С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Юрий Рубцов

МОСКВА - ДЕЛИ: О ПРОШЛОМ ДЛЯ БУДУЩЕГО

Наступающий 2008 год объявлен годом России в Индии

После многолетнего перерыва восстановлена давняя добрая традиция на систематической основе знакомить людей разных стран с достижениями экономики, науки, образования, культуры, искусства друг друга. Кто-то посмеивается над идущей из советских времен традицией проводить "декады" и "месячники" дружбы, объявлять для этой цели "годы". Однако, как показал опыт, мало что еще может столь эффективно служить взаимопониманию и взаимопознанию народов. И сегодня полезно вспомнить о том времени, когда закладывались основы взаимопонимания между Москвой и Дели.

В ноябре - декабре 1955 г. два высших руководителя Советского Союза - Н.А. Булганин как глава правительства и первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев в качестве члена Президиума Верховного Совета СССР совершили длительный зарубежный вояж на Восток. По продолжительности он был беспрецедентным: делегация находилась в Индии с 18 ноября по 1 декабря и с 7 по 14 декабря, в Бирме - с 1 по 7 декабря, в Афганистане - с 15 по 19 декабря 1955 г. В Дели хозяева сделали все, чтобы первые в истории двусторонних отношений контакты с СССР на высшем уровне приобрели поистине исторический характер. Высоких гостей из Москвы встречал и сопровождал по стране премьер-министр Джавахарлал Неру.

По результатам поездки в издательстве "Правда" вышел иллюстрированный двухтомник речей политиков и журналистских корреспонденций. Их пафос сегодня кто-то может принять за невзыскательную пропаганду, но тогда двое советских руководителей действительно совершили исторический прорыв в дипломатических отношениях со странами Востока. Для их встречи на улицы выходили десятки тысяч людей. Многих обуревало обычное любопытство, но был и беспрецедентный, искренний интерес к социальному эксперименту в Советском Союзе. Напомним: 50-е годы - это время подъема национально-освободительного движения во многих странах Азии и Латинской Америки, это первые удары по колониальной системе в Африке. Та же Индия завоевала независимость лишь восемью годами раньше визита Булганина и Хрущева.

Конечно, два советских руководителя агитировали за социализм ("Мы, откровенно говоря, считаем, что это - наилучшая система"), но оговаривались, что "мы ее никому не навязываем". Они продемонстрировали невиданную открытость, искреннее дружелюбие, охотно общались с прессой. Так Булганин давая пресс-конференцию в последний день пребывания в Дели, приветствовал желание ряда СМИ иметь в Москве собственных корреспондентов, пообещав урегулировать возможные трудности аккредитации.

Советские руководители не просто соблюдали нормы дипломатического протокола. Шла большая и - подчеркнем это - результативная работа по обращению государств, которые они посетили, в союзники. Нас объединяли многие внешнеполитические цели и жизненные ценности - антиимпериализм, стремление к независимой от Запада политике, твердый курс на утверждение равноправия во взаимоотношениях друг с другом как норма нового мирового порядка, последовательное стремление ликвидировать колониальную систему господства, устранить из международной практики всякую дискриминацию по национальности, расе, цвету кожи.

Вот - речь главы Советского правительства на обеде у Дж. Неру 20 ноября 1955 г. Н.А. Булганин, давая оценку состоявшемуся в июле того же года в Женеве совещанию глав четырех держав - СССР, США, Великобритании и Франции, заявил, что оно вселило надежду на остановку "холодной войны". Однако на состоявшейся после этого встрече министров иностранных дел дальше разговоров дело не пошло, хотя вопросы запрещения ядерного оружия, создания системы коллективной безопасности в Европе, расширения контактов между государствами, германский вопрос продолжали стоять в повестке дня.

Чрезвычайно важной была следующая мысль, прозвучавшая в речи Булганина: "Большие исторические изменения произошли и происходят в Азии, крупнейшими странами которой являются Китайская Народная Республика, Индия и Советский Союз. Для дела всеобщего мира чрезвычайно важен тот факт, что отношения между этими тремя державами покоятся на прочных принципах мирного сосуществования, дружбы и сотрудничества".

В определенной степени это был загляд в будущее. Сегодня не уходит с повестки дня идея треугольника Россия - Китай - Индия, всерьез обсуждаются перспективы РИКИ - возможного союза России, Индии, Китая и Ирана как уравновешивающей силы, противовеса экспансии Атлантического блока.

Не в пример позднейшим советским руководителям Булганин без всяких околичностей высказал позицию Москвы по территориальным спорам на Индостанском полуострове. Гоа, заявил он, незаконно удерживается Португалией, и "колонизаторам придется убраться восвояси с чужой земли". Кашмирскую проблему он квалифицировал, как "так называемую", по той причине, что народ Кашмира "рассматривает свою территорию как неотъемлемую часть Республики Индия".

Такая прямота, безусловно, нравилась принимающей стороне. Индия, только нащупывавшая тогда собственный внешнеполитический курс, увидела в Советском Союзе друга и партнера. Во время проводов советских гостей Дж. Неру сказал: "Когда установилась тесная дружба, время разлуки всегда бывает очень горько. Это выглядит подобно тому, как если бы от нас отрывали часть нас самих". Если и был в этих словах элемент восточного красноречия, в искренности чувств, выраженных индийским премьером, никто не усомнился.

Когда на следующий год Дж. Неру прибыл в СССР с ответным визитом, он был встречен с традиционным русским гостеприимством. Для митинга советско-индийской дружбы с участием руководителей обеих стран в Москве не нашлось достаточно вместительного здания или площади, так что его провели на стадионе "Динамо". Дж. Неру и члены его делегации объехали целый ряд советских городов, много встречались с населением. Большая дипломатия дополнялась дипломатией народной. Так закладывались прочные традиции дружбы и сотрудничества наших великих народов.

Позднее мы не раз выступали с Индией заодно, опираясь на ее авторитет на мировой арене как одного из лидеров Движения неприсоединения. Она стала одним из наших крупнейших торговых и научно-технических партнеров.

Больше полувека минуло с тех пор. Однако след от взаимных визитов руководителей двух стран не стерся в памяти ни у представителей политической элиты, ни у рядовых людей. Госпожа Мадхи Бхадури, бывшая чрезвычайным и полномочным послом Индии в Беларуси, рассказывала о детских впечатлениях, запомнившихся, по ее признанию, на всю жизнь: "Приезд в Дели Никиты Хрущева и Николая Булганина вызвал огромный интерес и энтузиазм у жителей индийской столицы. Встречал и сопровождал их Джавахарлал Неру. Мы с отцом присоединились к огромному потоку людей, приветствовавших почетных гостей. Я помню, как это событие нарушило привычный ритм города, движение транспорта, с каким трудом нам удалось добраться домой".

Примечательный пример приводит и бывший посол Индии в России Сатиндер Кумар Ламба, вспоминая, как на рубеже 1990-2000-х годов ему довелось проехать по российской провинции, побывать в некоторых городах, через которые в 1956 г. пролег маршрут поездки индийской правительственной делегации. "И я находил людей, - вспоминал посол, - которые еще помнили все это... В одном из аэропортов старик подошел, схватил меня за руку и сказал: вы знаете, что я встречал здесь Джавахарлала Неру? И начал рассказывать, что этот аэропорт новый, а он встречал Неру в старом".

Сегодня мир стал иным. Коренным образом изменилась Россия, далеко вперед ушла Индия. Многое оказалось утраченным в наших отношениях в 90-е годы, когда из Кремля и со Смоленской площади смотрели исключительно на запад, пытаясь перечеркнуть двухконтинентальное - европейско-азиатское - историческое призвание нашей страны. Тем не менее фундамент, заложенный взаимными визитами руководителей двух стран в середине 50-х годов прошлого столетия, ничуть не износился. Более того, он укреплен состоявшимися встречами на высшем уровне в Москве и Дели в последние два года. За то, чтобы Индию и Россию по-прежнему объединяли узы дружбы и добрососедства, "голосуют" близость, а то и совпадение позиций по большому кругу проблем мировой политики, обоюдная заинтересованность двух наших стран в дальнейшем развитии двусторонних отношений.

по информации "Фонд стратегической культуры"

26.12.2007