С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Сергей Каменев, Ирина Серенко

УКРЕПЛЕНИЕ РОССИЙСКО-ПАКИСТАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ КАК ФАКТОР РЕГИОНАЛЬНОЙ КОНСОЛИДАЦИИ

Как это ни парадоксально, но в современном глобальном мире с его всеобщими интересами все большую значимость для субъектов международного права начинают приобретать региональные интересы. В полной мере очевидно, что замкнутость глобальной безопасности на решении афганской проблемы порождает активизацию региональных игроков, их стремление укрепить свои позиции и авторитет на международной арене в рамках региональной парадигмы как на основе двустороннего, так и многостороннего формата межгосударственных отношений. Современная геополитическая ситуация вполне оправдывает стремление международного сообщества к развитию многополярного мира, свободного от диктата одной сверхдержавы, укрепление межгосударственных связей прежде всего посредством региональной консолидации. Эволюция российско-пакистанских отношений может служить тому подтверждением.

Двусторонние отношения Российской Федерации и Исламской Республики Пакистан перешагнули 60-летний рубеж. Начало этому процессу было положено 1 мая 1948 г., когда между министерствами иностранных дел СССР и Пакистана состоялся обмен нотами об установлении межгосударственных дипломатических отношений и учреждении соответствующих представительств в ранге посольств. Это событие выводило оба государства на путь налаживания двусторонних внешнеэкономических связей, открывало возможности и перспективы дальнейшего сотрудничества обоих государств (1).

Однако процесс двустороннего сближения шел весьма сложно и противоречиво, с периодическими спадами и подъемами в его развитии. Взаимное недоверие и напряженность, имевшие место в отношениях двух государств, были изначально обусловлены существовавшей тогда общей расстановкой сил на международной арене, связанной с военно-политическим противостоянием двух социально-экономических блоков, возглавляемых СССР и США. Региональная составляющая межгосударственного взаимодействия не имела в тот момент существенного значения. В качестве ведущей компоненты международной политики выступал идеологический фактор.

Прозападная позиция Пакистана, направленная в первую очередь на союз с США, в немалой степени препятствовала развитию его сотрудничества с близким соседом - СССР. Поэтому оно на первоначальном этапе носило крайне ограниченный характер и сводилось в основном к торговым связям (2). Советский Союз, однако, стремился укрепиться в важном для него в геополитическом отношении южноазиатском регионе. Усилия СССР были направлены на налаживание в первую очередь добрососедских отношений с Индией и Афганистаном, у которых имелись серьезные территориальные разногласия с Пакистаном.

Тем не менее, уже во второй половине 50-х гг. Пакистан пришел к выводу о необходимости диверсификации своих отношений в регионе и за его пределами, в т.ч. развитию связей с СССР. В определенной степени это было обусловлено некоторым охлаждением в американо-пакистанских отношениях, связанных с разногласиями двух сторон по отдельным аспектам ситуации в Южной Азии, а также с наметившимся усилением американо-индийского межгосударственного взаимодействия.

Именно в тот период стали впервые складываться "реалистические взаимоотношения" между нашими странами (3). Они нашли свое проявление в установлении относительно стабильных торгово-экономических связей и развитии социально-культурного сотрудничества. Основа этого процесса была заложена в ходе заключения ряда двусторонних соглашений: о технико-экономическом сотрудничестве в поисках нефти и газа (1961 г.), об установлении прямого воздушного сообщения между Москвой и Карачи (1963 г.), о поставках советской сельскохозяйственной техники в Пакистан (1964 г.), о культурном и научном сотрудничестве (1965 г.), об экономическом и техническом сотрудничестве в энергетической, аграрной и коммуникационной сферах (1966 г.), о создании и финансировании Карачинского металлургического завода (1968 г.) и др. Нет сомнений в том, что успешная посредническая миссия Советского Союза в урегулировании индо-пакистанского конфликта (1965), завершившаяся подписанием в начале 1966 г. Ташкентской декларации, также способствовала процессу постепенного сближения СССР и Пакистана. Заметно продвинулись двусторонние отношения после прихода к власти в стране в первой половине 70-х гг. правительства З.А. Бхутто.

Однако впоследствии прогресс в развитии двустороннего сотрудничества существенно замедлился из-за обострения внешнеполитической ситуации, связанной с конфликтом в соседнем с Пакистаном Афганистане и вводом в 1979 г. на территорию последнего ограниченного контингента советских войск. Пакистан, оказавшись также вовлеченным в эпицентр глобального противостояния двух мировых сверхдержав - СССР и США, традиционно занял проамериканскую позицию и тем самым подорвал и без того хрупкие советско-пакистанские отношения. В отношениях двух стран начался довольно долгий период застоя.

Только после отмены военного режима в Пакистане (1988 г.) и вывода советских войск из Афганистана (1989 г.) сложились сравнительно благоприятные предпосылки для улучшения советско-пакистанских, а с распадом СССР - российско-пакистанских отношений, выведения их на прагматическую, экономически взаимовыгодную основу, свободную от идеологической нагрузки и восприятия через эту призму отношений с третьими странами. Но сохранявшаяся у России и Пакистана инерция стереотипных внешнеполитических подходов периода "холодной войны" в отношении друг друга не позволила им продвинуться далеко в этом направлении.

Нависшая над миром в конце XX - начале ХХI вв. всеобщая угроза международного терроризма внесла значительные коррективы во внешнеполитические ориентиры большинства стран, объединив их в совместной борьбе с этой, едва ли не главной, проблемой современности. Россия и Пакистан также присоединились к международной антитеррористической коалиции, что открыло возможности для налаживания ими двустороннего взаимодействия, в т.ч. и по другим направлениям политического, экономического и социально-культурного сотрудничества.

Мы все же не будем рассматривать детально все вехи наших двусторонних отношений, хотя бы потому, что это выходит далеко за рамки краткой статьи. Однако полагаем, что для лучшего понимания современного состояния российско-пакистанских связей, а тем более перспектив развития двустороннего сотрудничества, имеет смысл подробнее остановиться на развитии такого рода отношений, начиная с визита президента Пакистана Первез Мушаррафа в нашу страну в феврале 2003 г.

Указанная поездка пакистанского президента была в какой-то степени знаковой, поскольку к 2003 г. прошло почти 30 лет после предыдущего приезда в нашу страну руководителя Пакистана. Однако знаковым визит был лишь наполовину. Достаточно вспомнить, что накануне своего визита в Индию в декабре 2002 г. В.Путин в интервью газете "The Hindu" выразил серьезную обеспокоенность тем, что "оружие массового поражения может попасть в руки террористов и что ряд стран, в числе которых Пакистан, должны принять превентивные меры, чтобы этого не произошло". А в ходе совместной пресс-конференции с индийским премьером наш президент потребовал у Пакистана закрыть лагеря боевиков и прекратить вылазки в индийскую часть Кашмира. Более того, тогдашний министр обороны РФ Сергей Иванов открыто заявил о причастности Исламабада к международной террористической сети. Хотя, справедливости ради, заметим, что непосредственно в ходе встречи двух президентов 5 февраля 2003 г. В.Путин в присутствии множества корреспондентов назвал Мушаррафа, пришедшего к власти в 1999 г. в результате бескровного переворота, "не только успешным военным, но и успешным политиком" (4).

Очевидно, что в этих условиях визит Первез Мушаррафа едва ли мог быть конструктивным, что, впрочем, и произошло. Если перечислить формально результаты визита, то можно отметить следующее.

Президенты двух стран обменялись мнениями по актуальным двусторонним, региональным и международным вопросам. Они подтвердили приверженность укреплению двустороннего сотрудничества, регионального и всеобщего мира и стабильности. Было принято решение, что два государства будут тесно консультироваться по всем ключевым вопросам как в двустороннем формате, так и на международных форумах.

Россия и Пакистан подчеркнули важность дальнейшего укрепления взаимовыгодного сотрудничества, прежде всего путем углубления тесного экономического взаимодействия и наращивания двусторонней торговли. В качестве перспективных направлений сотрудничества были определены такие области, как энергетика, металлургия, телекоммуникации, осуществление ряда инфраструктурных проектов.

Для снятия существующих препятствий на пути развития сотрудничества между российскими и пакистанскими организациями была достигнута договоренность ускорить решение вопросов реструктуризации задолженности Пакистана, урегулирования взаимных финансовых обязательств, налаживания межбанковских отношений, обеспечения режима наибольшего благоприятствования в торговле и инвестициях.

Также было принято решение, что по мере расширения торгово-экономических связей между двумя странами начнет свою работу Российско-Пакистанская Межправительственная комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. (Здесь же заметим, что эта комиссия так и не начала свою работу вплоть до сентября 2010 г.)

Отмечалось, что успешный запуск российской ракетой-носителем пакистанского искусственного спутника Земли "Бадр-2" послужил примером плодотворного сотрудничества России и Пакистана в использовании космических технологий в мирных целях. Обе стороны подтвердили стремление и далее развивать сотрудничество в этой сфере.

Была подписана Программа сотрудничества в области культуры, науки и образования на 2003-2006 гг.

Для укрепления договорно-правовой базы межведомственного взаимодействия были подписаны Меморандумы о сотрудничестве между МВД России и МВД Пакистана, а также между Дипломатической академией МИД Российской Федерации и Академией дипломатической службы МИД Пакистана.

Как видно из приведенных фактов, не было подписано ни одного мало-мальски значимого Соглашения. Однако, как мы отметили выше, едва ли кто-либо из наблюдателей или экспертов и ожидал чего-то большего. При этом вряд ли можно пренебрежительно относиться к указанному визиту пакистанского президента - значение данной встречи определялось в первую очередь тем, что она просто состоялась и накал недоверия и подозрительности в отношениях России и Пакистана заметно снизился. Оба президента довольно умело обходили острые углы двусторонних отношений: пакистанская сторона не поднимала вопрос о военно-техническом сотрудничестве, а Россия практически не затрагивала тему Кашмира (это было непросто сделать и Первез Мушаррафу, поскольку 5 февраля в Пакистане ежегодно отмечается "День Кашмира", где индийская политика в этом штате подвергается резкой критике со стороны Исламабада).

Последовавший в том же году в июне визит (или, лучше сказать, "остановка" по пути в Индию) тогдашнего министра иностранных дел России Игоря Иванова носил лишь рабочий характер и не преследовал каких-то иных целей, кроме как рассмотреть ход выполнения договоренностей, достигнутых президентами во время их встречи в феврале 2003 г. Но в первую очередь визит был нацелен на то, чтобы высказать удовлетворенность Москвы по поводу некоторой нормализации пакистано-индийских отношений (в 2002 г. оба южноазиатских государства находились на грани очередного вооруженного конфликта). Понятно, что для пакистанской стороны приезд российского мининдел имел гораздо большее значение, нежели для российской. В этой связи министр иностранных дел Хуршид Мехмуд Касури не преминул в ходе беседы со своим российским партнером выразить удовлетворение пусть даже таким кратким визитом-остановкой.

А вот далее происходило, по крайней мере, внешне, нечто маловразумительное - мы имеем в виду апрельский визит в Пакистан в 2007 г. российского премьер-министра Михаила Фрадкова. Для начала мы просто перечислим подписанные документы.

Обе стороны подписали Протокол о продлении на 10 лет срока действия Соглашения о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Это Соглашение будет действовать до 8 июля 2017 г. Кроме того, премьер-министры подписали Межправительственную программу "обмена в области культуры, науки и образования", поскольку срок действия предыдущей программы, подписанной во время визита пакистанского президента в Россию в 2003 г., уже к тому времени истек (5).

Было подписано и несколько меморандумов о взаимопонимании. В частности, ОАО "Российские железные дороги" подписало таковой с пакистанской стороной об участии в строительстве новых железных дорог в Пакистане, в т.ч. в направлении Ирана, а также об участии в реконструкции существующей железнодорожной сети, в частности, ее электрификации и ремонте путей. "Готовимся сегодня вечером подписать соглашение с Пакистанскими железными дорогами", - сообщил вице-президент РЖД Алексей Мерсиянов в ходе встречи премьер-министра РФ Михаила Фрадкова с деловыми кругами Пакистана. По его словам, РЖД уже участвует в тендере на поставку систем сигнализации для Пакистанских железных дорог (6). Предполагалось, что в ближайшее время Пакистан посетит делегация российских специалистов для обследования железнодорожных мостов страны, после чего будут даны соответствующие рекомендации и предложения по модернизации мостового хозяйства.

Был также подписан Меморандум о взаимопонимании относительно избежания двойного налогообложения, поощрении и защите инвестиций. После детального изучения этого вопроса предполагалось подписать соответствующее межправительственное соглашение.

Естественно, что в Совместном коммюнике по итогам визита прозвучала, в т.ч., стандартная фраза, что "в ходе переговоров были обсуждены вопросы, представляющие взаимный интерес".

А теперь зададимся вопросом, стоило ли ради этого приезжать премьер-министру в Пакистан?! Конечно, чисто гипотетически можно предположить, что для широкой публики не были освещены истинные цели визита, но в этом случае индийские средства массовой информации подняли бы такой шум, что мало бы не показалось. Но этого не произошло. Индийская пресса нейтрально освещала приезд и переговоры М. Фрадкова в Исламабаде, предоставляя лишь короткую информацию. Так, газета The Hindu просто перепечатала часть заметки московского журналиста Владимира Радюхина, перечислив основные вехи программы пребывания российского премьера в Пакистане (7). А калькуттская Telegraph, отметив "некоторое расширение российско-пакистанского торгово-экономического сотрудничества и оттепель в двусторонних отношениях", уделила этой теме лишь несколько строк (8).

Подлинным прорывом в российско-пакистанских отношениях стал 4-сторонний саммит в Сочи 18-19 августа 2010 г., в котором приняли участие Афганистан, Пакистан, Россия и Таджикистан. Данная встреча наглядно продемонстрировала, что события такого формата (а это уже вторая по счету встреча подобного рода; первая состоялась в июле 2009 г. в Душанбе) могут играть определенную геополитическую роль в центральноазиатском регионе, способствовать повышению там стабильности, оперативно решать многие наболевшие вопросы и т.п. На августовском саммите 2010 г. в качестве основных задач, требующих настоятельного рассмотрения, были выдвинуты борьба с наркобизнесом и терроризмом, развитие экономического многостороннего и двустороннего сотрудничества. Особой темой стала трагедия в Пакистане, где беспрецедентное наводнение явилось национальной катастрофой. Подобное не наблюдалась за всю историю существования этого государства.

Вместе с тем, значение такого рода встреч едва ли целесообразно переоценивать, поскольку нередко достигнутые на бумаге договоренности просто "тонут" среди многочисленных негативных, постоянно возникающих на практике проблем самого разного уровня и характера (в качестве примера достаточно упомянуть сделанное буквально через 6 дней после саммита резкое заявление официальных афганских лиц, обвинивших Пакистан, в первую очередь его высший генералитет, в тесных связях с талибами). (9)

Новым явлением в рамках подобных переговоров на саммите стало рассмотрение реальной возможности налаживания сотрудничества в борьбе с наркоугрозой и достижения конкретных договоренностей по вопросу о стабилизации обстановки в самом Афганистане, в его приграничных территориях с Пакистаном, а также в полосе племен на территории пакистанской провинции Хайбер Пахтунхва (бывшая СЗПП) - о возможном сотрудничестве между Организацией договора о коллективной безопасности и Шанхайской организацией сотрудничества.

Прошедшая в рамках саммита двусторонняя встреча Д. Медведева и президента Пакистана Асиф Али Зардари показала явное стремление обеих сторон расширять сотрудничество как в торгово-экономической, так и в политической сферах. И началась она с выражения соболезнований друг другу в связи с постигшими оба государства катастрофами, принявшими характер национального бедствия, - сильнейшая засуха в России и возникшие в результате этого пожары, а также трагедия в Пакистане - наводнение, которого еще не было в истории этого государства. Именно критическая ситуация внутри страны, обусловленная этим стихийным бедствием, заставила президента Пакистана покинуть Россию после нескольких часов пребывания в Сочи вместо предполагавшихся 2-х дней.

В ходе беседы российский президент подчеркнул, что Москва хотела бы наладить с Исламабадом более тесное экономическое сотрудничество, но пока, несмотря на сравнительно частые встречи глав двух государств, по этому направлению "больших успехов нет". Тем не менее, он выразил надежду, что эта ситуация скоро изменится, и Россия и Пакистан активнее начнут вести совместную борьбу с терроризмом, наркоугрозой и международной преступностью (10).

Россия выделила в качестве безвозмездной помощи Пакистану для борьбы с последствиями катастрофического наводнения в июле-августе 2010 г. 1 млн. долл., а также предоставила по каналам МЧС чрезвычайную гуманитарную помощь.

Рассматривая торгово-экономическое сотрудничество наших двух государства, следует подчеркнуть, что объем его оставляет, мягко говоря, желать лучшего. Неудивительно, что в ходе беседы в Сочи в августе 2010 г. с президентом Пакистана Дмитрий Медведев отметил отсутствие заметных успехов в двустороннем сотрудничестве. Так, товарооборот между двумя странами составляет, по данным посольства Пакистана в России, примерно 500 млн. долл. (любопытно отметить, что, например, двусторонняя торговля Пакистана с Индией, которая, несмотря на определенное потепление отношений, остается едва ли не вторым основным (после воинствующих талибов на территории Пакистана) противником Исламабада, превышает 2 млрд. долл. и имеет постоянную тенденцию к дальнейшему росту) (11).

Одним из важных результатов российско-пакистанских переговоров на высшем уровне стало решение о проведении в сентябре с.г. заседания созданной несколько лет назад Межправительственной комиссии по двустороннему сотрудничеству, которая так и не приступила к работе с момента ее создания. Заметим, что заседание этой комиссии было четко проведено в соответствии с планом 21 сентября 2010 г. Он было успешно проведено сопредседателями межправкомиссии: с пакистанской стороны - первый заместитель министра иностранных дел Хина Раббани Хар, а с российской - министр спорта, туризма и молодежной политики России В. Мутко. Нельзя не отметить тот факт, что у экспертов, политологов, занимающихся изучением Пакистана, не могло не вызвать удивление его назначение на должность сопредседателя Межправительственной комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству, поскольку ни к Пакистану, ни даже к Южной Азии господин В.Мутко не имеет ни малейшего отношения (12). Может быть, это стало своего рода наказанием для В.Мутко за провал нашей олимпийской сборной на зимней олимпиаде в Ванкувере?

Кроме того, в ходе беседы Дмитрий Медведев высказал пожелание об участии России в той или иной форме в сооружении газопровода Иран-Пакистан-Индия, общей стоимостью 7,6 млрд. долл. и протяжённостью свыше 1 тыс. км, а также в модернизации построенного с помощью СССР Карачинского металлургического завода (введен в строй в 1985 г., мощность - 1,1 млн. т стали в год, планируется в ближайшее время увеличить ее до 1,5 млн. т, а затем и до 3 млн. т).

Кроме того, обе стороны договорились рассмотреть возможности сотрудничества в области железнодорожного транспорта и в энергетическом секторе. Российский президент предложил также увеличить число пакистанских студентов для приема в ВУЗ'ы нашей страны. Нельзя также не отметить весьма важное предложение Д.Медведева об открытии в Пакистане отделений российских банков и, соответственно, в России - отделений пакистанских банков для осуществления экспортно-импортных операций. Сергей Лавров, выступая перед представителями российских и зарубежных СМИ, подчеркнул, что "именно экономическое сотрудничество может и должно стать ключевым элементом в деле решения всех существующих проблем" (13).

Со своей стороны, Асиф Али Зардари предложил российским инвесторам рассмотреть вопросы вложения капиталов в пакистанскую энергетику, горнодобывающую промышленность, производственную инфраструктуру. Было сделано предложение Д. Медведеву посетить Пакистан с официальным визитом, которое было с благодарностью принято (14). Наконец, президент Пакистана особо подчеркнул значение России как сверхдержавы в деле сохранения стабильности в регионе (подразумевая, по всей видимости, центральноазиатский и южноазиатский регионы).

Однако наиболее существенным этапом в российско-пакистанских отношениях в этом столетии стал состоявшийся 11-14 мая 2011 г. официальный визит президента Исламской Республики Пакистан Асифа Али Зардари в Российскую Федерацию. По результатам состоявшихся российско-пакистанских переговоров на высшем уровне, было подписано совместное заявление глав государств, а также ряд документов. Нет сомнений в том, что это выводит политические намерения сторон по плодотворному взаимовыгодному сотрудничеству в практическую плоскость их реализации через утвержденные ими правовые механизмы межгосударственного взаимодействия.

Некоторые российские и зарубежные политологи склонны видеть в прошедшем визите пакистанского президента в Москву результат некоторого охлаждения в американо-пакистанских отношениях, хотя общеизвестно, что визиты на таком уровне готовятся задолго до их реального осуществления, равно как и детальная программа пребывания, а тем более подписание любых документов в ходе визита.

Основное внимание в ходе состоявшихся переговоров было уделено потенциальным проектам в таких сферах как энергетика, производственная инфраструктура, металлургия, сельское хозяйство, воздушное сообщение.

В Совместном коммюнике по итогам визита отмечалось в стандартной форме, что стороны будут всячески развивать взаимовыгодное сотрудничество в интересах народов обоих государств. Подчеркивалось, что за последние 37 лет - это первый официальный визит в Россию высшего руководителя Пакистана (имелся в виду приезд в Москву в 1974 г. премьер-министра Пакистана З.А.Бхутто) (15). Был подписан Меморандум о взаимопонимании между Министерством энергетики России и Министерством нефти и природных ресурсов Пакистана о сотрудничестве в энергетическом и сельскохозяйственном секторах, а также Соглашение о воздушном сообщении между двумя странами (16). Здесь будут задействованы такие российские компании, как "Газпром", "Зарубежнефтегаз", "РАО-Интер". Но наиболее важным итогом визита для Москвы можно считать заверение пакистанского президента российской стороны в том, что именно Россия получит право модернизации Карачинского металлургического завода, чем и займется "Тяжпромэкспорт" (17).

Перед этим в своем интервью российским СМИ Асиф Али Зардари напрямую предложил России получить через Пакистан "доступ к Южным морям, что, несомненно, будет способствовать экономическому развитию обеих стран, укреплению стабильности и мира в регионе", о чем широко писалось в пакистанской прессе в самом благожелательном тоне (18).

В ходе посещения Санкт-Петербурга президент Пакистана выступил на двустороннем бизнес-форуме, где призвал российских предпринимателей активно вкладывать инвестиции в пакистанскую экономику. Мы пока не знаем конкретно реакции российских бизнесменов на это предложение, но едва ли можно сомневаться в том, что в нынешних условиях мало кто из россиян рискнет вкладывать свои капиталы в непонятную пакистанскую экономику, учитывая то обстоятельство, что Пакистан находится на одном из последних мест в мире по степени безопасности для инвестирования. Так, один из ведущих пакистанских экономических журналов "Обзор экономики и предпринимательства" отмечал, что даже национальные инвесторы расширяют свое производство практически лишь в самых необходимых пределах именно по соображениям безопасности (точнее, небезопасности инвестиционного климата в стране) (19). Однако не исключено, что АвтоВАЗ может рассмотреть вопрос о создании в Пакистане производства по сборке автомобилей "Лада" с объемом двигателя 1,3 л, равно как и "Самара" с объемом в 0,8 л; аналогично и "Тракторэкспорт" может заинтересоваться сборкой тракторов малой и средней мощности (в советское время Минск поставлял в Пакистан широко известные там трактора "Беларусь").

Как и следовало ожидать, военно-техническое сотрудничество осталось далеко за рамками визита, хотя пакистанская сторона, начиная с 2003 г., особенно активно стремится поставить этот вопрос на повестку дня. Увы, расклад политических сил в регионе таков, что есть все основания полагать, что Москва еще долго будет уходить от любого разговора на эту тему.

Однако главный итог визита президента Пакистана в Россию заключается в первую очередь в том, что в ходе саммита была обозначена приверженность Москвы и Исламабада курсу дальнейшего развития взаимовыгодного сотрудничества. Здесь просматриваются усилия отечественной дипломатии по "выравниванию" и "диверсификации" внешнеполитической стратегии России в Южной и Центральной Азии с учетом традиционных связей и реального соотношения сил в данном регионе, приданию ей "более сбалансированного и адекватного характера". Взаимная заинтересованность России и Пакистана в достижении региональной и глобальной стабильности и в дальнейшем будет способствовать интенсификации межгосударственного взаимодействия по всем направлениям как в двустороннем, так и в многостороннем формате. И фактор региональной консолидации, по всей видимости, будет играть в этом решающую роль.

Каменев Сергей Наумович, кандидат экономических наук, заведующий сектором Пакистана Института востоковедения РАН (ИВ РАН), Серенко Ирина Николаевна, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана ИВ РАН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

1 Среди многочисленных трудов, посвященных проблемам советско-пакистанского, а затем и российско-пакистанского сотрудничества, можно выделить, например, работы следующих авторов: Компанцев И.М. Пакистан и Советский Союз. М., 1970; Жмуйда И.В. Внешнеэкономические связи Пакистана. М., 1981, с. 143-148; Белокреницкий В.Я. Российско-пакистанские отношения в свете новой ситуации в регионе //Ближний Восток и современность. № 19. М., 2003, с.189-199; Шах Наваз. Пакистано-российские отношения: общие тенденции, главные препятствия и перспективы развития //Пакистан в современном мире. М., 2006, с. 108-117; Рудницкий А.Ю. О российских подходах к развитию отношений с Индией и Пакистаном//Пакистан в современном мире. М., 2006, с. 118-130; Ramzan Ali. Pakistan-Russia Relations: Economic Dimensions// Пакистан в современном мире. М., 2006, с. 131-161; Серенко И.Н. Россия и Пакистан на пути к взаимовыгодному сотрудничеству // Азия и Африка сегодня. № 10 (616). М., 2008 и многие другие.

2 Об этом см., например: СССР и Пакистан. М., 1984, с. 15-18, с. 27-31; С.Н.Каменев. Российско-пакистанские экономические отношения //Пакистан в современном мире. М., 2006, с.74-75.

3 Hafeez Malik. Pakistan`s Troubled Relations with the Soviet Union //Domestic Determinants of Soviet Foreign Policy towards South Asia and the Middle East. L., 1990. p. 170.

4 Время новостей. 6 февраля 2003 г.

5 Business Recorder. 13.04.2007.

6 www.strana.ru.12.04.2007.

7 Hindu. 12.04.2007.

8 The Telegraph. 13.04.2007.

9 См., например, Dawn. 27.08.2010.

10 Подробнее см.: "Время новостей". № 148, 19.08.2010. "Независимая газета", 19 августа 2010 г. "Ведомости". № 154 (2672), 19.08.2010. "Известия". 19.08.2010.

11 Здесь приведены расчеты экспертов Плановой комиссии Пакистана; они полагают, что в ближайшие 2-3 года эта цифра достигнет 3 млрд. долл. - "Business Recorder". 10.06.2010.

12 Достаточно вспомнить воспроизведенное в Интернете на веб-сайте сатиры и юмора корявое выступление В.Л.Мутко по случаю выбора России как страны - организатора чемпионата мира по футболу в 2018 г.

13 Цит. по: "Business Recorder". 19.08.2010.

14 Ibid.

15 Pakistan Times. 15.05.2011.

16 В настоящее время рейс из Москвы в Исламабад совершается через Дубай, а затем Карачи.

17 The Nation. 16.05.2011.

18 The Nation. 13.05.2011.

19 Nasir Jamal. Investors await climate change. - Economic & Business Review. January 3, 2011.

По информации - Новое Восточное Обозрение

27.05.2011