С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Андрей Володин

РОССИЯ - ИНДИЯ: ШАНСЫ ПРОРЫВА

4-6 декабря 2008 г. состоится визит Президента России Дмитрия Медведева в Индию. Позволю себе выделить несколько "узловых пунктов", влияющих, на мой взгляд, на общий тонус связей России с Индией в условиях распада униполярного и формирования многополярного мира.

Первое: Индия в целом успешно пережила распад биполярного мира и за счет умело проведенных социально-экономических преобразований впечатляюще увеличила темпы роста своей экономики не на сырьевой, а на промышленной основе. За последние полтора - два десятилетия претерпел значительные изменения и политико-психологический облик индийцев. Вновь обретенная вера в себя трансформировалась в новые представления эпохи "после Неру". В рамках этих представлений сдвиги во внешней политики России конца ХХ - начала XXI вв. видятся, в целом, в негативном свете. Среди индийской интеллектуальной и политической элиты достаточно широко распространено, например, мнение об эволюции внешней политики России от роли "прислужницы Америки" (в конце ХХ в.) до роли "младшего партнера Китая" (в начале ХХI в.).

Второе. Отказ России от активной и действенной восточной политики создал в Азиатско-Тихоокеанском регионе вакуум, который успешно заполняют США. Проамериканская часть индийского истеблишмента преуспела в том, чтобы навязать индийскому обществу псевдо-альтернативу: либо "антанта" с Америкой, либо включение в "мир по-китайски". Правда, критики такого подхода остроумно замечают: Индия может оказаться в вагоне, отцепленном от состава, набирающего ход в направлении станции "новое мироустройство". Для нас, однако, важно другое: Россия в подобных построениях неизменно рассматривается как поставщик энергоресурсов, но не как поднимающаяся мировая держава. Это неприятно, но изменение геополитического статуса России в мире зависит только от России.

Третье. Индийско-американское ядерное соглашение открывает перед Москвой возможность вывести на качественно новый уровень сотрудничество с Дели в атомной энергетике. В этой области Россия по-прежнему конкурентоспособна. Однако скоро могут возникнуть вопросы, ответы на которые нужно готовить уже сейчас.

Во-первых, в апреле - мае 2009 г. в Индии состоятся парламентские выборы, в результате которых расстановка основных сил в стране может измениться. В условиях быстрого усложнения конфигурации социально-политических сил в Индии и выхода на авансцену новой, не очень хорошо известной россиянам генерации индийских политиков ориентироваться на одну политическую партию, видимо, нецелесообразно. Силы, оппонирующие нынешнему правительству, утверждают: ядерная сделка с Америкой ограничивает суверенитет Индии и посему подлежит "коррекции" (сохранение принципиальной возможности ядерных испытаний, ограничение инспекций МАГАТЭ, продолжение некоторых исследований с расщепляющимися материалами и т.п.).

Во-вторых, необходимо ответить на вопрос, как в новых условиях сохранить режим нераспространения ядерного оружия. Сохранять ли нынешний состав "ядерного клуба" (плюс Индия с неопределенным статусом) или принять как данность его фактически состоявшееся расширение (за счет Пакистана, Израиля, а также других, ныне "пороговых" государств)? Эти и некоторые другие вопросы требуют безотлагательных ответов. Многие индийцы, кстати, недоумевают: почему всё-таки инициатива широкого и многопрофильного ядерного соглашения с Индией исходила не от России, которая располагает в данной области как минимум не меньшим спектром возможностей, чем Америка?

Четвертое. Со многими проблемами сталкивается российско-индийское военно-техническое сотрудничество. Выделю лишь основные: качественная интенсификация индийско-американского военно-морского сотрудничества на фоне объявления руководством НАТО Индийского океана (включая Персидский залив) зоной своих оперативно-тактических действий; многократное откладывание российской стороно тендера на поставку Индии 126 многофункциональных истребителей; неопределенность перспектив двустороннего сотрудничества в области подводного судостроения. И опять-таки возникает вопрос: эти "шероховатости" - результат непрофессионализма российских чиновников от ВТС или того неприятного для Москвы обстоятельства, что нынешняя индийская правящая элита "слишком плотно прильнула к Соединенным Штатам" (В. Путин)?

Пятое: Россия стоит перед необходимостью даже не решения, а только формулировки новой стратегической (и интеллектуальной) задачи - своего возвращения в Индию в новых условиях многополярного мира. Проблемы, которые придётся здесь решать, расположены в двух пересекающихся плоскостях: во-первых, требуется определить место Индии в приоритетах российской внешней политики на Востоке и в мире в целом; во-вторых, нужны принципиально новые инициативы, наполняющие стратегию российско-индийских отношений вполне конкретным содержанием во всех областях двустороннего взаимодействия, придающие этой стратегии системность, последовательность и гибкость.

По информации "Фонд стратегической культуры"

03.12.2008