С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Су Хьон Пак

РОССИЯ В СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ И КОРЕЙСКО-РОССИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Су Хьон Пак (Университет Кунг Хи, Республика Корея)

Начавшееся возрождение России на базе планомерного роста экономики и переустройства государственности во многом способствовало интенсификации "восточной политики" РФ как политики многовекторной. В период правления В.П утина основные задачи политики России в Северо-Восточной Азии сводились к обеспечению мира и стабильности во имя сохранения климата безопасности в регионе, создания условий для осуществления взаимовыгодных связей стран региона, интеграции российской экономики в экономическое сообщество азиатских и тихоокеанских стран с целью развития Сибири и Дальнего Востока, а также повышения статуса Российской Федерации как региональной сверхдержавы.

В последние годы правления В. Путина шаги России на данных направлениях становились все более уверенными. В деле обеспечения безопасности Россия стремилась противопоставить возрастающему влиянию США и Японии на востоке Азии путем укрепления своего стратегического партнерства с Китаем, принимая участие, в том числе в совместных военных операциях в рамках ШОС. В сфере экономической дипломатии Россия использует факт обладания природными ресурсами в качестве политического рычага побуждения Китая и Японии конкурировать в борьбе за выбор маршрутов вновь сооружаемых нефте- и газопроводов. Здесь, а также по вопросам ядерной программы Северной Кореи Москва предпринимала ряд инициатив с целью усиления своего влияния на шестисторонних переговорах для облегчения разрешения проблемы развития Сибири и Дальнего Востока.

Россия активно участвует в процессе упрочения экономического сотрудничества с азиатскими и тихоокеанскими странами в рамках недавно принятой программы развития Дальнего Востока и Забайкалья, бюджет которой составляет несколько миллиардов долларов.

При новом президенте Д. Медведеве динамика политики России в Северо-Восточной Азии, похоже, сохранится, но к прямой конфронтации с США с их союзниками это, вероятно, не приведет. Москва выдерживает курс на сотрудничество с Вашингтоном в рамках борьбы с международным терроризмом, а кроме того, заинтересована в развитии сотрудничества с Западом для привлечения капитала и технологий в Россию в целях системной реорганизации экономики.

Не менее важно и то, что Россия последовательно настаивает на создании многостороннего механизма обеспечения безопасности в Восточной Азии, не исключающего участие США.

С момента установления официальных отношений между Москвой и Сеулом в 1990 году обе страны непрерывно прогрессировали в развитии отношений от "дружественных отношений сотрудничества" в направлении "конструктивного взаимовыгодного партнерства" вплоть до "отношений взаимного доверия и взаимопонимания". Установление "сбалансированного подхода к проблемам двух Корей" в процессе такого развития имело целью решение следующих политических задач на Корейском полуострове: нераспространение ядерного оружия и сохранение мира и стабильности; поддержка диалога между Северной и Южной Кореей с целью достичь мирного воссоединения корейского народа; расширение рамок взаимовыгодного экономического сотрудничества; создание возможностей большего вовлечения южнокорейского бизнеса в развитие Сибири и Дальнего Востока России и упрочение позиций России в регионе, а также создание условий для усиления ее влияния на страны региона.

Эти задачи связаны с ориентацией внешней политики Южной Кореи при двух предыдущих правительствах. Во-первых, изначально и Республика Корея, и Россия высказывались за многосторонний подход к разрешению вопроса о защите мира в Северо-Восточной Азии и в целом на полуострове, избегая двусторонних схем. Во-вторых, Москва продолжает поиск баланса сил, окружающих Корейский полуостров и может в значительной степени согласиться с усилиями Сеула по расширению отношений сотрудничества с 4-мя крупнейшими странами региона на более равных основаниях, нежели прежде. В-третьих, российская поддержка усилий обеих Корей улучшить двусторонние отношения подразумевает признание ею южнокорейской политики "солнечного света" и "мира и процветания" в отношении Пхеньяна. В-четвертых, постоянное стремление России развивать Сибирь и Дальний Восток совместно со странами Азии и Тихоокеанского региона соответствуют стремлению политиков в Сеуле к сотрудничеству в сфере энергетики и железнодорожного транспорта.

Стремление России добиться более активной роли в делах Корейского полуострова подтвердилось в ходе второго Северокорейского ядерного кризиса. Хотя возобновившиеся шестисторонние переговоры, предпринятые с целью разрешения кризиса, материализовались по инициативе США и Китая, Россия сыграла значительную роль, убедив Северную Корею вновь занять свое место на переговорах, и приняла на себя роль связующего звена между Пхеньяном и другими участниками "шестисторонки". Россия также продемонстрировала свою решимость обеспечить Северную Корею электроэнергией.

Развитие двусторонних отношений между Россией и Южной Кореей было наиболее заметным в экономической сфере. На фоне роста двусторонней торговли были сделаны шаги к осуществлению принятого в 2005 году "Плана действий для развития торгово-экономических отношений". Для богатых "новых" россиян дорогостоящие модели мобильного телефона Самсунг стали чем-то вроде обязательного аксессуара. Бытовая электроника фирмы LG и автомобили Хёндэ стали весьма популярными в России. Южнокорейские компании принимали активное участие в разработке различных проектов расширения нефте- и газодобычи на Сахалине и Камчатке, а также в сооружении восточносибирских нефтегазопроводов.

Амбициозный проект соединения Межкорейской и Транссибирской железнодорожных магистралей имеет особое значение для развития сотрудничества России и обеих Корей. Работа по этому проекту движется медленно, хотя он мог бы принести выгоды всем трем сторонам и способствовать укреплению мира и безопасности на Корейском полуострове и в целом в Северо-Восточной Азии.

Как представляется, установление в Южной Корее более консервативного, чем раньше, режима Ли Мён Бака кардинальных изменений в отношения сотрудничества с Россией не внесет. Два наиболее ожидаемых изменения во внешней политике нового южнокорейского правительства - усиление союзных отношений с Вашингтоном и поворот к более активному взаимодействию с Северной Кореей. Однако, учитывая, что это не может означать поворота Южной Кореи к двустороннему сотрудничеству и исключительному сотрудничеству с Вашингтоном в проведении своей внешней политики, это не означает отказа от сближения с Пхеньяном и, соответственно, серьезного снижения роли Москвы в разрешении внутрикорейских проблем.

Представляется возможным, что кажущийся вполне прагматичным характер нового режима, возглавляемого бывшим президентом крупной компании, может привести к продвижению экономического сотрудничества Кореи с Россией. Новая Россия под руководством Д. Медведева, скорее всего, продолжит основную линию внешней политики президента В. Путина. Процветающая экономика России, основой чего являются высокие мировые цены на нефть и газ, расширяют рынок для корейских производителей. Кроме того, крупнейшие южнокорейские концерны всерьез заинтересовались осуществлением крупномасштабных прямых инвестиций в Россию. Южная Корея предпримет новые усилия, чтобы отыскать новые источники получения энергии в Сибири и дальневосточных регионах России, что будет означать необходимость все больших инвестиций в этом регионе.

Правительство Ли Мён Бака недавно выступило с программой новой "Стратегической политики" в отношении Пхеньяна с целью побудить Северную Корею, когда она станет свободной от ядерных программ и переориентируется на изменения в рамках "прагматической дипломатии", на получение реальных преимуществ и выгод при соблюдении, естественно, своих национальных интересов. Эта политика, скорее всего, не противоречит более твердо выраженной "восточной политике" России в отношении Северо-Восточной Азии, учитывая что и та, и другая основаны на прагматизме и гибкости.

По информации "Фонд стратегической культуры"

28.04.2008