С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Руслан Надеждин

УРУЗГАНСКАЯ СМЕРТНИЦА

Не так давно, в Урузгане - одной из центральных провинций Афганистана, талибы вручили 8-летней девочке взрывное устройство и послали ее к полицейской машине. Затем подорвали заряд - девочка погибла, полицейские уцелели. И это не единичный факт. Талибы-смертники напали на военный госпиталь и гостиницу "Интерконтиненталь" в Кабуле, в результате чего погибли десятки человек.

Это всего лишь некоторые эпизоды в длинной цепи преступлений, иллюстрирующих, какой жестокий и бескомпромиссный характер носит война между талибами и силами международной коалиции и их союзниками - правительственными войсками.

Усиление атак с широким применением террористов-смертников талибы объясняют тем, что они якобы мстят за гибель своего "духовного отца" - Усамы бен Ладена. В этой связи отметим, что смертники - это, действительно, идея и методика бен Ладена, ибо исторические факты свидетельствуют, что на протяжении четырех войн, которые афганцы вели в ХХ в., они никогда не использовали смертников в ходе боевых действий. Подобные действия противоречат их национальному характеру и понятию воинской чести.

Ныне, под влиянием человеконенавистнической морали и идеологии бен Ладена, мусульмане убивают мусульман на свадьбах, похоронах, во время молитв в мечети, хотя исторически многие мечети обладали правом неприкосновенности - "бест". Даже правитель страны не мог захватить преступника, укрывшегося в мечети в поисках убежища.

В наши дни в международных СМИ активно обсуждается решение Вашингтона начать поэтапный вывод своих войск из Афганистана. Об этом же заговорило командование сил НАТО. Действительно, формальным поводом для американского и натовского вторжения в эту страну и начала войны с талибами послужил отказ последних выдать бен Ладена - организатора беспрецедентной атаки на США 11 сентября - для предания его суду.

В конце концов, США добились своей цели - они уничтожили главаря "Аль-Каиды", и теперь с чувством выполненного долга могут покинуть Афганистан.

В то же время, администрация США официально признала, что ведет переговоры с талибами, но не разъяснила ни цели, ни смысл этих переговоров. В связи с этим, можно предположить, что в преддверии вывода своих частей, американское командование хочет заручиться согласием талибов не атаковать выходящие наземным путем войска. Ведь более 100 тыс. солдат и значительное число военной техники одними транспортными самолетами не вывезешь. Вот и приходится договариваться с талибами, а не исключено, что и с некоторыми соседними среднеазиатскими республиками, о предоставлении плацдармов для базирования выходящих частей.

Более того, трудно поверить, что США, потратившие столько средств и потерявшие столько жизней своих солдат, так просто уйдут из Афганистана, учитывая его важное геостратегическое положение в регионе. Видимо, слухи о том, что Белый дом ведет переговоры с президентом Х.Карзаем о создании американских баз на территории Афганистана не лишены почвы, но неизвестно, каково его подлинное отношение к этой идее.

Напомним, что, по оценочным данным, афганская правительственная армия насчитывает около 100 тыс. военных. К этой цифре можно приплюсовать еще столько же сил органов безопасности и полицейских подразделений. Итого в сумме получается достаточно мощная воинская сила, способная противостоять афганским талибам, насчитывающим, по разным оценкам, не более 20-30 тыс., не считая их союзников - пакистанских талибов.

Но есть один нюанс, который может уровнять противоборствующие силы. Речь идет о межэтническом противостоянии. Костяк правительственной армии по-прежнему составляют силы, входившие в "Северный Альянс", до конца сражавшийся с талибами, даже тогда, когда они захватили более 2/3 территории страны. Если бы не вмешательство международных сил, неизвестно, чем бы закончилось противостояние талибов-пуштунов с непуштунами из "Северного Альянса".

Поэтому перед уходом американцев и натовцев, если этот план полностью осуществится, президенту Х.Карзаю, этническому пуштуну из Кандагара, придется заручиться поддержкой, или, по меньшей мере, лояльностью какой-то части пуштунских племен, чтобы спасти свой режим.

И последнее.

Борьба с талибами, чье название стало нарицательным для исламских экстремистов, - это дело не только правительств Афганистана и Пакистана. Метастазы талибанизации расползаются по разным частям мира: появились "нигерийские талибы", "индийские талибы", и кто знает, где они объявятся еще. Поэтому борьба с экстремизмом - задача всего мирового сообщества, и в первую очередь самой мусульманской общины, духовные авторитеты которой утверждают, что "ислам и террор несовместимы: а акции террористов-самоубийц считаются в исламе страшным преступлением"i, и те, кто теперь не гнушается приносить в жертву своим политическим амбициям жизнь 8-летнего ребенка из Урузгана - опасные преступники, нарушающие все законы человеческой морали и религиозных догматов.

Руслан Надеждин - историк-востоковед, политолог, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

По информации - Новое Восточное Обозрение

01.07.2011