С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Софья Пале

ПОСЛЕДСТВИЯ БЛИЖНЕВОСТОЧНЫХ ПОТРЯСЕНИЙ ДЛЯ СТРАН ОКЕАНИИ

На первый взгляд, заголовок кажется немного бессмысленным: ну какое отношение могут иметь полтора десятка крошечных островных стран, лежащих где-то в центре Тихого океана между Австралией и Чили, к проблемам Туниса, Египта, Ливии и прочих "разволновавшихся" государств арабского мира? На самом деле, эти две диаметрально противоположные части света объединены целым рядом взаимных обязательств.

Самое существенное для настоящего момента - выполнение договоренностей, достигнутых в июне 2010 г. на первом в истории саммите Лиги арабских государств (ЛАГ) с представителями стран Южнотихоокеанского региона (ЮТР) i. В рамках программы "Партнерство с государствами Тихого океана", инициированной ЛАГ, к середине 2011 г. тринадцать южнотихоокеанских стран-участниц ООН должны были получить 183 млн. дирхам (50 млн. долл. США) в качестве дотаций на развитие. Эта сумма не кажется такой уж большой по мировым меркам, но для малонаселенных микрогосударств Океании, находящихся в постоянном поиске средств к существованию, она имеет значение. В ответ на инициативу ЛАГ благодарные океанийцы негласно согласились голосовать в ООН на стороне арабских государств по палестинскому вопросу, отказав в этой услуге Израилю, ставшему неплатежеспособным после кризиса 2008 г. Страны Океании традиционно считались "друзьями" Израиля с момента обретения ими независимости (и, следовательно, вступления в ООН) в 1980-х гг. И если до июня 2011 г. страны ЛАГ из-за внутренних кризисов недовыполнят свои финансовые обязательства перед государствами ЮТР, нетрудно догадаться, с кем островитяне предпочтут дружить в ООН в дальнейшем. Сегодня тринадцать южнотихоокеанских голосов активно привлекает на свою сторону Китай, мощь которого в регионе неуклонно растет, подпитываемая постоянным недовольством стран Океании снижающимся к ним интересом со стороны Австралии. Австралия же, как известно, была давним спонсором ЮТР и считала этот регион своей "вотчиной", властной рукой направляя островных соседей в нужное ей русло, которое в международных делах характеризовалось, в основном, поддержкой позиций США. Но, начиная с кризисного 2008 г., Австралия постепенно "теряла" Океанию, которая, в свою очередь, с лихвой компенсировала недостающие дотации дружбой в ООН с Китаем, Тайванем, Японией, ЛАГ и даже с Россией, небезвозмездно просившей у океанийцев международного признания суверенитета Южной Осетии.

Второе связующее звено между ближневосточными странами и Океанией - это нефть, точнее, цены на этот важнейший для человечества энергоноситель. Главным событием, явившимся следствием волнений в арабских странах-экспортерах черного золота, стало увеличение стоимости нефтепродуктов во всем мире. И самой уязвимой частью этого мира оказалась именно Океания. Дело в том, что ни в одной островной стране ЮТР, кроме Восточного Тимора и Папуа-Новой Гвинеи, нет залежей углеводородов. Как следствие, 98% океанийских государств в совокупности импортируют по 40000 баррелей в день, тратя на это колоссальные суммы, которые порой достигают 30% их годового госбюджета. Впрочем, к ценовому шоку, начавшемуся в марте 2011 г., видавшие виды островитяне оказались частично готовы. Еще в 2008 г., когда экономический кризис ударил по островным экономикам в полную силу, наиболее существенно пострадавшие страны Океании объединили усилия для закупок нефти вскладчину в рамках "Pacific Petroleum Project". В 2011 г. число участников этого проекта достигло пяти: ими стали Острова Кука, Науру, Ниуэ, Тувалу и Маршалловы Острова. А в 2009 г. самые обширные по территории страны ЮТР - Фиджи, Самоа, Вануату, Соломоновы Острова, Папуа-Новая Гвинея, Кирибати и все те же Маршалловы Острова решились на беспрецедентный шаг, предприняв попытку превратить в биотопливо кокосы, произрастающие на островах в огромном количестве и отменном качестве. Тем не менее, сложно судить, как долго экономики стран Океании смогут выдерживать напор растущих цен на нефть, если в ближайшее время они не вернутся к привычным 80 долл. США за баррель. А они, судя по прогнозам ведущих аналитических агентств, этого делать в 2011 г. не собираются.

Наконец, самый неожиданный фактор, связывающий арабский мир и ЮТР, это беженцы. Эмигранты из Ближнего Востока и Северной Африки начали прибывать в экономически привлекательные южнотихоокеанские страны - Австралию и Новую Зеландию еще в 1970-х гг. И если переселенцы с капиталом всегда могли рассчитывать на получение статуса "Оззи" или "Киви" без особых проблем, то путь менее обеспеченных беженцев обычно тернист и зачастую лежит через "транзитные" государства Океании (не считая традиционного "перевалочного" пути через Индонезию, которая не относится к ЮТР). Сегодня это, к примеру, Вануату или Фиджи, которые за умеренную плату с готовностью продают свои паспорта, позволяющие их обладателям в дальнейшем переселиться в Австралию или Новую Зеландию.

Из опасений, что волна беженцев из Туниса, Египта и особенно Ливии превратится в цунами и достигнет берегов Австралии, к концу апреля 2011 г. австралийское руководство предоставило ближневосточным и североафриканским государствам в общей сложности 60 млн. долл. США с целью удержать миграционные потоки в пределах их границ. Это решение было принято после того, как в марте 2011 г. Кевин Радд - экс-премьер-министр Австралии, занимающий в настоящее время пост министра иностранных дел, лично посетил Тунис и Египет. То, что сумма австралийских дотаций стала одной из самых крупных из всех, выделенных международными донорами для этих целей, наглядно показывает степень взволнованности Австралии перспективами массового наплыва беженцев. Тем временем, в австралийской столице Канберре ливийские студенты провели акцию протеста против режима Каддафи. Австралийские СМИ расценили это как то, что 650 ливийских студентов, находящихся на обучении в Австралии, могут объявить себя беженцами и попросить политического убежища. Для страны, принимающей не более полутора тысяч беженцев в год в силу хотя бы того обстоятельства, что в ней проживают всего 22 млн. чел., эта цифра выглядит немаленькой. К тому же, не следует забывать о студентах из других претерпевающих волнения арабских государств, которые готовы стать политическими беженцами в Австралии.

Итак, как выяснилось, политические волнения в странах Ближнего Востока и Северной Африки оказывают немалое воздействие на далекие, но столь уязвимые в условиях глобализации государства Океании. Такие факторы как колебания цен на нефть и миграционные потоки, вызванные потрясениями в арабском мире, имеют значение не только в пределах ближайших регионов, но и на "периферийных" рубежах мира, которыми считаются страны ЮТР.

Более того, внутренние изменения в странах ЮТР приводят к перестановке сил в отношениях на международном уровне. В частности, разрыв "дотационной дружбы", пусть и временный, между ЛАГ и странами Океании может снова завести в тупик вопрос о независимости Палестины. Если только Китай, получивший в свое распоряжение почти все тринадцать голосов океанийских стран-участниц ООН, не продолжит линию ЛАГ по данной проблеме.

Что касается финансовых трудностей стран Океании, связанных с ростом цен на нефть, то, как ни неожиданно это звучит, нет худа без добра. Экономические беды способствуют активному формированию субрегиональных блоков в Океании: это относительно новое веяние может значительно укрепить интеграционные процессы в регионе, которым многие аналитики придают особое значение.

На этой ноте хочется вспомнить притчу о бабочке, которая, взмахивая крыльями - на этот раз на Ближнем Востоке, способна вызвать самые неожиданные последствия в самых разных областях международной жизни.

Софья Евгеньевна Пале - кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра по изучению Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

i Пале С. "О саммите Лиги арабских государств и стран Океании" - http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/666

По информации - Новое Восточное Обозрение

04.05.2011