С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Владимир Терехов

ВТОРАЯ АМЕРИКАНО-ИНДИЙСКАЯ ВСТРЕЧА В "ФОРМАТЕ 2+2" НА ФОНЕ ОБОСТРЕНИЯ СИТУАЦИИ В ОБЕИХ СТРАНАХ

18 декабря 2019 г. в Вашингтоне состоялась вторая ежегодная встреча министров иностранных дел и обороны Индии и США, которую в системе отношений между некоторой парой государств принято обозначать “Форматом 2+2”. Напомним, что первая такая встреча прошла 6 сентября 2018 г. в Дели.

Ещё раз подчеркнём: сам факт наличия в двусторонних отношениях такой политической площадки, за редким исключением, является важным признаком высокого уровня их доверительности. Во всяком случае, это верно для пары “Индия-США”, отношения между которыми в течение двух последних десятилетий (в отличие от предшествующих трёх десятилетий периода холодной войны) развиваются почти непрерывно, захватывая все стороны межгосударственного взаимодействия.

По причинам, которые прямо обусловлены особенностями нынешнего этапа “Большой мировой игры”, на данном процессе почти не отражалась смена партийной принадлежности администраций в обеих странах. Что не означает отсутствия какого-либо влияния на состояние американо-индийских отношений внутренних процессов, как в США, так и в Индии. Оно довольно заметным образом проявляется в последнее время в связи с обострением внутриполитической ситуации в обеих странах. Впрочем, по совершенно разным причинам.

В США такое обострение обозначилось практически сразу после прихода к власти администрации Д. Трампа, который (всего лишь) приступил к давно назревшей корректировке внешнеполитического курса страны, пытаясь “подправить” его в соответствии с радикальными изменениями, происходящими на наших глазах на мировой арене.

Со словами Д. Трампа, произнесёнными осенью 2018 г. с трибуны ООН о том, что его администрация никого не собирается “учить жизни”, категорически не согласны те политические силы внутри страны, которые полагают недостаточным простое “сияние (США) на холме” и полагают необходимым повсеместное распространение его “лучей”. Любым способом, в том числе с помощью авианосных ударных групп.

Указанные силы сосредоточены в основном в Демократической партии, всестороннее противодействие которой нынешнему президенту (подойдёт и термин “саботаж”) проявилось в связи с его намерением продолжить курс на развитие отношений с Индией. В частности, путём формирования новой двусторонней площадки в виде “Формата 2+2”.

Летом 2018 г. госсекретарю М. Помпео вместе с бывшим министром обороны Дж. Мэттисом пришлось приложить немало сил, чтобы убедить конгресс (в нижней палате которого доминируют демократы) “пожертвовать принципами” на пути решения крайне важной задачи, обусловленной давними попытками Вашингтона превратить Индию в “стратегический противовес” Китаю.

Что касается “принципов”, то они сводились к вопросу о применении в отношении Дели “Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций” (Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act, CAATSA), принятого в августе 2017 г. в связи с закупкой Индией у России некоторых видов вооружений. В случае следования упомянутым “принципам” на перспективе создания американо-индийского “Формата 2+2” можно было бы поставить крест.

Хотя Демпартия как таковая очевидным образом зациклилась на русофобии и на теме РФ в целом (в особенности на российских “хакерах” и “отравителях”), но, видимо, не окончательно. На CAATSA закрыли глаза, а М. Помпео и Дж. Мэттис получили возможность провести первый американо-индийский “Формат 2+2”.

Спустя год, накануне второго его заседания, те же демократы сосредоточились уже непосредственно на правительстве Индии, возглавляемом Нарендрой Моди. Поводом на этот раз послужили несколько судебно-законодательных актов, принятых в Индии во второй половине 2019 г., которые спровоцировали уличные акции в ряде штатов страны и меры по их жёсткому подавлению силами правопорядка. Что уже привело к первым жертвам и сотням задержаний.

Главными участниками продолжающихся протестных акций стали представители мусульманской общины, а также политические противники правящей Бхаратия джаната парти и правительства Н. Моди. Последний обвиняется в “целенаправленно антимусульманском” курсе во внутренней политике, а также “отходе от светско-республиканских принципов” государственного устройства Индии.

На авторский взгляд, подобные обвинения вряд ли (по крайней мере, полностью) справедливы. Ибо правительство Н. Моди оказалось в немалой мере заложником последствий ряда внешних событий, которые происходили нередко ещё до создания самой БДП. Например, главной причиной этнорелигиозных проблем в северо-восточном штате Ассам (центре беспорядков последних недель) стало массовое бегство в начале 70-х годов из соседней Бангладеш людей разного вероисповедания, включая мусульман. Само это государство появилось в результате кровавых событий того времени, участниками которых был Пакистан и та же Индия.

Оговоримся, что БДП всё же поучаствовала в создании некоторых внутренних “обстоятельств”, например в разрушении в 1992 г. “мечети Бабри”.

Но сегодня нет никаких оснований не доверять словам Н. Моди о том, что мусульманам “абсолютно нечего опасаться” в связи с новым законотворчеством, а их самих он рассматривает в качестве неотъемлемой части индийского общества, его древней культуры.

Видимо, некоторые представители “прогрессивного направления” той же Демпартии США особо не утруждали себя разбирательством в тонкостях внутренних проблем, возникших в последнее время в Индии. Как раз в момент пребывания в Вашингтоне индийских участников “Формата 2+2” члены нижней палаты конгресса от “демократических прогрессистов” допустили ряд резкостей (главным образом в связи с ситуацией в Кашмире) в адрес правительства Н. Моди.

Это привело к отказу министра иностранных дел Индии С. Джайшанкара от встречи в конгрессе с теми, “кто предвзят и полон решимости быть введённым в заблуждение”. В связи с чем авторитетная газета IndianExpress заявила о “формировании трещины” между правительством Н. Моди и Демпартией США.

Отметим, что последняя озабочена сегодня проблемой импичмента Д. Трампа и рассматривает переговоры представителей столь важной страны, как Индия с членами команды действующего президента в качестве оказания ему скрытой поддержки в крайне важный момент разгорающейся внутриполитической борьбы.

Впрочем, “брызги” от политических дрязг внутри США не помешали проведению переговоров в рамках второго американо-индийского “Формата 2+2”. Их ход и итоги были высоко оценены всеми четырьмя участниками. В частности, были подтверждены близость позиций сторон по военно-политической ситуации в регионе Индийского и Тихого океана, а также готовность к сотрудничеству в данном регионе и Африке. С американской стороны прозвучали высокие оценки итогов недавнего визита Н. Моди в США и его переговоров с президентом Д. Трампом.

Важной новацией второго заседания данного “Формата” стало подписание соглашения о сотрудничестве в оборонно-промышленной сфере, что предоставит Индии доступ к современным американским военным технологиям.

Комментируя данное соглашение агентство Reuters отмечает, во-первых, актуальность для Индии повышения потенциала в стратегическом противостоянии с Китаем и, во-вторых, появление источника замены некоторых устаревших видов российских вооружений. Указывается, что за последнее десятилетие Индия закупила в США различного рода военного оборудования на сумму свыше 15 млрд долл.

Впрочем, это типично “западный” комментарий, оснований на давних ожиданиях “встраивания” Индии в общий курс сдерживания как КНР, так и РФ. Совершенно очевидно, что подобного рода ожидания не отражают реальных целей внешней политики Индии, который направлен на сохранение полной самостоятельности и поиск оптимального баланса в отношениях со всеми значимыми участниками современного этапа “Большой мировой игры”.

Убедительной иллюстрацией данного тезиса стал визит в Иран того же С. Джайшанкара, совершённый сразу после проведения второго американо-индийского “Формата 2+2”. Не исключено, что при этом он выполнял и некую “посредническую” миссию, о чём его (возможно) попросили в Вашингтоне.

Но несомненно и то, что Иран является исторически близкой Индии страной, полный разрыв отношений с которой (чего фактически требует Вашингтон от своих прямых и косвенных союзников) никак не входит в планы Дели. И хотя Индия была вынуждена присоединиться к американкой “нефтяной блокаде” Ирана, но это ни в коей мере не означало прекращение взаимодействия с ним в других областях.

В частности, находясь в Тегеране, С. Джайшанкар подтвердил намерение свой страны “ускорить” модернизацию крайне важного для обеих стран порта Чабахар на берегу Оманского залива. Напомним, что поддержка этого давно реализуемого проекта была выражена ещё в начале 2018 г. премьер-министром Н. Моди в ходе визита в Дели президента Ирана Х. Роухани.

В заключение отметим два момента. Во-первых, сохраняя вполне самостоятельное позиционирование на международной арене, Индия заинтересована в развитии всесторонних отношений с Вашингтоном. Во-вторых, наблюдающиеся сегодня в мировой политике тектонические разломы проходят не только по границам, которые разделяют отдельные страны, но и по их собственным территориям.

Оба эти момента нашли отражение в ходе, а также итогах только что состоявшегося второго американо-индийского “Формата 2+2”.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Источник - Новое восточное обозрение

05.01.2020