С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Владимир Терехов

ОБ ОЧЕРЕДНОМ АКТЕ МИРОВОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИГРЫ ВО ВЬЕНТЬЯНЕ

После исполнения на пекинской сцене политического действа под названием “Саммит G-20” (набирающего популярность и вытесняющего из репертуара давно не актуальную пьесу “Саммит G-7”) бродячая труппа политических актёров разного уровня значимости и талантов переехала в столицу Лаоса Вьентьян.

Чем же привлекла внимание мэтров мировой политической игры эта далеко не самая знаменитая сцена? Тем, что именно здесь, в период с 6 по 9 сентября с.г. было запланировано сыграть несколько не менее интересных драматических спектаклей (с элементами специфического юмора), в названиях которых неизменно присутствует аббревиатура АСЕАН.

Указанной аббревиатурой обозначается Ассоциация десяти стран региона Юго-Восточной Азии, куда перемещается центр тяжести реальных мировых событий. На эти реалии и пытаются неким образом реагировать участники мировой игры на упомянутых выше, а также прочих политических площадках.

Во Вьентьяне, во-первых, состоялся очередной саммит глав стран-участниц самой АСЕАН. Во-вторых, прошли несколько саммитов в формате “АСЕАН+1”, в котором в качестве “единицы” выступали ведущие мировые игроки, включая КНР, Японию, Индию. Напомним, что очередной саммит “АСЕАН+США” (в подчёркнуто торжественном антураже) прошёл в феврале с.г. на территории калифорнийского ранчо Sunnylands.

Далее, состоялся саммит “АСЕАН+3” с участием тех же Китая и Японии, а также Южной Кореи. Наконец, своеобразным апофеозом череды мероприятий во Вьентьяне стало проведение 11-го саммита в формате “АСЕАН+8” с участием США, Китая, России, Японии, Индии, Австралии, Южной Кореи и Новой Зеландии. Этот формат обозначается также как “Восточноазиатский саммит” (ВАС).

Оценку всех подобных мероприятий последних лет на различных международных площадках (включая самую главную в Нью-Йорке) можно свести к следующей сентенции: важно не столько официально заявленное многолюдное действо на сцене, сколько переговоры между актёрами в узких форматах накануне спектакля, а также во время его перерывов.

Как правило, о содержании таких переговоров посторонний наблюдатель может только догадываться. Но именно они мотивируются жизненными реалиями и они же определяют действительно значимые моменты итоговых документов, которые принимаются по окончании официальных мероприятий.

Суть реальных событий в ЮВА и в акватории входящего в этот регион Южно-Китайского моря сводится к обострению именно здесь глобальной политической игры, которую ведут мировые державы.

На общую невесёлую картину ситуации, складывающейся в ЮВА, наложилось решение Гаагского арбитража от 12 июля с.г., фактически дезавуирующего многолетние претензии Китая на большую часть акватории ЮКМ. Что резко укрепляет в регионе позиции его основных геополитических оппонентов, то есть США, Японии и Индии.

Во Вьентьяне развернулась нешуточная закулисная борьба между ведущими державам за влияние на объекты региональной игры, каковыми в данном случае оказались десять членов АСЕАН — все вместе и каждый по отдельности.

Цена вопроса сводилась к формулировкам в итоговых документах относительно актуальных политических проблем в ЮВА. Каждый из ведущих игроков стремился уговорить членов АСЕАН сделать такие записи, которые отвечали бы его оценкам как ситуации в ЮВА, так и решения Гаагского арбитража.

Цель-максимум оппонентов Китая заключалась в том, чтобы в принятых декларациях, во-первых, он прямо обвинялся в самом факте обострения ситуации в ЮВА (в связи с “необоснованными” претензиями на 80-90% акватории ЮКМ и строительными работами на расположенных здесь островах), а также, во-вторых, выражалась бы поддержка решения Гаагского арбитража с констатацией обязательности выполнения его положений.

Цель-максимум КНР, естественно, выглядела прямо противоположным образом. Она давно сформулирована и сводится к исключению из процедуры обсуждения проблем в ЮВА “вне региональных сил”, а также к двустороннему формату (то есть по отдельности с каждым из южных соседей) их разрешения.

Противоположность изначального целеполагания участия Китая и США с союзниками во вьентьянских мероприятиях предопределила каучуковый характер формулировок итоговых документов по ключевым политическим проблемам в регионе.

Поскольку в них не упоминается решение Гаагского арбитража и не обозначается виновник ухудшения ситуации в ЮВА, то Китай получил все основания заявить о “мудрой позиции” АСЕАН.

Как же ей, впрочем, не быть “мудрой”, если члены АСЕАН имеют непосредственным соседом вторую мировую державу, с которой, к тому же, очень выгодно поддерживать торгово-экономические отношения? “Особо одарённые” в этом плане наблюдаются только в Восточной Европе.

Следуя законам театральной драматургии, участники представлений во Вьентьяне, а также их зрители должны были на некоторое время расслабиться и повод для этого предоставил новый президент Филиппин Родриго Дутерте рядом эпатажных заявлений.

Из них особо вызывающее было адресовано лидеру самого главного мирового игрока, с которым, кстати, Филиппины с 1951 г. находятся в состоянии военно-политического союза, подтверждённого сторонами в 2011 г.

Принимая во внимание катастрофическую ситуацию с незаконным оборотом наркотиков в стране, можно понять суровость мер, предпринятых Р. Дутерте против наркоторговцев.

Но политическая неопытность, видимо, не позволила ему предвидеть (неизбежную) острую реакцию со стороны передового отряда современного международного фарисейства в лице профессиональных “правозащитников” и (самозваного) главного хранителя “хороших международных манер”.

Только неожиданностью для Р. Дутерте подобной реакции можно объяснить совершенно недопустимые обороты в адрес президента США Б. Обамы, поставившие, кстати, в непростое положение и руководство КНР, в целом вполне позитивно встретившего намерение Р. Дутерте улучшить отношения с Пекином.

Премьер-министр Ли Кэцян, представлявший во Вьентьяне Китай, всё же встретился с президентом Филиппин на полях ВАС, но после того как “неприятный инцидент” в американо-филиппинских отношениях был улажен в ходе состоявшейся днём ранее встречи того же Р. Дутерте и Б. Обамы.

Исчерпанию филиппино-американского “инцидента”, видимо, поспособствовала и утечка в прессу информации о появлении в начале сентября в районе рифа Скарборо в ЮКМ группы китайских кораблей, сопровождавших баржи с песком. Напомним, что “освоение” Китаем именно этого рифа, находящегося в зоне исключительных экономических интересов Филиппин, и стало непосредственной причиной обращения в 2013 г. предыдущего президента Б. Акино с жалобой в Гаагский арбитраж.

Общее правило для начинающих политиков гласит, что лучше доставлять себе удовольствие, постукивая по “боксёрской груше” (в лице, например, Генсека ООН), от которой заведомо не получишь “ответа”.

Что же касается главного актёра международного политического театра, то здесь полезно предварительно крепко подумать, хорошо взвесив все “за” и “против”.

Что получается, когда игрок третьего-четвёртого уровня значимости пытается торговать скоропортящимся товаром в виде “нелюбви” к одному из ведущих мировых игроков, что демонстрируется в Восточной Европе в течение 25 последних лет.

Р. Дутерте, вероятно, понял, что международная политическая жизнь сложна и не окрашена в чёрно-белые цвета, а поддержание союза с США может пригодиться. Пока же общая характеристика Б. Обамой нового филиппинского президента как “яркого парня” представляется достаточно адекватной.

Но “яркий парень” быстро взрослеет как международный политик. Об этом свидетельствует его встреча во Вьентьяне с премьер-министром Японии Синдзо Абэ, в ходе которой стороны подтвердили ранее заключённую сделку о поставке Филиппинам двух сторожевых судов на общую сумму около 160 млн долл.

В целом же, оценивая мероприятия, прошедшие в начале сентября во Вьентьяне, в очередной раз приходится констатировать, что политика (как и любой вид искусства) имеет косвенное отношение к реальной жизни, которая протекает по своим не очень понятным законам.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

По информации - Новое восточное обозрение

20.09.2016