С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Нил Никандров

ПЯТЫЙ САММИТ АМЕРИК: УЛЫБКИ, ОБЕЩАНИЯ... ЧТО ПОТОМ?

Спонтанные симпатии к Бараку Обаме в Латинской Америке можно объяснить не только тем, что он первый "цветной" президент Соединённых Штатов. Высокомерно-агрессивный имидж Дж. Буша-младшего стал на долгие восемь лет неотъемлемым символом США. Это был пугающий образ и для самих североамериканцев, и для внешнего мира: гибрид неотёсанного, всё время норовящего затеять потасовку ковбоя из Техаса и нечестного полицейского, способного на любые подвохи. Поэтому приход на высший государственный пост Барака Обамы был многими встречен с облегчением: его внешне лишённые какой-либо воинственности заявления, демонстративная готовность к диалогу породили надежду на смену курса политики Вашингтона, в том числе в Латинской Америке.

В целом "всеамериканская премьера" Обамы на Пятом саммите (17 - 19 апреля с.г.) прошла успешно. Его выступление на церемонии открытия форума несколько раз прерывалось аплодисментами. Президент США сказал, что намерен открыть новую страницу в отношениях своей страны с Латинской Америкой, "заниматься не прошлым, а будущим" и призвал участников Саммита "не становиться пленниками того, что уже миновало". Многообещающе прозвучали слова Обамы о том, что Соединённые Штаты изменились, что они больше не будут вмешиваться в дела государств на континенте. Обама выразил надежду, что с учётом этого страны региона не будут "возлагать на США ответственность за все свои проблемы". Тезис о том, что "Соединённые Штаты изменились" является, конечно, преждевременным, но сам разговор об этом не мог оставить латиноамериканцев равнодушными. Обаме снова похлопали.

Не были разочарованы итогами отдельной встречи с Обамой руководители стран-членов Союза южноамериканских наций (UNASUR). Даже Уго Чавес назвал встречу позитивной, отметив, что большинство президентов, принимавших в ней участие, с оптимизмом рассматривают возможность "нового порядка в дипломатических отношениях с Соединёнными Штатами. Я разделяю этот оптимизм и самым конструктивным образом настроен на продвижение к цели. Мы начали (диалог) должным образом". Напомним, что в UNASUR входят Аргентина, Бразилия, Боливия, Венесуэла, Гайана, Колумбия, Парагвай, Перу, Суринам, Уругвай, Эквадор и Чили. Со временем UNASUR может вовлечь в свои ряды другие государства Латинской Америки. За основу объединения взяты принципы Евросоюза. По мнению президента Бразилии, объединённые нации Южной Америки могут изменить баланс сил не только в Западном полушарии, но и вообще в мире.

Вполне понятен интерес Обамы к этому союзу с солидным торгово-экономическим, энергетическим, финансовым и военным потенциалом. Вашингтону известно, что Россия выразила намерение получить статус наблюдателя в UNASUR, под эгидой которого действует Южноамериканский совет обороны (ЮСО). Решение о его создании было принято на саммите UNASUR в декабре 2008 года. В марте 2009 г. 12 министров обороны стран союза провели первую организационно-рабочую встречу. Пока что ЮСО не предполагает создания объединённых вооружённых сил и лишь постепенно нацеливается на интеграцию в сфере безопасности. Однако эволюция UNASUR рано или поздно потребует укрепления совместной обороны, постепенной унификации вооружений. И здесь успехи военно-технического сотрудничества России и Венесуэлы, позитивный опыт Перу в использовании советской (российской) военной техники, растущий интерес Бразилии к передовым российским военным технологиям будут весьма кстати.

* * *

Сенсацией первого дня саммита стало рукопожатие Обамы и Чавеса. Президент США проявил инициативу, первым подошел к венесуэльцу, чтобы приветствовать его. Венесуэльский лидер напомнил: "Этой самой рукой я восемь лет назад пожал руку Джорджу Бушу. Я хочу стать твоим другом". То давнее рукопожатие так и осталось единственным. Какие отношения сложатся с Обамой у венесуэльского президента, прогнозировать трудно, но Чавес явно дал понять, что он настроен миролюбиво и готов строить отношения с Соединёнными Штатами на основе взаимопонимания, уважения, невмешательства в дела друг друга.

В ходе встречи UNASUR Чавес улучил момент и вручил президенту США переведённую на английский язык книгу известного уругвайского писателя-публициста Эдуардо Галеано "Вскрытые вены Америки". В ней на конкретных фактах рассказывается о трагической истории народов континента с периода колониального ига испанской короны до наших дней. Галеано не пожалел негативных красок и для описания преступлений империализма США. Подарок Чавеса не лишён подтекста. За несколько недель до саммита президент Венесуэлы - в ответ на резкие выпады из Вашингтона - упрекнул Обаму в "неграмотности" и слабом знании проблем Латинской Америки. По этой причине Чавес и счёл, что книга Галеано будет полезна для ликбеза Обамы.

* * *

Ещё в ходе подготовки саммита Вашингтон вёл интенсивные консультации со своими предпочтительными партнёрами в регионе (Мексикой, Колумбией, Бразилией, Перу, Гватемалой, Чили) о нежелательности "кубанизации" форума и выдвижении требования о прекращении экономической блокады острова как центрального вопроса для обсуждения. Генеральный секретарь ОАГ Хосе Мигель Инсульса заявил, что саммит не является "подходящим местом для оказания давления на США из-за Кубы", и потому кубинский пункт не был включён в проект итоговой Декларации форума. Однако предупреждение Инсульсы, как и просьба США, были проигнорированы.

Практически все президенты говорили о недопустимости продолжения экономического эмбарго. Кристина Фернандес де Киршнер, открывая саммит, сказала: "С учётом произошедших в мире изменений, когда логика однополярного мира показала свою несостоятельность, продолжающаяся блокада братской Кубы является анахронизмом". Даниэль Ортега заявил, что испытывает чувство стыда оттого, что в Саммите не участвует Куба, страна, которая многое сделала, чтобы помочь центральноамериканским странам в борьбе против неграмотности и нищеты. "Зато присутствуют Соединённые Штаты, - подчеркнул Ортега. - Страна, которая возглавляла войны против Никарагуа и других стран Центральной Америки в 80-е и 90-е годы, которая подготовила вторжение на Плайя-Хирон (на Кубе) и была вовлечена в подготовку государственного переворота в Венесуэле в 2002 году". Луис Инасио Лула Да Силва, подтверждая свою позицию в отношении полноправного включения Кубы в региональные организации, сказал: "Для Латинской Америки Куба имеет символическое значение". Уго Чавес выразил уверенность в том, что Куба будет полноправно участвовать в следующем саммите Америк, и предложил провести его на Острове Свободы.

Обращает внимание, что на Пятом саммите даже со стороны стран-членов ALBA - Боливарианской альтернативы для народов Латинской Америки - призыв к немедленному решению кубинской проблемы не прозвучал в ультимативной форме. Иначе Обама попал бы в сложную, почти тупиковую ситуацию с учётом позиции влиятельных право-консервативных кругов США в отношении диалога с "режимом братьев Кастро". Не исключено, что именно об этом говорил Уго Чавес с Раулем и Фиделем во время его визита в Гавану в первой половине апреля. Нормализация кубинско-североамериканских отношений - сложный многоходовой процесс, и здесь "коллективное" давление на Обаму могло бы оказаться контрпродуктивным. Президент США высказался по этому поводу так:

"Соединённые Штаты ищут нового начала с Кубой. Я знаю, что впереди у нас долгий путь, чтобы покончить с десятилетиями недоверия, но есть конкретные шаги, которые можно сделать в сторону рассвета. Два последних года я заявлял, и повторяю сегодня, что готов к тому, чтобы моя администрация приступила к работе с правительством Кубы по широкому спектру вопросов от прав человека и свободы слова, до демократических реформ, борьбы с наркотрафиком и экономических проблем".

Нельзя не отметить, что последние опросы общественного мнения в США показали, что более 60 % респондентов выступают за нормализацию отношений с Кубой и снятие эмбарго.

В специальной программе, посвящённой саммиту, на государственном телеканале Венесуэлы столкнулись две точки зрения на политику Обамы в Латинской Америке: умеренно-критическая, представленная Хуаном Карлосом Монедеро, испанским политологом, профессором Мадридского университета, и резко-враждебная, которую отстаивает Эва Голинджер, адвокат из США, автор нескольких книг о деятельности спецслужб США в Латинской Америке, в том числе в Венесуэле.

Монедеро признался, что был эмоционально потрясён, когда увидел фото, на котором "негритянский президент США и индейско-негритянский Венесуэлы" пожимали друг другу руки. И ещё профессора поразила выдержка Обамы, который терпеливо выслушивал бесконечные претензии президентов Латинской Америки, накопившиеся за всю историю её отношений с Соединёнными Штатами. Программу действий по борьбе с глобальным экономическим кризисом, которую представил Обама на саммите, Монедеро оценил как дублирующую решения G20 и бесперспективную.

На этом фоне, считает Монедеро, вырисовываются четыре решения по достижению экономической стабильности в Латинской Америке: 1) не делать ничего; 2) продолжать неолиберальный курс (но на это никто не согласится); 3) вернуться к кейнсианству с регулированием экономики, используя ложь о том, что прежний кейнсианизм провалился из-за "неправильного поведения" отдельно взятых игроков; 4) прежняя система не работает, её надо заменить на новую, которую предлагает ALBA, то есть на социализм.

Монедеро насторожил обозначившийся курс США на подрыв латиноамериканской интеграции. Он просматривается в попытках Обамы развить <привилегированные отношения> с мексиканским президентом Кальдероном и бразильцем Лулой Да Силва. Таким планам США, считает Монедеро, Латинская Америка должна оказать сопротивление.

По оценке Эвы Голинджер, Обама продолжает прежнюю империалистическую политику США, но "в новой упаковке": "По большей части на внешнюю политику США влияют ТНК, военно-промышленный комплекс, профессиональные разработчики имперской стратегии". Голинджер назвала многих сотрудников администрации Буша, которых "унаследовал" Обама и которые фактически продолжают политику неоконсерваторов. "Латинская Америка изменилась, - отметила Голинджер, - и Соединённым Штатам приходится корректировать свою империалистическую стратегию, чтобы адаптироваться к новым условиям. Обама поставил свою подпись под бюджетом на этот год, увеличив финансирование таким организациям, как NED и USAID, которые обеспечивают подрывную и дестабилизационную деятельность в Венесуэле и Боливии. Их бюджет был увеличен на 35 млн. долларов сверх запрошенного. Президенты от Демократической партии предпочитают тихую стратегию, молчаливое вмешательство и мягкие перевороты, а не военные операции. Эти последние - любимый жанр семейства Бушей или Рональда Рейгана".

Эва Голинджер уверена в том, что у Обамы нет никакого реального интереса к проведению глубоких реформ: "Все эти надежды возникли на базе заготовок, сочинённых командой спичрайтеров и хорошо усвоенных и произнесённых президентом. Обама-мания - это стратегия маркетинга, продажи изготовленного продукта. Всё, что связано с Обамой, - реализация масштабной операции по массовому совращению. Его целенаправленные речи призваны очаровать мировое общественное мнение и обольстить государственных деятелей. Я уже заметила, что некоторые политики подпали под очарование Обамы".

* * *

Финальная декларация саммита, как и предупреждал Чавес, не была подписана странами, входящими в блок ALBA, из-за отсутствия чёткой позиции в отношении Кубы. В ходе второй, предотъездной встречи президенты США и Венесуэлы договорились о назначении послов в Каракас и Вашингтон (прежние на исходе эры Буша были "взаимно" признаны персонами non grata).

На саммите был достигнут ещё один конкретный результат. Книга Галеано "Вскрытые вены Америки" (первая публикация 1971 года) за дни форума стала мировым бестселлером, переместившись с рейтингового места N"54295 в интернете на первые позиции. Прощаясь с Чавесом, Обама сказал, что обязательно найдёт время, чтобы прочитать книгу. Так что предлог для следующей встречи - поделиться мнением о прочитанном - напрашивается сам собой.

По информации "Фонд стратегической культуры"

21.04.2009