С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Руслан Надеждин

АФГАНИСТАН: МОМЕНТ ИСТИНЫ

В июне этого года командование миротворческих коалиционных сил передаст часть афганских уездов под полный контроль афганской армии. Подобный эксперимент должен показать - сумеют ли правительственные войска после вывода иностранных сил удержать ситуацию под контролем и, по меньшей мере, настолько ослабить оппозиционные силы, выступающие под знаменем талибов, чтобы обеспечить безопасность населения и начать переход к восстановлению мирной жизни.

Пока что обстановка в Афганистане и соседнем Пакистане, особенно в его Северо-Западной пограничной провинции, примыкающей к Афганистану, далека от нормализации, а перспективы мирного решения межафганского конфликта весьма туманны.

Не проходит и дня, чтобы мировые СМИ не сообщили о террористических актах, совершаемых смертниками в этих странах. Причем, если в начале теракты направлялись в основном против воинских или полицейских объектов, то ныне террористы организуют взрывы в мечетях, во время похоронных процессий или свадебных шествий. Главная цель террористов - запугать, деморализовать мирное население, хотя ислам запрещает во время войны наносить какой-либо ущерб гражданскому населению. Не способствуют нормализации обстановки и периодически случающиеся ошибочные удары авиации международных сил, в результате которых часто гибнут мирные жители.

К началу 2011 г. создавалось впечатление, что военное командование коалиционных сил вообще позабыло, с какой целью войска были введены в Афганистан.

Бен Ладен до сих пор не найден и не уничтожен. Хотя Исламский Эмират талибов ликвидирован, тем не менее, они сумели сохранить свой боевой потенциал, привлечь на свою сторону некоторые пуштунские племенные ополчения, к которым присоединились радикальные экстремисты из Пакистана и ряда мусульманских стран.

В афганский конфликт оказались втянутыми и их соплеменники из Северо-Западной пограничной провинции Пакистана, где племенные ополчения пуштунов, вазиров, белуджей под именем "Исламского движения пакистанских талибов" воюют с пакистанской правительственной армией; нападают на военные конвои, доставляющие грузы силам коалиции в Афганистане. Подобная тактика давно была опробована племенами в ходе трех англо-афганских войн, и вынуждала тогда англичан искать новые пути для обеспечения своей армии.

В конечном счете, силы международной коалиции увязли в партизанской войне, когда нет видимой линии фронта, а талибы совершают внезапные нападения, и, нанеся удар, скрываются под личиной мирных обывателей среди сочувствующих им соплеменников.

В свое время один из участников англо-афганской войны (1838-1842 гг.) охарактеризовал подобную тактику племенных ополчений следующим образом - "атаковать афганские племена - все равно, что бить мечем по воде".

Напоминать исторические события полезно, но проводить сегодня исторические параллели 100-летней давности, по меньшей мере, было бы непродуктивно. Однако, как нам представляется, не следует особенно демонизировать оппозиционные силы, выступающие под знаменем талибов. Ведь их главные лозунги весьма ограничены: "джихад" против "неверных", "восстановление прежней этнократии пуштунов", установление "исламского строя". Если идея "джихада" еще может найти сторонников в силу извечной ксенофобии афганцев, то лозунг восстановления господства пуштунов, в современной политической обстановке, уже нереален. Еще слишком свежи в памяти населения годы деспотического правления талибов, насильственно насаждавших свои дискриминационные законы, попиравшие права человека под видом наведения "исламского порядка".

В свою очередь, талибы понимают, что пока в стране присутствуют международные миротворческие силы, победы им не одержать.

Вместе с тем, правительство Х.Карзая тоже не хотело бы остаться лицом к лицу с талибами. Поэтому, наряду с военным давлением сил коалиции на противника и активизацией переговоров с оппозицией, президент усиленно стремится укрепить правительственную армию и силы безопасности. Так, принято решение сформировать в нескольких уездах отряды самообороны (арбаки) преимущественно из лояльных режиму пуштунских кланов, которые будут действовать под началом полиции. Насколько эффективным будет этот эксперимент - покажет ближайшее будущее.

Более того, президент Х.Карзай в такой сложный момент ищет поддержку и за рубежом. В январе с.г. состоялся его визит в Москву и переговоры с президентом РФ Д. Медведевым. Афганская сторона хотела бы восстановить и наладить некогда весьма плодотворное сотрудничество между двумя странами.

В связи с этим на память приходят слова эмира Абдуррахман-хана (1880-1901 гг.), завещавшего своим наследникам дружить с Россией: "Россия держава великая и может когда-нибудь оказать Афганистану помощь и услугу в дни тревоги" - писал он в своей автобиографии.

Эмир не обманулся в своих прогнозах. В трудное для Кабула время Москва согласилась оказать техническое содействие в различных областях, в частности, в поставках ГСМ, в восстановлении цементного завода и домостроительного комбината, т.е. двух ключевых объектов для строительства жилья, в котором остро нуждается население, пострадавшее от войны. Помимо этого, РФ уже помогла коалиционным силам, предоставив воздушный коридор через свою территорию для доставки в Афганистан военных и иных грузов; поставляет для отрядов самообороны стрелковое оружие, вертолеты для афганской армии, участвует в подготовке военно-технических специалистов.

Возможно, московская встреча ознаменует собой новый исторический этап в отношениях двух государств.

Руслан Надеждин - историк-востоковед, политолог, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

По информации - Новое Восточное Обозрение

04.04.2011