С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Анатолий Сёмин

ТОКИО-ДЖАКАРТА: ОБЩАЯ ОБЕСПОКОЕННОСТЬ КАК МОТИВ ДЛЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

В Токио 17 июня состоялись переговоры премьер-министра Японии Наото Кана с президентом Индонезии Сусило Бомбанг Юдойоно. Если следовать официальным сообщениям, руководители двух стран рассматривали перспективы сотрудничества в борьбе с пиратством в Малаккском проливе, Южно-Китайском море и прилегающей акватории с учетом интересов безопасности в Азии. Но есть основания считать, что повестка дня была шире: она включала и согласование позиций двух стран в отношении Китая.

Важность для Японии и Индонезии указанного морского района - экономическая и стратегическая - является очевидной. Так, Малаккский пролив, соединяющий Южно-Китайское и Андаманское моря, считается одним из главнейших морских путей на планете. По нему связываются наиболее населенные государства мира - Китай, Индия, Индонезия. Через пролив в год проходит около 50 тыс. судов, обслуживающих от одной пятой до одной четвертой всего морского товарооборота. На пролив приходится свыше четверти мировых нефтеперевозок, прежде всего, в Китай, Южную Корею и Японию. Последняя через Малаккский пролив получает 80% ввозимой ею нефти (1).

У побережья Сингапура ширина пролива составляет всего 2,5 км - это самое узкое место на маршрутах транспортировки нефти в мире, и весьма привлекательное - для действий пиратов и террористов. Не случайно, зона Малаккского пролива, наряду с Сингапурским проливом и Южно-Китайским морем, относится к наиболее опасным, в связи с активностью здесь пиратов. Согласование взаимодействия Японии и Индонезии можно признать естественным. Правда, по сообщениям о состоявшихся в японской столице переговорах, трудно судить о конкретных направлениях этого взаимодействия. Хорошо известно, что подобные вопросы уже не раз рассматривались и между странами АСЕАН. Радикального изменения ситуации достичь не удалось (2).

На встрече в Токио руководители двух стран также обсуждали такую актуальную для региона тему, как меры предупреждения разрушительного воздействия цунами и других стихийных бедствий.

Следует подчеркнуть, что лидерами двух стран впервые в последние годы было проявлено стремление к более тесному двустороннему сотрудничеству по широкому кругу вопросов. Принято решение в этих целях проводить регулярно встречи министров двух стран: обороны, иностранных дел, экономики, торговли и промышленности (3).

И все же в официальных сообщениях о японо-индонезийских переговорах не сказано о той главной причине, которая стала причиной встречи руководителей двух стран. За решимостью строить более прочные отношения сотрудничества, по мнению наблюдателей, скрывается необходимость выработки общей позиции противостояния Китаю, якобы стремящегося к усилению своего влияния в регионе в качестве ведущей морской державы.

Япония, как и большинство стран-членов АСЕАН, с возрастающей обеспокоенностью следит за непрекращающимися спорами Китая с другими странами, к примеру, с Вьетнамом и Филиппинами по вопросу принадлежности островов и акватории в Южно-Китайском море. Особую тревогу у стран региона вызывает видимая готовность КНР использовать угрозу применения силы для защиты своих интересов. Японии близка озабоченность стран Юго-Восточной Азии, у нее самой не урегулирован спор с Китаем в Восточно-Китайском море: о принадлежности островов Сэнкаку, о совместном освоении газовых месторождений. Токио все чаще выражает обеспокоенность активизацией деятельности сил ВМС НОАК в прилегающих к Японским островам районах.

Итак, прошедший японо-индонезийский саммит создает впечатление, что Япония делает попытку воздействовать на Китай совместно со странами АСЕАН. Возможно, в этих целях будут использованы переговоры в рамках запланированной конференции Регионального форума АСЕАН, а также намеченного на осень Восточноазиатского саммита (4). Вызывает сомнение, что такая попытка может быть успешной. Китай в рамках указанных структур создал себе довольно сильные позиции. И все же сама тенденция говорит о том, что в окружении Китая усиливаются протестные настроения. И это, как представляется, не служит долговременным интересам Пекина.

Семин Анатолий Васильевич, кандидат политических наук, ведущий научный сотрудник ИДВ РАН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение"

1 - http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1020643/

2 - http://www.stamedia.ru/lib/21659828/

3 - The Daily Yomiuri. 21.06.2011

4 - Ibid.

По информации - Новое Восточное Обозрение

23.06.2011