С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Нил Никандров

ПОСОЛ США МАК-ФАРЛАНД: "РУЧНОЕ УПРАВЛЕНИЕ" ГВАТЕМАЛОЙ

В СМИ много пишут об агрессивном заряде внешней политики США, о глобальных планах Империи по устранению с мировой арены "конкурирующих центров силы", об "избыточной человеческой биомассе" в Китае, Индии, России, Бразилии и других странах.

Значительно реже можно прочитать о конкретных исполнителях глобального проекта - дипломатах, разведчиках, сотрудниках "Корпуса мира", USAID и др. Одним из таких бойцов на передовой линии фронта Империи является посол США в Гватемале Стефен Мак-Фарланд. Как сообщает "Википедия", родился наш герой в Техасе в декабре 1955 года. Отец его работал в элитарном Бюро разведки и исследований государственного департамента. Старшему Мак-Фарланду приходилось заниматься не только сбором и анализом открытой информации, но и координацией "на месте" тайных операций в Латинской Америке и на Ближнем Востоке. Стефен решил идти по стопам отца, окончил американский колледж в Лиме (Перу), учился в престижном Йельском университете и Колледже ВВС США.

В 1977 году Мак-Фарланд получил своё первое назначение в консульство в городе Маракайбо (Венесуэла). Сбор информации по нефти всегда был приоритетной задачей американских спецслужб, и Мак-Фарланд преуспел в этом. Схема оперативных отчётов была отработана предшественниками: "резидентура КГБ в Венесуэле использует местных членов компартии для создания агентурных позиций на нефтяных промыслах". Ячейки компартии Венесуэлы на предприятиях нефтяной отрасли, действительно, были. Разве могли быть какие-либо сомнения в том, что вездесущая советская разведка держала "красных нефтяников" под контролем через партийного лидера Хесуса Фарию?

После Маракайбо Мак-Фарланд трудился по "политической линии" в посольствах США в Кито, Лиме, Ла-Пасе, Сальвадоре. В эпоху Буша-младшего должностной набор прикрытий для сотрудников разведки был расширен, и Мак-Фарланд вырос до и.о. временного поверенного вначале в Парагвае, потом в Венесуэле. В промежутках между командировками Мак-Фарланд с позиций Госдепартмента курировал разведработу в Никарагуа и на Кубе.

Верительные грамоты новый американский посол вручил президенту Гватемалы Альваро Колому в сентябре 2008 года. Стефен Мак-Фарланд произвёл неплохое впечатление на гватемальца: харизматичен, свободно говорит по-испански, понимает непростые обстоятельства гватемальской жизни, обладает большим дипломатическим опытом и, кажется, тяготеет к диалогу, а не к диктату. К тому же посол признался, что "искренне влюблён в Гватемалу", где ему уже довелось служить в качестве советника-посланника.

Альваро Колом, на которого делали ставку левые силы Гватемалы, и представления не имел, что принял верительные грамоты от посла "с особыми полномочиями". В соответствии со своими тайными обязанностями Мак-Фарланд совмещает две должности - посла и координатора разведопераций. Решение об этом принималось на самом высоком уровне с подачи Джона Негропонте, всемогущего директора национальной разведки США. Подобными полномочиями наделены и другие "послы-резиденты" США, в частности - в Венесуэле и Эквадоре. Позднее, когда Негропонте переместился в Госдепартамент заместителем Кондолизы Райс, он принял участие в проводах Мак-Фарланда к новому месту службы. Уникальный случай - церемония была снята на видео и выложена в Интернет - в качестве доказательства, что новый посол - кадровый сотрудник Госдепартамента без двойного дна.

Проамериканская пресса Гватемалы приветствовала назначение Мак-Фарланда в страну: "Современно мыслящий дипломат, который будет достойно представлять свою великую страну, не претендуя на роль всемогущего проконсула". В изданиях левого толка новый американский посол подвергся критике: "Он уже работал в нашей стране и скомпрометировал себя дружбой с олигархом Дионисио Гутьерресом, совладельцем Multi-Invrsiones. Все помнят, какой роскошный приём Гутьеррес устроил в честь Мак-Фарланда, хотя по должности американец занимал тогда далеко не первое место в посольской иерархии. Надо признать, что дружба Мак-Фарланда с Гутьерресом - плохая рекомендация для президента Колома, поскольку гватемальские олигархи делают всё возможное, чтобы свергнуть президента".

В интернет-дискуссиях по поводу нового посла были очень жёсткие высказывания, квинтэссенцию которых выразил Марио Грихальва: "Мак-Фарланд - это символ наглости, коррупции и зловещих методов работы. Наверняка он прибывает для того, чтобы покончить с социал-демократическим правительством (Колома). Этот дипломат-республиканец имеет отношение к ЦРУ и, наверное, только Иуда знает, за какие преступления он получил все свои награды".

Первые дни работы Мак-Фарланда в Гватемале были омрачены скандалом с микрофонами и миниатюрными видеокамерами, обнаруженными в кабинете президента страны и в его резиденции, включая спальню. В СМИ просочились сведения о том, что шпионская аппаратура весьма совершенна и может передавать информацию в режиме on line на контрольные пункты в полутора-двух километрах от объектов слежки. В дипломатических и журналистских кругах шептались, что "по всем признакам - это дело рук ЦРУ". Указывали даже на организатора спецоперации - шефа политического отдела американского посольства Блакени Дрю, который к тому времени покинул страну. Оперативный провал пришлось разгребать Мак-Фарланду.

И тут очень кстати пришлось заявление президента Колома о том, что внедрение шпионской аппаратуры - дело рук наркомафии и организованных преступных группировок. Мак-Фарланд подхватил версию: именно так, это вездесущая наркомафия, и вина за провал всей системы обеспечения охраны президента лежит на Секретариате по вопросам администрации и безопасности (SAAS). Шеф Секретариата Карлос Кинтанилья поспешно "ушёл в подполье", а следом - его друг и выдвиженец - Густаво Солано, руководитель Секретариата стратегического анализа.

По просьбе Колома Мак-Фарланд привлёк к расследованию сотрудников ФБР. Им были вручены для проведения экспертизы обнаруженные электронные устройства. Разумеется, в ФБР не слишком торопились. Но заключение экспертам всё-таки пришлось выдать: "Аппаратура звукового и визуального контроля находится в нерабочем состоянии". То есть для шпионажа она не пригодна, и все опасения лояльных сотрудников Колома, что "на сторону" ушли конфиденциальные сведения о внешней политике, национальной безопасности, планах закупки вооружений - беспочвенны. Мол, причин для беспокойства нет.

Судебный процесс в отношении Кинтанильи прошёл в октябре 2010 года, когда общественный интерес к делу угас. Кинтанилью оправдали по причине "недостаточной доказательной базы". В ходе следствия были полностью проигнорированы сведения о тесных связях Кинтанильи и Солано с американским посольством, их внеслужебных контактах с представителями спецслужб США.

Основную задачу - по отсечению Колона от "популистких" лидеров - Мак-Фарланд решал не без успеха. Да, на латиноамериканских форумах Колом общался с ними, жал руки, улыбался, охотно фотографировался, но без каких-либо "прорывных последствий". Даже попытки вступления Гватемалы в нефтяной консорциум Petrocaribe, патронируемый Венесуэлой, рассматривались Вашингтоном как "недопустимое заигрывание с авторитарным режимом", оправдать которое невозможно никакими финансово-экономическими соображениями. Только в июне 2009 года Гватемала официально вступила в Petrocaribe. Произошло это во время форума, проведённого в столице Федерации Сан-Кристобаль-и-Ньевес. Соответствующий документ о льготных энергопоставках подписал вице-президент Рафаэль Эспада. Колом на форум не поехал, сославшись на простуду.

Посол Мак-Фарланд постепенно превратился в направляющую и руководящую силу социально-политической трансформации Гватемалы. Через него проходит большинство назначений на правительственные посты, он настаивает на принятии законов, регулирующих работу правоохранительных органов. Он настаивает на новом законе о национальной полиции. В доверительном порядке он рекомендует Колому избавиться от того или иного чиновника, замеченного в "связях с наркокартелями". Мнение посла США гватемальскими политиками, как правило, не оспаривается. Из внутренней войны 70-х - начала 90-х годов страна вышла крайне ослабленной. Последствия государственного террора, поощрявшегося Вашингтоном, и партизанского сопротивления не изжиты до сих пор. Недоверие прежних противоборствующих сторон друг к другу сохраняется. В какой-то мере это облегчает задачу Мак-Фарланда по выстраиванию политического вектора развития страны в выгодном для США направлении.

Борьба с наркотрафиком и коррупцией, модернизация вооружённых сил страны, (у кого покупать оружие, а у кого - нет), поставки продовольствия по линии USAID для голодающих районов Гватемалы - Мак-Фарланд охотно даёт распоряжения по этим проблемам, используя официальные церемонии для наставительных речей в духе "берите пример с демократии США". Только однажды самоуверенный посол едва не утратил выдержку, когда присутствовал на трагической церемонии, которую проводили родственники убитых и пропавших без вести гватемальцев в годы внутренней войны. "Откройте архивы ЦРУ, там должны быть сведения о том, где они захоронены, - обращались к нему плачущие женщины, - мы хотим достойно похоронить их". Мак-Фарланд, казалось, едва не прослезился и обещал сделать всё, что от него зависит. Не знаю, выполнил ли он своё обещание.

6 марта 2010 г. на портале Rebelion была опубликована убийственная статья по поводу "ручного управления" Гватемалой Мак-Фарландом: "Как вам заявления посла некой страны, которая была серьёзно замешана в ведении грязной войны у нас и в других районах Латинской Америки, унесшей 200 тысяч человеческих жизней? - писал автор статьи. - С небывалой наглостью он продолжает бесстыдно вмешиваться во внутренние дела нашей страны. Это он представляет нацию, которая подстёгивала контрреволюцию и превратила в прах демократическое правительство Хакобо Арбенса. Эта нация создала и взяла под свой контроль эскадроны смерти с их практикой геноцида и зачистки "коммунистов". Какое моральное право имеет этот сеньор высказываться о (террористических) действиях, которые они (в США) сами планировали для стран, которые считают своим задним двором? Разве не ваши военные советники натаскивали и ставили оперативные задачи армии убийц, которой руководили военные правительства той эпохи?"

Самого Мак-Фарланда обвинения уже не волнуют. Вскоре он покинет гостеприимную Гватемалу - командировка идёт к завершению. Впереди новое назначение, новая миссия. Прощаясь, президент Колом вручит ему Орден Кетцаля в знак признания заслуг перед Гватемалой. И это будет по всем параметрам честно заслуженная награда.

По информации - Фонд стратегической культуры

27.11.2010