С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Никита Мендкович

"ТАЛИБЫ В ГАЛСТУКАХ" И БУДУЩИЙ АФГАНИСТАН

Последнее время в Афганистане все громче говорят о Программе примирения и переговорах с вооруженной оппозицией, которые должны положить конец многолетней гражданской войне, долгие десятилетия не дающей стране жить и развиваться. Афганское общество устало от бесконечных боев - это данность, с которой должен считаться любой политик. Поэтому призывы к миру и переговорному решению проблем находит горячий отклик в сердцах афганцев. Но важно помнить, что мир, полученный ценой переговоров, может до неузнаваемости изменить политическое лицо Афганистана. Сейчас еще нельзя с точностью сказать, каким оно будет, но уже есть возможность попытаться определить его будущие основные черты.

Ведь "примирение" не просто лозунг в борьбе с боевиками. Все указывает на то, что мирный процесс будет включать в себя интеграцию вооруженной оппозиции в государственные структуры. Страны НАТО вряд ли будут сильно препятствовать этому процессу: после убийства бен Ладена, ослабления сети Аль-Каиды во всем мире и предполагаемой ликвидации муллы Омара формально цели военной операции в Афганистане достигнуты.

США уже продемонстрировали миру готовность отвечать ударом на удар, подобный атаке 11 сентября, чем несколько повысили свою безопасность от подобных посягательств в будущем. В остальном, США и НАТО устроит любой политический режим, который не будет активно поддерживать международный терроризм, а в идеале - позволит разместить в Афганистане американские военные базы. Пусть даже под вывеской "совместных" американо-афганских, каковой вариант недавно предложил Р. Гейтс. Разумеется, Запад не позволит в ближайшее время ликвидировать режим Хамида Карзая и демонтировать политическую систему. Но это может и не понадобиться, учитывая готовность многих радикалов примириться с действующей конституцией ИРА, а президента Карзая - с оппозицией во власти и политической элите.

Текущая война в Афганистане все больше приобретает характер "обеспечения переговоров". Международные силы и национальная армия пытаются уничтожить наиболее опасных и радикальных полевых командиров, талибы - стремятся показать свою силу, проводя операции против слабых полицейских подразделений восточных провинций и ликвидируя наиболее сильных противников примирения из числа бывших лидеров Северного Альянса. В частности, все указывает на то, что недавнее убийство генерала Дауда Дауда стало частью этой кампании.

Политический процесс по итогам боев, скорее всего, будет похож на интеграцию в госструктуры Таджикистана Объединенной Таджикской Оппозиции, с сохранением фигуры действующего президента и основных конституционных институтов, в которые по определенной квоте включаются представители оппозиционных отрядов. Отказ от соглашения со стороны непримиримых группировок, которым в результате не хватило министерских портфелей, - неизбежен, но большинство знаковых фигур и рядовых бойцов окажутся выведенными из игры по итогам мирных соглашений, что сделает их задачу выполненной.

Пока можно ожидать появления на афганской политической сцене новой группировки. "Талибы в галстуках" - этот термин, пущенный в оборот в ходе недавних акций протеста, достаточно емко характеризует тех радикалов, которые готовы включиться в мирный политический процесс, а также чиновников и политиков, которые формально не успели повоевать с властью, но сочувствуют многим радикальным идеям. Уже сейчас ряд примирившихся с властью талибских командиров и боевиков занимаются политикой, баллотируются в парламент, служат на различных постах в полиции.

По тем данным, которые есть у автора, это преимущественно "молодежь" Талибана, поколение талибов, не стоявших у истоков Движения, но выдвинувшихся на командные посты в конце 1990-х - начале 2000-х гг. Конечно, и среди этого поколения есть непримиримые радикалы, которые продолжают вести войну, однако мирные переговоры в каком-то смысле наиболее приемлемы для молодых командиров, которые легче всего могут адаптироваться к новым способам политической борьбы.

Этнически большинство "примиренцев" принадлежат к пуштунам, поэтому проникновение бывших талибов и сочувствующих им в легальную политику неизбежно ускорит формирование национального пуштунского блока, консервативно и даже клерикально настроенных политиков. Лозунгами этого блока с высокой вероятностью станет пуштунизация ряда властных структур, сохранение главенствующего шариата в национальном праве, а также эксплуатация религиозных и племенных общественных институтов в ущерб новым демократическим.

В роли "непримиримых", скорее всего, окажутся представители старшего поколения, соратники муллы Омара, а также та часть молодежи, которая в наибольшей мере прониклась джихадистскими настроениями при контактах с добровольцами и наемниками из арабских стран и Чечни, сражавшимися на стороне Талибана. Кроме того, можно ожидать, что на обочине переговорного процесса в итоге могут остаться Исламская Партия Афганистана (Хекматьяра) и Исламское Движение Узбекистана, активно действующее в ряде северных провинций.

С другой стороны, появление талибов в политике дает толчок для формирования антиталибской коалиции. Ее основу составят бывшие активисты Северного Альянса, политики-хазарейцы, а также образованные либералы и средний класс, опасающиеся повторения худших проявлений политики талибов. В настоящий момент деятельность "антиталибов" ограничивается преимущественно публичной критикой Программы примирения, однако в случае дальнейшей талибанизации властных структур она будет принимать более активные формы.

Уже сейчас антиталибскому крылу политической элиты удалось добиться чисток в Афганской Национальной Армии, направленных против сторонников талибов, причем эту кампанию готовы поддержать США, отправившие в Афганистан команду сотрудников спецслужб для обеспечения следственных действий. Однако следует признать, что позиции сторонников компромисса с талибами в высших эшелонах власти все еще очень сильны, а носителям подобных взглядов не грозят пока никакие чистки.

Впрочем, подчеркну, пока это лишь контуры будущего, которое, несмотря на переговорный процесс, еще решается на полях сражений. Именно их ход покажет, какой будет политическая система Афганистана, и какую роль в ней будут играть талибы "в галстуках", которые пока что могут превратиться усилиями их противников - в удавки.

Мендкович Никита Андреевич, историк, экономист, эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА), специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

По информации - Новое Восточное Обозрение

16.06.2011