С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Владимир Терехов

КИТАЙ И СТРАНЫ АСЕАН ПОСЛЕ РЕШЕНИЯ ГААГСКОГО АРБИТРАЖА

Трудно не согласиться с мнением большинства зарубежных экспертов о том, что решение гаагской Постоянной палаты третейского суда (ППТС), которое де-факто отвергло аргументы КНР исторического плана на владение 80-90% акватории Южно-Китайского моря, стало серьёзным ударом по китайской дипломатии. Оно, несомненно, усиливает позиции как “внерегиональных” оппонентов Пекина, так и “местных”, включая Филиппины, которые и обратились в январе 2013 г. с иском в ППТС.

Однако, как и прогнозировалось ранее, в практическом плане это решение никак не отразилось (по крайней мере, пока) на политике Китая в ЮКМ, посчитавшего его “ничтожным”. Судя по заявлениям руководства страны, развитие инфраструктуры (включая военную) на островах и рифах ЮКМ продолжится.

Первые (после решения ППТС) ответные меры Китая носили вполне понятный характер и были направлены на предотвращение возможных осложнений в отношениях со своими южными соседями, входящими в региональную Ассоциацию АСЕАН. Главные региональные “доброжелатели” КНР в лице США и Японии не упустили бы возможности воспользоваться новыми проблемами в китайской внешней политике.

В этом плане особый интерес вызвали итоги проведения двух календарных встреч на уровне министров иностранных дел сначала десяти стран-членов АСЕАН и затем той же десятки + Китай, состоявшихся 24 и 25 июля в столице Лаоса Вьентьяне.

По итогам 49-ой встречи руководителей МИД стран-участниц АСЕАН было принято Совместное заявление на тему “Обеспечения мира, безопасности и стабильности в регионе”. Документ написан в достаточно общих выражения, то есть без упоминания КНР и решения ППТС.

В Китае он получил в целом положительную оценку. Министр иностранных дел КНР Ван И посчитал необходимым затронуть лишь то место, где говорится об опасных для “доверительных отношений” между странами региона территориальных споров между ними. По его словам, поскольку в соответствующей фразе документа не упоминается Китай, то и комментировать нечего.

Что же касается итогов встречи руководителей МИД в рамках форума “АСЕАН-Китай”, то по её итогам также было принято Совместное заявление, в котором декларируется необходимость “полной и эффективной имплементации” Декларации о поведении всех 11 стран в ЮКМ.

Необходимо напомнить, что указанная Декларация, призывающая её подписантов “уважать свободу навигации в ЮКМ и полётов” в воздушном пространстве над ним, а также разрешать территориальные споры “мирными способами без угрозы или использования силы”, была подписана ещё в 2002 г. Спустя 10 лет она так и не превратилась в обязывающий Кодекс, как это предусматривалось в 2002 г.

Представляется примечательным сам факт того, что спустя ещё четыре года участники указанной Декларации посчитали необходимым заявить о самой необходимости её “эффективной имплементации”.

Всё проясняет п. 3 Совместного заявления, который имеет смысл привести полностью: “Стороны обязуются воздерживаться от акций, которые способствуют усложнению или эскалации споров и угрожают миру и стабильности, включая, среди прочего, не проводить заселения необитаемых островов, рифов, отмелей и тому подобного и разрешать противоречия конструктивным образом”.

Но как раз акции последних лет по искусственному превращению необитаемых рифов в обитаемые острова с военной инфраструктурой и вызывали протесты южных соседей Китая, прежде всего, Филиппин и Вьетнама. Однако, поскольку в Совместном заявлении участников форума “АСЕАН-Китай” никто конкретно не упоминается в качестве нарушителя перечисленных выше требований, то почему бы его не подписать и представителю КНР.

Поскольку тема гаагского арбитража и вообще конкретика территориальных проблем в ЮКМ в документах вьентьянских мероприятий не упоминаются, то в Китае посчитали их итоги успехом своей дипломатии. Кстати, в США и Японии также придерживаются мнения, что оба мероприятия во Вьентьяне завершились “дипломатической победой Китая”.

Она может быть усилена, если заявления нового президента Филиппин Родриго Дутерте о необходимости улучшения китайско-филиппинских отношений получит сколько-нибудь значимое практическое развитие.

Обратило на себя внимание решение Р. Дутерте назначить на должность специального посланника по делам Китая 88-летнего Фиделя Рамоса, в период 1992-1998 гг. занимавшего пост президента Филиппин. В Китае в целом положительно оценили это назначение, имея в виду, что в период президентства Ф. Рамоса развитие двусторонних отношений носило всесторонний характер.

В отношениях со странами АСЕАН Китай делает акцент на экономической компоненте, указывая, что никакой “арбитраж” не должен мешать её успешному развитию.

В прошлом году торговля КНР со странами Ассоциации достигла гигантского объёма в 472 млрд долл. и сторонам есть, что терять от обострения ситуации в регионе. По словам Ван И, на форуме “АСЕАН-Китай” 80% времени было уделено как раз экономике и лишь 20% – ситуации в ЮКМ.

И всё же у КНР вряд ли есть основания особенно высоко оценивать обозначенные выше положительные моменты в отношениях с южными соседями, поскольку речь идёт, скорее, о тактических успехах китайской дипломатии в ЮКМ.

Ибо характер развития здесь стратегической ситуации определяется (и будет определяться в будущем) отношениями с главными геополитическими оппонентами Пекина и, прежде всего, с Вашингтоном, получившим серьёзную опору своим действиям в ЮКМ в виде упомянутого решения гаагского Арбитража.

Относительного последнего можно использовать различно рода уничижительные слова и вообще его игнорировать. Но уже он врыт в виде столба на поле, обозначаемом каучуковой категорией “международное право”, и, следовательно, будет оказывать долгосрочное влияние на развитие отношений КНР с южными соседями, а также на ситуацию в ЮКМ в целом.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

По информации - Новое восточное обозрение

04.08.2016