С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Анастасия Колмакова

НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ И АТР, ДОЛГИЙ ПУТЬ К СБЛИЖЕНИЮ

Вторая половина XX и начало XXI вв. характеризуются усилением процессов экономической и политической интеграции. В данное время большинство стран мира стали активными участниками различных региональных объединений. Не остались в стороне и страны Азиатско-Тихоокеанского региона, где после Второй мировой войны возникло несколько организаций, отвечающих за решение экономических и политических проблем. Тем не менее, интеграционные процессы в АТР находятся ещё на начальном этапе - АТЭС ещё предстоит пройти длинный путь. Вступление в силу многих важных соглашений о создании зоны свободной торговли намечено на достаточно отдалённые сроки, и, видимо, не все страны АТР смогут выполнить взятые на себя обязательства в ближайшее время.

Новая Зеландия является деятельным приверженцем процесса либерализации мировой экономики, и поэтому эта страна выполнила все основные требования по отношению к развитым странам. Приоритетом внешней политики МИД Новой Зеландии всегда было участие в международных организациях - ООН, ВТО и региональных организациях, теперь, главным образом, в АТЭС. Активное участие Новой Зеландии в делах региона было обусловлено ходом её исторического развития. Являясь доминионом Британского Содружества, Новая Зеландия имела возможность принимать участие в решении международных проблем уже после Первой мировой войны. Однако практически вся экономика страны была ориентирована на торговлю с Великобританией, поэтому на достижение реально независимой внешней политики потребовалось много десятилетий.

Поворотным моментом в становлении экономической и политической независимости страны являются: Вторая мировая война, решение британского правительства о присоединении к Европейскому Экономическому Сообществу и экономические реформы в 1980-1990-е гг.

Переориентация экономики Великобритании на страны ЕЭС потребовала от Новой Зеландии поиска альтернативных рынков. Но Новая Зеландия столкнулась с жёсткой политикой протекционизма, не допускавшей новозеландских экспортеров на рынки практически всех других стран мира. Даже лидер процесса либерализации, США, сохраняли достаточно высокие тарифы для новозеландских товаров. Постепенная потеря стратегически важного для Новой Зеландии британского рынка, совпавшая с чередой экономических кризисов в 1970-е гг. в ряде стран Запада, привела к значительным проблемам в новозеландской экономике. Новая Зеландия стала одной из самых бедных стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Тысячи новозеландцев устремились в Австралию, которая, благодаря развитой промышленности и меньшей политико-экономической ориентации на Великобританию, сумела сохранить более высокий уровень жизни.

Произошла переоценка членства Новой Зеландии в ВТО, активная интеграция в эту организационную структуру стала одним из приоритетов внешней политики Новой Зеландии, открывая перед ней рынки многих стран мира, что привело к частичному решению проблемы сбыта её продукции. Региональный Форум АТЭС дал Веллингтону возможность выхода на рынки сразу двух регионов - стран Юго-Восточной и Восточной Азии и уже оформившегося блока НАФТА.

Интеграция с "географически близким" регионом АТР стала для Веллингтона единственной возможностью выхода из кризиса. Процесс долгой переориентации с Великобритании на рынки стран Азии, главным образом, Японии, потребовал от Новой Зеландии пересмотра всей внешней политики страны. Экономические успехи стран Юго-Восточной и Восточной Азии в этот период лишь укрепили интерес к этим регионам, хотя политика диверсификации торговых партнёров Новой Зеландии предусматривала установление экономических связей со многими странами.

Переход Новой Зеландии к политике региональной интеграции был следствием длительного исторического процесса взаимодействия со странами региона и её внутриполитического развития. Этот процесс прошел несколько этапов развития в таких сферах, как оборонная политика, экономика, политическое и культурное сотрудничество.

Можно сказать, что такая политика дала свой положительный результат для страны. Веллингтон смог провести программу диверсификации своих торговых партнёров. В настоящее время практически все страны мира торгуют с Новой Зеландией. Новая Зеландия трансформировалась из "фермы Великобритании" в одну из самых развитых сельскохозяйственных "ферм мира". От экспорта сельскохозяйственной продукции страны зависит благополучие всех новозеландцев. Необходимо отметить, что без участия в АТЭС, Новая Зеландия не смогла бы достичь частичного открытия рынков стран Азии. В то же время, к началу XXI в. она не сумела решить всех поставленных перед собой задач и не смогла вернуться в число самых богатых стран мира. Несмотря на все реформы, Новая Зеландия продолжает занимать одно из самых последних мест среди стран ОЭСР. Многие государства Азии, которым оказывала помощь Новая Зеландия в послевоенные годы, сделали большой экономический рывок и опередили Новую Зеландию по уровню дохода на душу населения и другим экономическим показателям.

Необходимо отметить и тот факт, что Новая Зеландия не одинока в своём участии в интеграционных процессах в АТР и стремлении стать частью Азии. Схожую политику проводит и Австралия. К середине 1990-х гг., создав единый рынок, и таким образом перейдя на третью ступень интеграции, Канберра и Веллингтон координируют свою политику в этой области. Австралия в силу ряда причин являлась одной из самых активных стран, предлагавших различные схемы международного сотрудничества в АТР. Новая Зеландия следовала за Австралией в различных организациях и форумах, например, в АСЕАН и АТЭС.

В это же время следует отметить, что по размаху проведённых неоконсервативных экономических реформ в стране и степени открытости экономики Новая Зеландия опережает Австралию. На настоящий момент Новая Зеландия входит в тройку стран с самой открытой экономикой. В своё время премьер-министр Новой Зеландии Д.Лонги и его последователи осуществили масштабный поворот в жизни страны в целом, используя идеологию "неоконсерватизма" для доказательства необходимости экономической открытости и культурно-политической интеграции с азиатскими соседями.

В сфере экономики политика либерализации разрушила традиционную закрытость новозеландского внутреннего рынка и поставила местных производителей перед лицом необходимости повышения конкурентоспособности их продукции. Протекционистская политика, столь характерная для самой Новой Зеландии в прошлом, стала теперь предметом обсуждения и трений с региональными партнёрами.

Главной целью Веллингтона в АТР являлось полное открытие рынков стран Восточной и Юго-Восточной Азии. На настоящий момент Новая Зеландия приложила много усилий для получения доступа к этим рынкам. Однако, несмотря на деятельность ВТО и АТЭС, многочисленные двусторонние и региональные инициативы, большая часть рынков стран Азии продолжает оставаться недоступной для новозеландских экспортеров вследствие высоких торговых тарифов, нетарифных барьеров и квот. Таким образом, можно говорить только о частичной интеграции Новой Зеландии в АТР. Новой Зеландии предстоит ещё длительная работа в этом направлении.

Необходимо отметить и ряд трудностей, которые встали на пути новозеландского правительства. Его политика постоянно находится под давлением как внешних сил, так и различных сил внутри страны. Интеграционная политика Веллингтона подверглась критике со стороны ряда азиатских стран, что было обусловлено различным историческим опытом, разницей политических систем, религий и неодинаковым представлением о значении и целях процесса глобализации стран Азии. Кроме того, внутри самой Новой Зеландии снятие таможенных ограничений вызвало острые дискуссии и неоднозначную реакцию со стороны населения. Да и в самих азиатских странах изменения в восприятии Новой Зеландии происходили достаточно медленно. Феномен роста популярности партии "Новозеландская первая" среди части населения Новой Зеландии был напрямую связан с либеральной и покровительственной политикой по отношению к выходцам из Азии.

Азиатский кризис во второй половине 90-х гг. стал проверкой политики Новой Зеландии. Он не вызвал краха новозеландской экономики, хотя существенно ослабил стремление некоторых стран региона к интеграции в экономике и усилил скептицизм в отношении широких перспектив регионального сотрудничества. Правильность выбора Веллингтоном политики диверсификации рынков и торговых партнёров подтвердилась во время этого кризиса.

Несмотря на то, что взгляды двух главных политических партий отражают противоположные точки зрения разных школ международных отношений (национальная партия наиболее близка к школе "реализма", а лейбористская - к "идеализму"), внешняя политика страны не претерпела изменений при смене партий после 1984 г. В 90-е гг. другие партии и блоки, получившие больше возможностей из-за введения новой избирательной политики в 1993 г., смогли влиять, в некотором плане, на политическую жизнь в стране. Курс на экономическую либерализацию остаётся неизменным, что говорит об отсутствии какой-либо альтернативы для развития страны, неспособной реализовать всю сельскохозяйственную продукцию на внутреннем рынке.

Можно лишь прогнозировать, что в будущем страны Азии будут иметь ещё большее значение для Новой Зеландии. Её участие в интеграционных процессах также будет усиливаться. На данный момент в интеграционный процесс АТР вовлечены многие страны, включая и Россию. Новая Зеландия оказывает поддержку Российской Федерации, которая присоединилась к Форуму АТЭС в 1998 г. и летом 2011 г. намеревается вступить в ВТО. Это свидетельствует о возможностях дальнейшего развития партнёрских отношений между Веллингтоном и Москвой.

Колмакова Анастасия Викторовна - младший научный сотрудник отдела внешних связей Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

По информации - Новое Восточное Обозрение

29.04.2011