С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Леонид Ивашов

РОССИЯ - ИНДИЯ: КАК НЕ ДОПУСТИТЬ УТРАТЫ ПЕРСПЕКТИВЫ

В последнее время из Дели идут сигналы, свидетельствующие о недовольстве индийской стороны уровнем и качеством экономического, в том числе военно-технического сотрудничества с Россией. Может быть, Индия решила полностью переориентироваться на Запад? На мой взгляд, такие предположения пока безосновательны. Мы имеем дело с естественной реакцией Дели на провалы российской политики во взаимодействии с нашим многолетним партнером.

Индия - крупное самостоятельное государство, проводящее разновекторный курс на международной арене, что позволяет ей играть важную роль в мире. Было бы серьезной ошибкой считать, что следствием нашего стратегического партнерства с Индией должен стать ее отказ от взаимовыгодного сотрудничества с другими странами.

Однако неприятные для России сигналы, касающиеся российско-индийских отношений, действительно появились. Я бы обратил внимание на два из них, поскольку они, на мой взгляд, имеют особо важное значение. Это несостоявшееся (хотя многими ожидавшееся) подписание во время ноябрьского (2007) визита премьер-министра Индии Манмохана Сингха в Москву двух документов - всеобъемлющего договора о торгово-экономическом сотрудничестве и соглашения о сотрудничестве в атомной энергетике. И второй сигнал - недавнее заявление командующего ВМС Индии адмирала Суреша Мехта о том, что Дели может пересмотреть формат военно-технического сотрудничества с Россией, если Москва продолжит затягивать выполнение контракта по модернизации бывшего российского авианосца "Адмирал Горшков", купленного Индией.

Думаю, что именно эти факты вызвали разговоры о "трещине" в российско-индийских отношениях. Между тем, оба "сигнала" объяснимы и еще не свидетельствуют об охлаждении Дели к Москве.

Что касается визита индийского премьера, то он был весьма плодотворным и позитивным для России: подписано несколько соглашений, среди которых два касались военно-технического сотрудничества (ВТС) - о совместной работе по созданию многоцелевого среднего транспортного самолета (Ил-214) и многофункционального истребителя пятого поколения. Еще одно соглашение подвело черту под проблемой старого индийского долга СССР.

Конечно, это не в полной мере оправдало ожидания, возникшие после визита президента России в Индию в начале 2007 г. Тогда с целью подготовки всеобъемлющего договора о торгово-экономическом сотрудничестве была создана специальная исследовательская группа. Надо было исправлять перекос в двусторонней торговле: в 2006-2007 гг. товарооборот между Россией и Индией рос быстрыми темпами (примерно 30%), но это происходило за счет увеличения российского экспорта, в немалой степени военных поставок. В результате торговый баланс приобрел неприемлемый для Дели отрицательный характер. По данным российской стороны, в 2006 г. сальдо торгового баланса оказалось сведено с большим, почти в 1,5 млрд. долларов, дефицитом для Индии. И пока не будут найдены взаимоустраивающие решения по исправлению этого перекоса, какой может быть разговор о подписании всеобъемлющего договора?

Возникшая проблема прямо отражается и на российско-индийском сотрудничестве в сфере мирного атома. Вопрос приобрел дополнительную чувствительность из-за тесного соприкосновения с проблемой нераспространения ядерного оружия. Индия, как известно, до сих пор не подписала договор о ядерном нераспространении (ДНЯО) и не хочет подписывать его в статусе неядерной державы. Проведя в мае 1998 г. серию испытаний ядерных боезарядов, Индия объявила о моратории на них, но не отказалась от развития военной ядерной программы.

Россия, как известно, в том же 1998 г. воспользовалась подписанным еще в советское время соглашением о строительстве атомной электростанции на юге Индии, в Куданкуламе, и заключила с Дели соглашение об установке на этой АЭС двух ядерных реакторов. Их строительство уже близко к завершению, и теперь Россия заявляет о готовности установить в Куданкуламе еще четыре реактора и построить другие АЭС.

Однако кто сказал, что Индия будет безоговорочно соглашаться на все предложения России? Ведь наши предложения - не единственные. За индийский рынок, особенно высоких технологий, рынок вооружений, атомный рынок, ведется борьба. В сотрудничестве с Индией в атомной энергетике заинтересованы США, Франция, другие страны. Это конкурентное поле, и у России есть хорошие возможности бороться на нем, но для победы нужны серьезные, прежде всего инновационные предложения.

Применительно к АЭС в Куданкуламе они могут состоять в поставке Индии более безопасных реакторов и на более выгодных условиях, чем у других стран. Пока что реакторы, которые мы предлагаем Индии, являются морально устаревшими и в ближайшие годы не смогут составить конкуренцию американо-японским и французским. Реальный прорыв здесь возможен, как считают специалисты, в области совместной стратегии по переходу к замкнутому ядерному топливному циклу на основе реакторов на быстрых нейтронах. Индия, как известно, имеет уникальные разработки на основе тория, а Россия - на основе урана-238.

Это - применительно к частной, хотя и важной проблеме. Что же касается наших инновационных предложений по отношению к российско-индийскому сотрудничеству в целом, то здесь я бы хотел напомнить: Россия добивается успехов на экономическом поле, включая военно-технический спектр, чаще всего тогда, когда активизирует весь комплекс политических, экономических, культурных, научных связей с Индией. Вспомним визит В. Путина, который сопровождался плодотворными встречами представителей российской делегации с индийскими коллегами, научными, культурными контактами. Благодаря этому мы совершили прорыв и в продаже Индии военно-морской, авиационной, сухопутной боевой техники, в том числе крупной партии наших новых танков Т-90С.

Но стоит только свести дело исключительно к торговле, к продаже технологий, конкретной продукции, в том числе военной, - и мы сразу же теряем перспективу. Иначе говоря, нам следует ставить вопрос о необходимости полномасштабной комплексной программы российско-индийского сотрудничества во всех сферах. Причем, направленной не на достижение сугубо финансовых результатов, а в равной степени учитывающей как собственные интересы России, так и интересы стратегического партнера.

Стремление "сорвать банк" может сослужить плохую службу. Так, кстати, и получилось с авианосцем "Адмирал Горшков". На мой взгляд, при заключении в 2004 г. контракта на модернизацию и поставку в Индию этого корабля российские должностные лица проявили безответственность. В попытке заработать они допустили серьезные просчеты: не проведя соответствующей дефектации корабля, не оценив, как положено, масштабы работ, определили сроки исполнения и сумму контракта - август 2008 г. и 1,5 млрд. долларов. Теперь, когда стало ясно, что работы предстоят гораздо более масштабные, наши судостроители заговорили о том, что надо бы продлить срок исполнения контракта до 2012 г. и увеличить сумму контракта до 2,7 млрд.

Естественно, что в Дели справедливо заметили: так, господа, дела не делаются. Подписали контракт - исполняйте! Иначе индийская сторона может вообще усомниться в способности России работать по серьезным контрактам.

"Рособоронэкспорт" не может и не должен быть локомотивом российско-индийских отношений. Индия - настолько важный для нас партнер, что отношения с ней должны выстраиваться всесторонние и прописанные отнюдь не в кабинетах этой компании - уважаемой, но все же действующей в узком, военно-техническом спектре российско-индийских связей.

Есть много направлений, на которых Россия пока не определилась по части выстраивания двусторонних отношений. Так, Индия демонстрирует достаточно высокие темпы экономического роста и весьма заинтересована в сотрудничестве в наукоемких отраслях. Между тем, Россия допускает здесь шараханья. То мы готовы сотрудничать вовсю, то вдруг распускаем завесу секретности. Это я и сам ощущал, когда участвовал в переговорах с индийской стороной по ВТС. Мы чаще всего пытались продать, что называется, "железку", а Индия стремилась к совместной работе, к тому, чтобы вместе с нами делать высокотехнологичную продукцию - будь то подводная лодка, самолет или изделия из области атомной энергетики.

Помню, в конце 90-х годов прорезался интересный контракт по поставкам в Индию самолетов радиолокационного дозора А-50. Но в качестве партнера по созданию радиотехнического комплекса этого самолета мы выбрали не индийское, а почему-то израильское предприятие. Результат - контракт не состоялся.

На мой взгляд, шараханья эти связаны с тем, что мы часто уступали давлению США: Вашингтон то и дело одергивал нас, предостерегая от распространения ядерных и другие военных технологий, а сам пытался занять то поле, с которого вытеснял нас.

Давно пора идти на сближение с Индией по всем направлениям, не оглядываясь на американцев. И стимулировать новый прорыв в российско-индийском сотрудничестве могло бы официальное приглашение Индии присоединиться к Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Когда ШОС только создавалась, я много беседовал с представителями индийского руководства, в том числе с будущим президентом страны, министром обороны. Они проявляли живейший интерес к этой организации, но Индия до сих пор не имеет членства в ШОС. И во многом, с моей точки зрения, по вине России, которая недостаточно активно работала в этом направлении. Между тем, полномасштабное участие Индии в ШОС, создавая более устойчивую систему безопасности и сотрудничества в Восточной и Южной Азии, резко продвинуло бы сотрудничество между Москвой и Дели, сблизило наши позиции по важнейшим международным вопросам.

по информации "Фонд стратегической культуры"

21.12.2007