С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Наталья Замараева

ПАКИСТАН: ПЕРЕМЕНЫ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ НАЗРЕЛИ

В первой половине мая 2011 года произошли два события, которые не могут не повлечь значительные изменения во внешнеполитической стратегии Исламабада на международном и региональном уровнях, - убийство 2 мая американскими военнослужащими на пакистанской государственной территории Усамы бен Ладена и визит президента Пакистана А. Зардари в Москву 11-12 мая.

Нынешние пакистано-американские отношения стабильными не назовёшь. С одной стороны, Исламабад - важный стратегический партнер Вашингтона в регионе Южной Азии, заметный элемент американского присутствия в Афганистане (40% поставок грузов для Международных сил содействия безопасности [МССБ] осуществляется через пакистанскую территорию). Реализация Вашингтоном региональной стратегии АфПак позволит Пакистану получить на протяжении последующих пяти лет 9 млрд. долларов от США и еще порядка 7 млрд. долларов от различных международных фондов и организаций. Пентагон - традиционный поставщик современных и высокотехнологичных вооружений для пакистанской армии. Только в последнее время США поставили военно-воздушным силам Пакистана 18 самолетов F-16 Falcon общей стоимостью 1,4 млрд. долларов.

С другой стороны, нельзя сбрасывать со счетов постоянные и небеспочвенные претензии Вашингтона к Исламабаду по поводу "ведения двойной игры" в отношениях пакистанских властей с группировками и лидерами боевиков, действующих в Афганистане.

Особенно заметными американо-пакистанские противоречия стали после ликвидации силами американского спецназа на территории Пакистана бен Ладена. Без всяких преувеличений - это самый серьёзный кризис в двусторонних отношениях за последние два десятилетия. Барак Обама заявил, что американское руководство проводит следствие в отношении поддержки, которую бен Ладен мог получать в Пакистане. Определив местонахождением лидера Аль-Каиды территорию своего "стратегического партнера", США получили возможность не только выдвигать подозрения в том, что часть пакистанского военно-политического руководства знала, кто укрывается в укрепленной вилле в Абботтабаде, но и оказывать давление на Исламабад по целому ряду вопросов.

В Исламабаде вылазку американского спецназа, устроившего показательную охоту на бен Ладена, а главное, вторжение военнослужащих США на пакистанскую территорию, восприняли как серьезный вызов суверенитету Исламской Республики Пакистан. Исламабад уже пообещал сократить американский военный персонал в стране до "абсолютного минимума" и пересмотреть принципы военного сотрудничества с Соединенными Штатами в случае повторения подобного.

Вашингтон, несмотря на явный кризис сотрудничества и доверия, пойти на разрыв отношений с Исламабадом не готов. Сохранение пусть даже хрупкой внутренней стабильности в Пакистане и "видимости сотрудничества" служит для американцев едва ли не главной гарантией их присутствия в регионе Юго-Западной Азии и непосредственно в Афганистане.

Пакистанский военно-политический истеблишмент, извлекающий ощутимую выгоду из финансовой и материальной поддержки со стороны США, также не склонен доводить дело до конфронтации.

Так что за вычетом понизившегося уровня взаимного доверия да эмоциональных заявлений в прессе и парламентских кругах радикального обострения американо-пакистанских отношений, тем более их полного расторжения, ожидать не приходится.

На этом фоне важным событием стал визит президента Пакистана Асифа Али Зардари в Россию 12 мая. Среди итогов визита - подтверждение намерений сторон активизировать сотрудничество в борьбе против терроризма и наркотрафика, в деле восстановления мира в Афганистане, развивать двусторонние экономические связи. И самое важное для пакистанской дипломатии - поддержка со стороны Москвы в вопросе вступления Пакистана в Шанхайскую организацию сотрудничества. То, что процесс диверсификации внешнеполитической деятельности Пакистана начался и развивается, сомнений не вызывает.

Развитие отношений с ШОС обещает Пакистану, испытывающему серьезные проблемы с обеспечением топливно-энергетическими ресурсами, не только усиление дипломатических позиций, но и экономическую выгоду. Пакистанцы смогут более активно участвовать в проекте строительства газопровода из Туркмении через территорию Афганистана и Пакистана в Индию (ТАПИ), линий электропередачи для экспорта электроэнергии из Киргизии и Таджикистана в Афганистан и Пакистан. Важен для Исламабада и вопрос быстрой мобилизации возможностей стран региона для устранения последствий природных катастроф (в результате последнего наводнения в Пакистане, уничтожившего значительные площади сельхозугодий, пострадало около 20 миллионов человек).

Вполне очевидно, что сближение с государствами-членами Шанхайской организации сотрудничества, тем более вступление в ШОС, если оно произойдёт, потребуют от Исламабада новых, более взвешенных подходов в выстраивании отношений с Индией, Китаем, странами СНГ и, разумеется, с традиционным союзником - Соединённым Штатами.

Перемены во внешней политике Исламской Республики Пакистан явно назрели.

По информации - Фонд стратегической культуры

03.06.2011