера Маракайбо для передачи крестьянским кооперативам. "Неприкрытой войной Чавеса против частной собственности", - назвал Портильо действия правительства и призвал к массовым акциям протеста против "тирана". Финансовую поддержку сепаратисты Сулии получают не только из ЦРУ, но и от местных банкиров, в том числе от "Banco Occidental de Descuento".

Ситуацию в Сулии усугубляет наличие сотен тысяч колумбийцев. Многие из них перебрались в более спокойную Венесуэлу, спасаясь от внутренней войны. Часть этих людей входит в полувоенные группировки ультраправого толка, враждебно относится к боливарианскому режиму и рассматривается сепаратистами и стратегами ЦРУ как возможная "ударная сила" для достижения "суверенизации" Сулии.

По оценке экспертов, "сепаратистская ось" Гуаякиль - Санта-Крус - Сулия будет и далее использоваться для диверсий против "популистов" и регионального интеграционного процесса. Сепаратисты могут пригодиться и в том случае, если Вашингтон возьмёт курс на балканизацию Южной Америки. Чем больше хаоса, тем проще обосновать необходимость прямого вмешательства в дела региона, в том числе вооружённого. Южное командование США готово сделать это по первому приказу. Соответствующий план - "План Бальбоа" - был разработан ещё десять лет назад.

По информации - Фонд стратегической политики

16.02.2011