С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Наталья Замараева

ПАКИСТАН: К ЧЕМУ ПРИВЕДЕТ РОСТ ОБОРОТНОГО ПОТЕНЦИАЛА?

Вторая половина 2010 года характеризуется значительным усилением ударного потенциала военно-воздушных сил Пакистана. Как сообщает 20 ноября 2010 г. пакистанская газета "TheNation", в соответствии с американо-пакистанским соглашениями 2005-2006 гг. в состав ВВС страны до конца текущего года будут введены дополнительно 18 самолетов F-16 Falcon. Первые 12 истребителей указанного типа уже поступили из США в Пакистан, последние шесть самолетов, как ожидается, поступят в ИРП до конца декабря с.г. Стоимость контракта составляет 1.4 миллиардов долларов США. Самолеты предполагается разместить на авиабазе Шахбаз (Shahbase), специально модернизируемой для этих целей. (1)

Примечательно, что основной контракт был заключен в критический для Пакистана период - 31 декабря 2007 г., спустя часы после гибели экс-премьера Б. Бхутто в результате теракта, и в период начала дистанцирования экс-президента П. Мушаррафа и республиканской администрации США. (2)

Некоторые обозреватели уже на стадии подготовки контракта ставили вопрос о целесообразности и оправданности поставки самолетов такого класса Исламабаду с точки зрения регионального баланса сил. Поступающие в ИРП F-16 C/D являются, как заявил главком пакистанских ВВС маршал Р. Камар Сулеман (Rao Qamar Suleman) на церемонии открытия авиабазы, "высокотехнологичными многоцелевыми истребителями, способными наносить высокоточные удары в ночных условиях. Не существует никаких ограничений на применение закупленных боевых F-16 против любого противника".

Присутствовавший на церемонии командующий штабом ВВС США генерал Н. Шварц (Norton A. Schwartz) отметил, что новые F-16 предоставят пакистанским военным беспрецедентное преимущество по отношению к экстремистским группировкам, угрожающим Пакистану в регионе, за счет оснащенности системами точного целеуказания в любых погодных условиях и в любое время суток при одновременном снижении уровня побочного ущерба (разрушение гражданских объектов).

При этом американцами было заявлено, что использование данных истребителей позволит достичь нескольких целей. Во-первых, их использование, вероятно, способно повысить степень тактической совместимости между ВВС Пакистана, США и Международных сил содействия безопасности / МССБ Афганистана, за что так ратовал президент США Б. Обама в своем ежегодном Обзоре военной стратегии в Афганистане и Пакистане 15 декабря 2010 г., заявив, "что успех миссии далеко не полностью в руках Вашингтона или Запада"(3)

Во-вторых, стоит задача по усилению эффективности совместной работы для достижения общих целей с одновременным повышением статуса ВВС ИРП до класса военно-воздушных сил мирового уровня.

Огневая мощь и характеристики F-16 впечатляют: истребитель может нести шесть управляемых ракет "Сайдвиндер" для ведения воздушного боя, ракеты класса "воздух-поверхность", обычные и управляемые бомбы с лазерной и оптоэлектронной системами целенаведения. Потолок действия - до 15 тысяч метров, радиус применения - 630 километров. Указанный тип истребителей стоит на вооружении значительного количества стран НАТО, ряда государств Ближнего Востока и Азии, неоднократно был задействован в региональных военных конфликтах. В составе ВВС Пакистана уже насчитывается более 100 различных модификаций истребителей F-16.

Неудивительно, что поступление на вооружение пакистанских ВВС дополнительной партии модернизированных истребителей F-16 может быть воспринято как вызов региональному балансу сил - например со стороны Индии.

Высказываются сомнения в том, что боевое использование самолетов подобного класса ориентировано исключительно на противодействие боевикам движения Талибан и движения Талибан Пакистана, которые в значительном количестве присутствуют в пограничных с Афганистаном агентствах Территорий племен федерального административного управления / ТПФУ Пакистана, провинциях Хайбер-Пахтунхва и Белуджистане.

Как сообщалось еще в июне 2010 г., Исламабад еще в 2006 году намеревался закупить в США партию указанных истребителей, но контракт уже тогда показался спорным и подвергался критике как в самих США, так и в странах азиатского региона. В тот период критики в Соединенных Штатах заявляли, что высокотехнологичные "F-16 не будут играть никакой роли в борьбе с терроризмом, учитывая прошлый опыт". (4) Сегодня, учитывая тот же Обзор военной стратегии Б. Обамы в Афганистане и Пакистане, презентация которого состоялась в Вашингтоне 15 декабря 2010 г., США признали свою ошибку и в настоящее время "способствуют усилению" военного потенциала Исламабада.

Уже в настоящее время становится очевидным, что после вывода подразделений коалиционных сил из Афганистана, афганская национальная армия вряд ли будет способна в своей стране оказать реальное противодействие Движению Талибан, которое распространяет свое влияние не только на территорию ИРА, но и на приграничные районы Пакистана. Очевидно также, что единственной боеспособной структурой, способной сдерживать талибов, оказывается федеральная армия Пакистана.

В этой связи вопрос о дальнейшей реакции Пекина и Нью-Дели на развитие военно-технического сотрудничества Вашингтона с Исламабадом остается открытым. Более того, очевидным становится и более серьезный вопрос - не спровоцирует ли современный курс Исламабада на увеличение собственного оборонного бюджета и укрепление национальных вооруженных сил за счет американских поставок вооружений и военной техники (под предлогом борьбы с терроризмом) новый виток региональной гонки вооружений в Азии?

_____________________________

(1) Dawn 28.06.10

(2) См.: Н.А.Замараева, Новый этап пакистано-американского военного сотрудничества, 12.01.08, www.iimes.ru

(3) ВВС 16.12.10

(4) Dawn 28.06.10

По информации - Фонд стратегической культуры