С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Нил Никандров

ВЕНЕСУЭЛА - КОЛУМБИЯ: СБЛИЖЕНИЕ В ДУХЕ ЗАВЕТОВ БОЛИВАРА

Накануне вылета в Колумбию на встречу с только что избранным президентом этой страны Хуаном Мануэлем Сантосом многие из друзей Уго Чавеса предупреждали его о рискованности такого шага.

Аргументы были убедительными. Ненависть к Чавесу как лидеру Боливарианской революции годами культивировалась в ультрареакционных кругах Колумбии. Снайперы и боевики из "отрядов самообороны" AUC, засылаемые в Венесуэлу, не раз в прошлом пытались покончить с Чавесом. Тем более вероятной была угроза террористического акта на территории Колумбии. Сантосу нельзя доверять, как и его предшественнику Урибе. Это марионетки США. Чавесу не стоит торопиться с восстановлением дипотношений. Надо взять паузу, детальнее подготовить повестку встречи и, конечно, провести её где-нибудь на нейтральной почве.

Чавес пренебрёг этими советами, хотя сам не раз утверждал, что наиболее опасные заговоры по его физической ликвидации планировались в Колумбии. Президентский самолет взял курс на Санта-Марту, где должна была пройти встреча с Сантосом. По пути из аэропорта Чавес, облачённый в спортивную куртку цвета национального флага, трижды останавливал автокараван, чтобы пообщаться с простыми колумбийцами. Энтузиазм, с которым они приветствовали венесуэльского лидера, был неподдельным.

Особенно поразила журналистов эмоциональная встреча Чавеса с обитателями района Ла-Луча, который слывёт самым опасным в округе по показателям преступности и наличию террористических ячеек AUC. "Вы - первый президент, который побывал здесь!" - кричали Чавесу восторженные жители. В телерепортажах показали изготовленные на скорую руку плакаты: "Добро пожаловать, президент Чавес! Мы, колумбийцы, любим вас, спасибо за то, что вы пробудили народы Южной Америки и возродили мечту Боливара!"

Чавес не раз посещал Колумбию, но эта поездка стала, наверное, самой драматичной за всё время его президентства. Был ли Сантос искренен в своих обещаниях, данных через министра иностранных дел Марию Анхелу Ольгин, открыть новую главу в отношениях Колумбии и Венесуэлы? В недавнем прошлом он - видный политик, представитель самого влиятельного клана Колумбии - с враждебностью относился к Боливарианской революции и её лидеру.

Инаугурация Хуана Мануэля Сантоса состоялась 7 августа с.г. Для участия в церемонии прибыли президенты и премьер-министры 19 государств. В основном из "лагеря правых": Себастьян Пиньера из Чили, Фелипе Кальдерон из Мексики, Лаура Чинчилья из Коста-Рики, Порфирио Лобо из Гондураса, Алан Гарсия из Перу и другие. Покрутился среди гостей Михаил Саакашвили из Грузии, не вызвав особого интереса у латиноамериканских политиков и СМИ. Впрочем, Сантос выделил минуту, чтобы протокольно пожать руку улыбчивому грузину.

Делегацию США возглавил советник Обамы по вопросам национальной безопасности генерал Джеймс Джонс. В окружении Сантоса не без огорчения прокомментировали: "Мы ожидали представителя более высокого ранга, Госсекретаря или вице-президента". Некоторым доверенным журналистам было сказано: "Вашингтон недоволен нашими планами нормализовать отношения с Венесуэлой". Действительно, главным закулисным сюжетом инаугурации стал вопрос восстановления дипломатических отношений между Колумбией и Венесуэлой. Они были разорваны президентом Чавесом 22 июля, после того, как представитель Боготы в ОАГ в очередной раз выступил с необоснованными обвинениями в адрес Каракаса по поводу "тайного сотрудничества" с колумбийскими партизанами.

Альваро Урибе сделал этот провокационный выстрел в сторону Венесуэлы за считанные недели до завершения президентства. Многие обозреватели истолковали поступок Урибе как согласованную с Пентагоном и ЦРУ попытку до предела обострить колумбийско-венесуэльские отношения и оставить Сантосу в наследство конфликт, грозящий перерасти из дипломатического в вооружённый. Острые кризисные ситуации по вине Урибе уже возникали, и Чавесу, без вины виноватому, приходилось оправдываться, доказывать, что никаких секретных соглашений с партизанами у него нет и что Венесуэла сохраняет строгий нейтралитет в отношении всех враждующих сторон во внутреннем колумбийском конфликте. Разумеется, Чавес в интересах национальной обороны, усиления борьбы с наркотрафиком и проникновением вооружённых группировок различного толка в страну последовательно укреплял военные гарнизоны вдоль границы с Колумбией. Эти контрмеры недруги Чавеса интерпретировали как "проявление агрессивности" боливарианского лидера, якобы ведущего подготовку к широкомасштабной войне.

На "прощальный" провокационный выпад Урибе Чавес ответил разрывом дипломатических отношений с Боготой, сочтя колумбийские обвинения, прозвучавшие в ОАГ, а также обращение Колумбии в Международный уголовный суд, акциями откровенно враждебного характера, предвещающими прямую агрессию.

Сантос воспринял манёвры Урибе с еле скрываемым раздражением. И это понятно. Существует правило: уходящий президент должен воздерживаться от каких-либо неадекватных, чреватых дестабилизирующими последствиями шагов на международной и внутренней арене - чтобы не создавать проблем для преемника. Урибе предпочёл иную схему действий, словно загоняя Сантоса в русло той конфронтационной политики в отношении Венесуэлы, которую сам он последовательно - в унисон с Соединёнными Штатами и вопреки высшим государственным интересам - проводил с 2006 года, после избрания на второй срок.

Заговор Урибе и его "куратора" по линии Госдепартамента США - посла Уильяма Браунфильда - с попыткой развязать "горячий конфликт" на колумбийско-венесуэльской границе и вызвать конфронтацию "правых" и "левых" режимов в регионе закончился провалом. В таком повороте событий (парадоксально, но факт!) немаловажную роль сыграл Сантос, имеющий репутацию реакционера, вдохновителя ультраправых отрядов "самообороны" и внесудебных расправ с противниками - от партизан FARC и ELN до профсоюзных, студенческих и индейских лидеров. Именно Сантос отдал приказ о ночной атаке на партизанский лагерь FARC в приграничной зоне Эквадора, в ходе которой погиб команданте Рауль Рейес, члены его штабной группы и несколько мексиканских студентов.

Сантос - еще до инаугурации - положительно (хотя и не публично) отреагировал на примирительно-зондирующие заявления Чавеса о том, что он готов "перевернуть страницу" и вести дела с новым президентом Колумбии посредством "прозрачного и уважительного диалога". В итоге в Боготу на инаугурацию прибыл министр иностранных дел Венесуэлы Николас Мадуро, который в ходе последующих контактов с коллегой, колумбийским министром Марией Анхелой Ольгин, обсудил круг вопросов, связанных с восстановлением двусторонних отношений. Нельзя не отметить, что эффективной нейтрализации "заговора Урибе - Браунфильда" способствовали также президенты Бразилии - Инасио Лула да Силва, Аргентины - Кристина Фернандес и Нестор Киршнер, генеральный секретарь Союза южноамериканских наций (UNASUR). В ходе контактов с Сантосом в Боготе они изъявили желание способствовать налаживанию диалога и поиску компромиссов, восстановления на континенте климата доверия и взаимопонимания.

Сантос и Чавес встретились в колумбийском городке Санта-Марта, где провёл последние месяцы жизни Симон Боливар, символическая фигура совместной борьбы венесуэльцев и колумбийцев против колониального ига испанской короны. Президенты провели встречу в деловом конструктивном ключе. Они объявили о восстановлении двусторонних отношений и о планах дальнейшей совместной работы в интересах полной нормализации политических, торгово-экономических, энергетических и других связей. Было принято решение о создании пяти рабочих групп для определения процедуры выплаты долгов колумбийским предпринимателям, подготовки соглашения об экономической взаимодополняемости, расширения сотрудничества в сфере безопасности, активизации социального развития приграничных территорий и инфраструктуры. Обсуждался проект обеспечения выхода Венесуэлы к Тихому океану и - соответственно - создания надлежащей транспортной инфраструктуры.

На пресс-конференции Чавес заявил: "Мы заложили камень в фундамент новых отношений. Есть надежда, что мощный завет Боливара послужит нам для того, чтобы осветить путь, на который мы сегодня вступили. Нам нужна стабильная, развивающаяся Колумбия". Боливарианский лидер заверил, что "мирная революция в Венесуэле не представляет никакой опасности для Колумбии", и призвал делать всё возможное для того, чтобы не позволить злонамеренным домыслам и слухам вновь вбить клин между двумя братскими странами. "Венесуэльское правительство не поддерживает, не позволяет и не позволит присутствия партизан или наркотрафика на венесуэльской территории", - заверил Чавес.

О важности возобновления двусторонних отношений сказал и колумбийский президент, который призвал строить прочные двусторонние отношения. Сантос процитировал одно из пророческих высказываний Боливара на эту тему: "Никогда не следует забывать, что счастье Колумбии зависит от счастья Венесуэлы".

Сможет ли Сантос сохранить столь взвешенный подход к поддержанию двусторонних отношений на весь четырёхлетний период президентства? Он многими узами - родственными, финансовыми, политическими, информационно-пропагандистскими и т.д. - связан с олигархическим кланом Сантосов, традиционно - в согласии с другими влиятельными кланами - определяющим судьбы Колумбии. Вероятна ли такая роковая ситуация, которая заставит президента Сантоса отказаться от всех миролюбивых обещаний и ступить на тропу войны?

Оптимистично звучит прогноз Фиделя Кастро, который в одном из недавних интервью заявил о невозможности нападения Колумбии на Венесуэлу, "во-первых, потому, что её это не интересует, во-вторых, потому, что Колумбия этого сделать не в состоянии, в третьих, из-за того, что Колумбия этого не хочет, и в-четвертых, потому, что Колумбия понимает, что последствия будут катастрофическими".

Нет сомнений, что Венесуэла никогда не даст повода для вооружённой конфронтации. Стратегия Чавеса направлена на сохранение достижений социалистической революции, её консолидацию в стране, на демонстрацию преимуществ социализма с человеческим лицом. Никакой "силовой экспансии"! Только конкретными успехами революции можно добиться распространения модели социализма XXI века на континент.

Экс-президент Колумбии Альваро Урибе уже перебрался в США. Он приглашён на работу в Джорджтаунский университет. Будет читать лекции в школе международников.

Правозащитные организации Колумбии готовят многочисленные иски в международные судебные инстанции по поводу преступлений против человечности и геноцида в период правления Урибе. Обнаружение массовых захоронений близ селения Макарена - не менее 2000 насильственно умерщвлённых колумбийцев - это только вершина айсберга. Правозащитники утверждают, что кровавые деяния режима Урибе по своим масштабам превосходят преступления, за которые подверглись судебному преследованию Норьега, Пиночет, Фухимори и другие.

Так что без дипломатического иммунитета Урибе в ближайшие годы не обойтись. Поэтому по инициативе Госдепартамента Урибе в срочном порядке включили в комиссию ООН, которой поручено выяснение обстоятельств израильско-турецкого инцидента с "Флотилией мира", направлявшейся в Сектор Газа с гуманитарным грузом.

Урибе придётся в поте лица отрабатывать гарантии безопасности, предоставленные администрацией Обамы. Скорее всего, экс-президент будет использоваться Вашингтоном на фронтах борьбы Империи с популистскими режимами в Латинской Америке. Так что Чавесу и его соратникам нельзя терять бдительность.

По информации - Фонд стратегической культуры

14.08.2010