Носков Юрий

ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО

ГЛАВА 3. УПРАВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВОМ

3.7 ПОЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ

(ГОРМОНЫ)

Один и камень не сдвинешь,

а артелью и гору поднимешь.

/русская пословица/

Базовое структурное управление имеет стратегический опорный характер. Административное структурное управление выполняет в основном исполнительные функции. Территориальное управление призвано обеспечить постоянную обратную связь с периферии в центр (снизу вверх). Все эти типы управления обеспечивают целостность страны и её текущее функционирование в рамках общей конструкции.

Преображение же государства происходит в динамике. Изменения здесь задаёт сама жизнь и она же требует не только постоянной адаптации страны к этим изменениям, но и обеспечения общего восходящего развития страны в целом, иначе соседи уйдут вперёд и быстренько всё приберут к рукам.

Оценка же текущего состояния страны и выбор путей её дальнейшего развития в разных группах общества различно. Спор зачастую идёт не только за право управлять страной, но и о том как это делать и в каком вообще направлении двигаться. Политическое управление и призвано обеспечить такое структурирование политического поля и такое организационное слаживание, чтобы с одной стороны допускать разделение и конкуренцию, без которых никакого развития невозможно принципиально, а с другой стороны, гарантировать как от чрезмерного напряжения политической борьбы, грозящей разнести страну, так и примитивной свары всех против всех за доступ к бюджетным и прочим ресурсам. Результатом такой политической работы должна стать устойчивая динамика страны от того что было, опираясь на то что есть, к тому что будет.

Политическое управление организационно реализуется через партии и общероссийские общественно-политические организации. Разница между ними в том, что партии должны перекрывать весь спектр политической работы, они создаются для участия в выборах как законодательных органов, так и президента. А общественные организации объединяют людей какого-то определённого направления и служат формой самоорганизации для видов деятельности, близких политике (СМИ, образование, культура и т.д).

Основой каждой политической партии (движения) на начальном этапе их создания выступает какая-то концепция, то есть сбалансированный набор принципов и идей, которые и становятся основой их программ. Соответственно есть некая группа лиц (ядро), которые выступают носителями и распространителями таких идей. Они, привлекая ресурсы и более широкий круг единомышленников, участвуя в выборах, получают доступ к управлению, а значит и выполнению политической работы. На уровне анатомических аналогий такая деятельность наиболее соответствует функциям гормональной системы высокоорганизованного организма. В дальнейшем начальные идеи могут довольно сильно меняться в зависимости от изменений общей ситуации в стране, смены лидеров, то есть основой становится сама организационная структура партии, но базовый набор принципов и идей присутствует всегда, без этого никакая политическая организация не может существовать принципиально.

К сожалению с распадом СССР, который был построен на строго определённой, к тому же остановившейся в своём развитии идеологии научного коммунизма, произошёл отскок в прямо противоположную крайность - отказ вообще от какой-либо государственной идеологии. Конституция 1993 года, с одной стороны, декларирует идеологическое многообразие, а с другой стороны, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Страна в рамках такой абсурдной схемы может быть лишь колонией, так что её рано или поздно придётся менять. Выходом здесь может стать выработка весьма широких общих концептуальных границ, в рамках которых допускается идейную многовариантность.

При организации политического пространства можно наблюдать две крайности. Первая допускает множественность партий без явного доминирования одной из них. Такая схема приводит к тому, что вся энергия партий расходуется на борьбу между собой за делёж ресурсов и отрабатывание потраченных на выборы средств. Она автоматически приводит к появлению кукловодов со стороны (зачастую из-за рубежа), которые, играя на противоречиях и манипулируя интересами лидеров, получают реальное управление. Вся история партийного строительства в России, начиная с царских времён и заканчивая совсем недавним временем, говорит не только о деструктивности этой схемы, но и о её временности.

Другая крайность - сваливание в однопартийность. В этом случае какая-то политическая работа может выполняться. Однако такая партия быстро обюрокрачивается и становится всего лишь элементом административной системы. Такой переход к однопартийности наблюдался после октябрьской революции 1917 года, да и сейчас всё опять пришло к одной партии "Единая Россия", выполняющей указания реальной властной группы. Все остальные партии при этом приобрели исключительно бутафорский характер, создавая лишь иллюзию выборов. Данная схема хотя и устойчива, но полностью блокирует развитие и неминуемо рано или поздно приводит к революционным изменениям в виде массовых выступлений или дворцовых переворотов. Для страны же такие резкие изменения весьма болезненны и чрезвычайно опасны, что очень точно подметил В.В. Кожинов: "Любая революция есть уничтожение существовавшего до него общества, и поскольку никакого другого общества, кроме наличного, пока и нет, потенциально революция грозит гибелью всем и каждому..."

Компромиссом между крайностями может быть создание такой политической конструкции, которая предусматривала бы множественность политических субъектов, а значит и многообразие мнений и подходов, но с определением вполне конкретных их ролей в рамках общего политического механизма, обеспечивающего целостное и поступательное движение вперёд. Такую политическую структуру в виде двух системных партий и связанных с ними 16 политических общероссийских общественных организаций и попробуем здесь предложить и обосновать.

Большинство населения, участвующее в политике лишь в виде периодического посещения выборов, должны понимать, что только двухпартийность позволяет действительно влиять на их результаты. Выбор конечно небольшой, всего из двух вариантов, но он все же есть. И связано это с тем, что при двухпартийности ни одна из двух групп не может захватить управление административно-кулуарными методами и вынуждена апеллировать к народу как арбитру и даже что-то из своих обещаний потом выполнять, так как в затылок дышат конкуренты. Выборы при двухпартийности имеют и ещё одно достоинство, они неминуемо выливаются в обсуждение программ претендентов на победу, при этом происходит как шлифовка этих программ, так и доведение их до широкого круга избирателей. А тот разряд, что возникает между главными конкурентами, и становится фокусом политического сознания страны.

Идея двухпартийности базируется на простой и ясной истине: в чемпионате по футболу может участвовать много команд, но в финале всё равно будут играть две, что приводит к концентрации ресурсов как людских, так и материальных, у команд потенциально способных на победу. С точки же зрения управления двухпартийная политическая система аналогична управлению пассажирским лайнером, где есть два пилота, каждый из которых может взять управление на себя (автопилот при этом административная вертикаль).

Следует также обратить внимание, что в живой природе вертикальные интегрированные биполярные системы широко распространены: две спирали ДНК, левое и правое полушарие мозга, женщина и мужчина и т.д. Такие структуры обладают прекрасной адаптивностью, гибкостью и эффективностью. В каком-то смысле двуглавый орёл герба России может быть также символом двухпартийной политической системы.

Сама конструкция двухпартийности была найдена ещё в республиканском Риме, используется в Великобритании, США, Индии. Так что какой-то их положительный опыт можно использовать и у нас, конечно же опираясь на свои основы. То есть наши две системные партии будут совершенно не похожи на политические структуры других стран.

Наличие всего двух системных партий существенно сужает поле политической самодеятельности, чтобы это компенсировать можно было бы расширить политическое пространства за счёт 16 общественно-политических организаций, связанных с партиями. Если в Советском Союзе КПСС была структурной организацией с первичными организациями на всех предприятиях, во всех организациях, то современные партии это всего лишь депутатские группы всех уровней, их спонсоры и группы поддержки на выборах. Таким образом большинство народа оказывается в период между выборами выведенными из политического процесса. Однако, как для активных граждан, так и для определённых видов деятельности (например, СМИ) такая ситуация неприемлема. Постоянно действующие общественные организации как раз и могут заполнить эту нишу, поддерживая наиболее близкую партию на выборах. Эти общественные организации могут быть связаны с ядрами базового структурного управления, чем и обусловлено их количество. Современные средства коммуникаций позволяют таким общественным организациям иметь единое центральное членство, что будет хорошим средством от обюрокрачивания.

Двухпартийность, в первую очередь, означает наличие двух развитых концепций организации и развития страны, реализуемой сейчас, и той, что претендует её заменить. Очевидно, что они не должны быть кардинально противоположны, хотя и могут предполагать существенные отличия результатов их применения. Иначе переход от одной концепции к другой, будет разрушать страну. Это как в промышленном производстве, когда какое-то изделие производится, одни конструкторы в это время совершенствуют выпускаемое, а другие разрабатывают гораздо более совершенное, которое должно прийти на смену. С другой стороны, две партии это две управляющие команды общероссийского уровня. Партия, оказавшаяся в оппозиции, допуск к кормушке имеет меньше, а значит у её представителей должно наступить прояснение в мозгах для разработки грамотной концепции, а желание приобщиться к этой самой кормушке даёт необходимые материальные стимулы. То есть предлагаемая схема это не идеализм. Несомненно, такой двухколесный велосипед может ездить, и вынужденно будет заставлять крутить педали, то есть выполнять политическую работу, да ещё и удовольствие от этого получать. Нужно также понимать, что двухпартийная политическая система это один, а не два велосипеда. И колёса у такого велосипеда в разные стороны тоже вращаться не могут.

Двухпартийная система - это когда обе партии постоянно у власти, а меняется лишь доминирование, то есть кто в данный момент рулит, а кто толкает сзади или тормозит, если сильно разгонится колесница государства, это сбалансированная система сдержек и противовесов. То есть роль системной оппозиции в постоянном контроле за деятельностью правящей партии. От голосов её всё равно ничего не зависит, а вот опора на общественное мнение, аппаратные традиции, даёт возможность вести определенную работу. Это позволит оппозиции поддерживать квалификацию, создать рабочую команду профессионалов. Такое распределение ролей требует автоматической передачи оппозиционной партии руководящих должностей в контролирующих органах, таких как Счётная палата, Уполномоченный по правам человека, заместители во всех комитетах Государственной Думы и тому подобное.

Отдельная большая тема - выборы всех уровней при двухпартийной политической системе. Реально лишь кандидат в Президенты, заручившийся поддержкой одной из системных партий, имеет шансы на победу. Выиграв же выборы, вполне обоснованно может предлагать на пост Председателя Правительства представителя этой партии, да и вообще опираться в политической работе на соответствующую команду. Но при этом на региональных выборах победу могут одерживать и кандидаты от другой партии, которые будут опираться в работе на другой кадровый потенциал. Чтобы в целом при этом работа была слаженной, необходима выработка чётких правил распределения ролей.

При формировании двухпартийной политической системы возникает ряд опасностей, известных из истории России. Во-первых, это попытка выстраивания примитивной схемы левые/правые, что автоматически ведёт к жёсткому классовому противостоянию и обсуждению прошлого, а не решения проблем современности и стратегирования будущего. Во-вторых, это ещё более бескомпромиссная схема красные/белые, с перспективой гражданской войны. В-третьих, схема почвенники/западники, результатом которой может стать или возврат к однопартийности или к развалу страны.

Зачастую в один ряд с идеологиями ошибочно попадают и концепции консерватизма и реформизма. Однако наличие двух системных партий автоматически будет подталкивать к тому, что одна из них встанет на одну позицию, а другая на вторую. Ситуация может меняться и та партия, что в определенный период вела консервативную политику, может стать реформаторской, поэтому нецелесообразно использовать консерватизм/реформизм ни в названии партий, ни в основополагающих документах. Стоит также обратить внимание на то, что с консерватизмом в нашей политической истории проблем, как правило, не возникает, а вот с взвешенным, неразрушающим страну реформизмом очень много. К сожалению вся наша история является свидетельством использования здесь исключительно внешних точек опоры, что и приводило в дальнейшем к естественной зачистке проводников таких реформ и очередному закручиванию гаек. Двухпартийность может позволить исправить эту ситуацию.

Для деятельности партий основополагающее значение имеет способ отбора её руководства и то, чьи интересы она представляет. Наиболее целесообразная конструкция для двухпартийной системы - это карьерные государственники с родственной преемственностью и государственники народники. Это совмещение принципов боярского (родового) и дворянского (разночинского) принципов формирования управленческой команды. Если мы вспомним Аристотеля с его выделением трёх хороших типов государственности, то предлагаемый подход к формированию двухпартийности как раз и продемонстрирует использование всего лучшего каждой из них в комплексе. При этом исполнительную вертикаль во главе с Президентом будет в чём-то аналогична ограниченной по времени царской власти. А две системные партии способны как-то реализовать лучшее как аристократии, так и политии.

Теоретические размышления и положительный опыт каких-то государств в истории не может быть настоящим поводом для внедрения двухпартийности в России. Для этого должны быть свои, причём весьма веские основания. И таковые имеются. В результате политических изменений в стране в период 1991 - 1993 годов не произошло полного уничтожения представителей системы предшествующего периода, да и новая властная группа есть ни что иное как детище той же старой системы. Образовался некий внутриэлитный баланс с элементами хаоса и вкраплениями отдельных персонажей, завязанных на иностранные структуры. Поэтому требуется всего лишь разумная систематизация этого состояния с выработкой правил игры на благо страны. Если бы на момент развала СССР и отказа от руководящей роли Коммунистической партии в управлении в руководстве страны нашлись мудрые люди, предложившие разделить КПСС на две части, то мы были бы свидетелями совсем другой истории. Но история не терпит сослагательного наклонения, из того состояния, в котором оказалась Россия, ещё выбраться нужно. И переход к двухпартийной политической системе не только может быть механизмом такого выхода, но и может стать огромным шагом вперед для российской государственности в целом.

Если концепция двухпартийной политической системы найдёт отклик и события начнут развиваться в обозначенном направлении, будет какой-то период, когда часть политиков из одной партии перейдёт в другую и обратно, мало того, такой незначительный переход будет всегда, мало ли по каким причинам может поссориться Иван Иванович с Иваном Никифоровичем, не диссидентом же становиться.

Если рассмотреть действующие в настоящее время в России конструктивные национально-ориентированные политические группы, которые могли бы стать центрами кристаллизации ветвей двухпартийной политической системы, то можно однозначно констатировать, что это Единая Россия и КПРФ, хотя процесс становления двухпартийности и может растянуться не на один год. Поэтому рассмотрим каждую из них подробнее.

* * *

Начнём с КПРФ. В первую очередь потому, что эта партия претендует на преемственность с партией, управлявшей страной в предыдущий исторический период. Но нужно хорошо понимать, что КПРФ и КПСС совершенно разные организации. КПСС была структурой, которая имела первичные организации на всех предприятиях, во всех организациях, контролировала и направляла все стороны жизни страны. А КПРФ это всего лишь небольшая группа депутатов различного уровня, как-то эксплуатирующих ностальгию старшего поколения по могучей стране. Значительная часть народа продолжает голосовать на выборах за эту партию, надеясь сохранить хоть что-то из былых достижений в рамках новой России.

Был длительный период, когда КПРФ, формально занимая второе место на выборах, ни на что не претендовала. Но ситуация меняется и партия вполне может перейти к реальной политической работе, пусть и в режиме системной оппозиции. Если начнётся реальная работа, хотя бы на уровне политического системного контроля, то и результаты на выборах пойдут в гору.

Позиционирование КПРФ себя как одной из двух системных партий позволит на концептуальном уровне запустить процессы как внутренней консолидации, так и притяжения новых членов и сторонников. При этом можно выделить несколько характерных групп, способных поучаствовать в формировании этого политического ядра.

Во-первых, это непосредственно члены КПРФ. Люди, составляющие большинство партии, являются идейными бескомпромиссными сторонниками социализма, причём в том виде, каким он был в СССР. Но такая позиция во многом бессмысленна, так как старого не вернуть, а новое, если и будет в желанном направлении, всё равно будет иным.

Во-вторых, это участники малых партий. Никакого самостоятельного значения эти проекты всё равно иметь не смогут. И для них перспективнее присоединиться к этой партии в виде общественных организаций.

В-третьих, это люди, поддержавшие ранее блок Родина, то есть консерваторы-государственники. Главная их ошибка была в том, что они пытались опереться на заведомо тупиковую религиозную основу. В целом же эта группа может стать ядром одной из общественных организаций при КПРФ.

В-четвертых, это люди, ассоциирующие себя со смыслами данного политического направления и являющиеся представителями старой системы, но которые по тем или иным причинам не проявляли себя. Именно они могут стать объединителями трёх обозначенных выше групп. Необходимо понимать, что в последние годы под разными предлогами шло уничтожение системы управления страной, а вовсе не пропагандистов марксизма-интернационализма, эти-то как раз сильно разжирели за это время. Причём люди старой системы должны отдавать себе отчет, что если не удастся создать двухпартийную систему, то дорога в будущее будет закрыта не только им, но и их детям.

В-пятых, это разнородные группы тех, кто не хочет сваливания ситуации к однопартийности. Они могут сыграть очень важную роль на данном этапе. Но вступать в партию и открыто демонстрировать поддержку они не будут. Именно эффект данной группы избирателей приводит в двухпартийных системах к примерно равным результатам на выборах.

Современная партийная практика, не имеет первичных отделений внутри предприятий и организаций, поэтому и предлагается политическую активность сторонников между выборами организовать на базе близких партии общественных общероссийских организаций со специализацией их по сферам деятельности. Таких общественных организаций обязательно должно быть несколько, иначе конфликт неизбежен (целесообразно иметь их восемь). В уставах организаций стоит явно прописать, что они не могут быть преобразованы в партию. Такие общественные структуры могут существовать в виде групп некоммерческих организаций с единым координационным центром, без иерархии региональных подразделений и сопутствующей этому бюрократии.

Для адаптации образа партии к современным условиям может быть весьма полезно постепенное изменение названия. При революционных переменах носители старых идеалов подавляются для самоутверждения. За прошедшие годы шла массированная информационная атака на КПРФ с вбиванием её в маргинальное болото, за это время выросло новое поколение, которое ничего другого не знает. Аккуратная и постепенная смена названия позволит вырваться из этой ловушки. Ничего в этом зазорного нет, на протяжении истории партия меняла своё название не раз: РСДРП - РСДРП(Б) - ВКПБ - КПСС - КПРФ. Для начала можно было бы расширить название с учётом движений сторонников, например так - "КПРФ (Родная Россия)". Затем, если выбор дополнительного символа будет удачным, можно перейти к названию "Родная Россия (КПРФ)", и только потом уже "Родная Россия". Старшее поколение постепенно уходит, поэтому нужны символы, понятные и актуальные для современной молодёжи и имеющие непреходящее значение.

Сохранять нужно суть, а не позу. А суть в том, что в обществе есть огромная его часть, которая работает за зарплату. Представление их интересов и есть идейная основа партии.

С точки зрения расширения символики партии было бы также полезно ввести какой-то живой образ, задействовав древнюю тотемическую фольклорную линию. В этом плане символ медведя, используемый партией Единая Россия, демонстрирует удачную находку. Из глубоко укоренённых в истории Руси символов возможно подойдёт символ зубра (тура), именно такой эпитет был у богатырей. Животное это мощное и вполне способное противостоять медведю.

Не очень хорошее наследие досталось партии в таком весьма важном вопросе как смена первого лица. Какого-то продуманного механизма ротации не было в КПСС, не появился он и в КПРФ. Тот или иной лидер занимает своё место до тех пор, пока не стечёт под лавку. Это приводит к тому, что организация начинает выстраиваться под человека, а не под партийную концепцию. Учитывая реалии можно здесь предложить вариант, при котором у партии будет два первых лица с чётко определёнными функциями. Один из них это председатель партии - руководитель фракции в Госдуме. А второй это кандидат в Президенты, которого готовят к тому, чтобы занять эту непростую должность. Президентом реально может стать лишь человек, имеющий практический опыт управления хотя бы областью. Поэтому выдвижение в кандидаты людей с мало к чему обязывающим опытом заведомо обречено на провал. Партии необходимо выработать такую стратегию, чтобы реальные кандидаты на высший пост в стране обращались к ней за политической поддержкой.

Большой проблемой для КПРФ стала и неспособность адаптации идеологии партии к реалиям современности. Классики марксизма-ленинизма здесь не помогут, мир изменился, давно уже нет капитализма, на смену которому пришёл монетаризм с его либерально-шумовым прикрытием. Полным анахронизмом смотрится и заигрывание партии с церковью. Никакие нравственные нормы не могут быть оправданием этому, советский период истории России показал, что самые высокие нравственные нормы можно вполне нести без религиозных служителей. Основной же идейной ловушкой для партии, ставшей в том числе и главной причиной разрушения СССР, бесспорно является идея роста благосостояния, как главного маяка движения вперёд. То есть потребностями нижней части тела (ням-ням) подменили высшие человеческие ценности с опорой на достаточность уровня жизни и его одновременного подъёма для всех. Тем не менее у партии имеется богатое как теоретическое, так и практическое наследие. Основа силы партии всегда была в том, что даже выходцы из самых простых семей могли достичь самых больших высот, если у них были для этого способности. Но для реализации этого принципа в наши дни ещё нужно предложить соответствующий механизм. Выработка новой идеологии потребует переоценки как самых серьёзных основ, так и создания желанного для большинства образа Будущего. А пока всего этого нет, то партия реально может опираться лишь на идеологию альтернативы. В сваливании ситуации к однопартийности не заинтересованы многие, в том числе и предприниматели. Для политической системы страны КПРФ полезна даже в нынешнем её состоянии, так как побуждает власть учитывать интересы более широких слоёв населения. Это как во времена СССР, многие социальные достижения Запада были прямым следствием конкуренции с социализмом.

Стоило бы серьёзно поработать и над уставом партии. Там остались смысловые атавизмы от КПСС, которые с одной стороны абсолютно бессмысленны в наши дни и создают лишь проблемы. А с другой стороны нет многих организационных механизмов, способных помочь в работе. Это касается в первую очередь политэкономии. Политические структуры, отражающие интересы частных собственников, имеют и финансирование от них. Стоит партии пойти по тому же экономическому пути и проигрыш будет гарантирован. Членские взносы также не способны дать финансовые ресурсы для активной работы партии. Политэкономическая основа должна быть гораздо более надёжная и системная.

Организационная структура партии, её идеология, проведение пленумов, участие в выборах и прочие подобные действия это всего лишь организационные вопросы для достижения главного, а именно непосредственного участия в политическом управлении страной. Только определившись с тем, что из себя представляет эта работа в режиме оппозиции и как её придётся вести в случае перехода в состояние правящей партии, можно достичь положительных результатов. И главными критериями оценки работы здесь должны стать не качество лозунгов и призывов, а успехи тех представителей партии, что работают в Правительстве, ведущих СМИ, возглавляют области, города и районы.

* * *

На роль второй системной партии двухпартийной политической системы претендует Единая Россия. Создатели этой партии выходцы из той же КПСС, но, в отличие от КПРФ, стараются дистанцироваться от прародительницы. Однако, как очень точно подметил В.С. Черномырдин, "какую бы партию не создавали, всё равно получается КПСС". Это в полной мере относится и к Единой России.

Политическая группа, пришедшая в 1991 году к власти, перед каждыми выборами в Государственную Думу создавала временный партийный проект (например, ДВР, НДР), затем его разгоняли и начинали к следующим выборам надувать новый. Так была создана и Единая Россия. Но, что уже положительно, на Единой России этот губительный процесс перманентного аборта партии власти был остановлен. Начала выстраиваться (пусть и формальная) внутренняя структура партийного управления. В партию привлекли большое число активных людей, так что при желании есть возможность выстроить работу по всем политическим направлениям. Но по большому же счёту Единая Россия состоится как партия лишь побывав в оппозиции и не развалившись.

При всём административном ресурсе, свойственном партии, обеспечивающей легитимность действующей власти, и наличии немалых финансовых средств от частного бизнеса, чьи интересы партия отражает явно или опосредованно, сделать её системной будет гораздо сложнее чем КПРФ. В Единой России отсутствует внутреннее единство, оно во многом заменяется требованием поддержки власти вне зависимости от того, что она делает. Здесь потребуется внутренняя переплавка вокруг какого-то жизнеспособного концептуального стержня. На роль такового, например, может претендовать сформулированный выше принцип аристократического служения России вне зависимости от формы её текущей организации.

В стране в настоящее время остаётся открытым вопрос общего устройства государства. Управление в ручном режиме чревато срывами в самые непредсказуемые сценарии. Единая Россия, как структура, формально обеспечивающая легитимность действующей власти, несёт за это полную политическую и историческую ответственность. При этом реальная власть при многопартийности не может строиться на партийной основе как это было в КПСС. А значит требуется проработка возможных вариантов устройства ядра государственности, с учётом в том числе и роли партий в ней, необходима конкретизация функций правящей партии, роли и места других партий.

Если Единая Россия одна из двух системных партий, а это в некотором смысле соответствует одной из голов Орла российского герба, то голова эта должна обладать развитыми соображательными способностями, то есть обо всём происходящем в стране и мире должна иметь не только исчерпывающую информацию, но и собственную согласованную внутрипартийную позицию. Занятая же позиция исполнительной политической марионетки может печально закончиться не только для партии, но и для страны в целом. Хочется всё же надеяться, что медведь, выбранный партией в качестве очень удачного символа, всего лишь спит. С медведем в русской народной культуре и традиции связано много интересных проявлений, недаром он выступает одним из образов России. Массовикам-затейникам партии стоило бы всё же вернуть на эмблему более естественного бурового медведя и поработать над внутрипартийным медвежьим фольклором: на осеннее равноденствие в спячку отправлять, на весеннее будить, а на зимний солнцеворот помогать с боку на бок перевалиться. Глядишь для молодёжи будет какая-то забава.

Политическая партия принципиально не может существовать без своей идеологии. Отсутствие же у Единой России таковой во многом связано с её рождением как проекта для выполнения сиюминутных целей дорвавшихся до власти нуворишей. Это так называемый либеральный хвост партии. Если они объявят свою идеологию открыто, то она не будет принята избирателями, отсюда и большинство проблем. Однако за этой идеологией стоят группы, обладающие большими деньгами, и их заморские кураторы. У либерализма есть две стороны. Для публики это свобода предпринимательства, передвижения, перемещения товаров и денег, как бы свобода слова. А с точки зрения политэкономии - это власть 100 - 200 "семей" со своей челядью (бояре и их холопы), которые поделили собственность, а в партию насовали своих холуёв.

В Единой России кроме либерального имеются и другие, более здоровые идеологические течения, берущие своё начало также из двух начальных партийных проектов. Они проявлены двумя внутрипартийными клубами - патриотическим и социальным. Собственно за счёт этих направлений, а также появившейся в партии группы государственников, постепенно вытесняющих либералов, Единая Россия и получает поддержку на выборах. Для какой-то предвыборной агитации и пускания пыли в глаза населению между выборами при поддержке со стороны власти пока этого хватало. Для устойчивого же положения партии этого совершенно точно недостаточно. Поэтому партии рано или поздно придётся создавать внутри идеологическую группу и вырабатывать что-то, хотя бы в первом приближении, похожее на идеологию. И как только такая работа начнётся, то выяснится, что в СССР всё было реализовано не так уж и бездарно. И какой-то близкий партии концепт можно было бы использовать, в том числе и те его элементы, что в КПСС были отвергнуты. При этом может быть заведомо заложена и защита от монопольного загнивания, которое привело КПСС к самоликвидации. Концепция многопартийности с двумя системными партиями может стать неотъемлемым элементом идеологии медведей.

Но по большому счёту выстраивание идеологии партии упирается в главную проблему - необходимость определиться с базовой философской основой. В этом плане КПРФ гораздо легче, они формально опираются на диалектический материализм, то есть мощную мировоззренческую основу, позволившую России достичь самых больших высот за всю её историю. Пока же в партийной среде не замечено даже попыток ставить этот вопрос. Не видно и личностей, способных предложить что-то достаточно серьёзное, способное стать не только основой идеологии партии, но возможно и общественного сознания страны в целом. Всё это, однако, не означает, что Россия оскудела талантами.

Совершенно не продуманы и не урегулированы в Единой России вопросы соотношения руководителя партии, Президента и Председателя Правительства. Можно предложить следующую схему. Кандидат в Президенты заручается поддержкой партия и становится её лидером (он остаётся таковым и в случае избрания). Победившая на выборах партия получает право выдвигать своего Председателя Правительства. Он должен обладать проверенными в работе способностями. Загрузка его полная, так что руководить при этом ещё и партией у него нет никаких возможностей. Поэтому у партии должен быть свой полноценный председатель, организующий её текущую работу, место его - во главе фракции в Государственной Думе.

Для Единой России как и для КПРФ, при отсутствии первичных отделений внутри предприятий и организаций, стоит проблема организации текущей работы между выборами как для членов партии, так и для активных сторонников. И здесь также предлагается организовать её в виде восьми связанных с партией общероссийских общественных организаций по направлениям политической работы. Таким образом в целом 16 общественных организаций двух системных партий создадут весьма широкое поле возможностей для политической самореализации как в режиме поддержки действующей власти, так и оппозиции, причём по конкретным направлениям деятельности. Среди тех проектов, что были связаны с Единой Россией, вполне можно найти заделы для их работы и достойных организаторов. То есть предлагается систематизировать в виде восьми общественных общероссийских организаций институт сторонников партии, сделать его более живым и плодотворным.

* * *

Выстраивание структуры политической системы в виде многопартийности с двумя системными партиями позволяет создать гибкий адаптивный механизм устойчивого управления, наладить конструктивную политическую работу. Предлагаемая выше конструкция предусматривает, что системными (обеспечивающими системную политическую работу) становятся лишь две партии, занявшие два первых места на выборах в Государственную Думу, распределив между собой на федеральном уровне руководящие и контрольные функции. При выборах Президента, губернаторов, глав районов и городов они должны будут заручиться поддержкой одной из системных партий. Это создаёт фильтр при вхождении в команды управленцев для занятия определенных государственных должностей. Такой подход вовсе не означает, что поддержанные партией кандидаты обязательно должны быть членами партии.

Выделение двух системных партий не означает запрета всех остальных. Здесь предлагается двухуровневая политическая система, с разными правилами игры для партий высшей лиги, участвующих в управлении, и прочими партиями, которые должны сначала попасть в высшую лигу и лишь затем получить доступ к управлению. При этом представительские функции, права на участие в законодательном процессе депутаты таких партий имеют такие же как и депутаты системных партий. Это позволит отразить весь политический спектр общества и не даст системным партиям забронзоветь.

Вхождение российских партий в какие-то надпартийные структуры (интернационалы) абсолютно недопустимо. Партии являются механизмами политического управления государства и поэтому не могут иметь вышестоящих органов. Примерно аналогичная ситуация и для отдельных политиков. Если только кто-то из них попытается заручиться поддержкой каких-то зарубежных структур, то его политическая карьера в России должна быть завершена моментально и навсегда.

Можно высказать ещё ряд предложений по улучшению политического пространства государства.

Во-первых, существенной доработки требует закон "О политических партиях", где необходимо явно прописать не только систему взаимоотношений между партиями, но, самое главное, что такое политическая работа, которую они призваны выполнять в обществе, и как распределяются при этом их роли. Это приведёт к изменениям в уставах партий, а следом и к выстраиванию конструктивной их работы.

Во-вторых, было бы весьма полезно ввести требование по созданию партийных фракций не только в Государственной Думе и региональных парламентах, но и на уровне муниципальных советов, что создаст единое организованное поле представительной власти. Будет побуждать депутатов к работе в рамках партийных программ, а не только достижения своих личных корыстных целей.

В-третьих, стоило бы внести коррективы в выборы депутатов всех уровней. При выборах по партийным спискам теряется смысл депутатства, то есть представительства. Другая крайность - выборы по мажоритарным округам, при которых депутаты не связаны рамками команды, а в одиночку они всё равно мало что могут сделать. Поэтому наиболее оптимальным были бы такие выборы, при которых избиратели выбирают реальных кандидатов от своих территорий, но с указанием их партийной принадлежности. При этом процентное ограничение на прохождение партий стоит также оставить. Такой подход несколько усложнит процедуру определения итогов голосования, зато каждый депутат пройдёт реальное одобрение избирателей, да ещё и в рамках определённой партийной программы.

Затронув вопрос выборов, нельзя не упомянуть и избирательные комиссии. Сейчас это структуры, полностью подконтрольные административной системе, которая и определяет кого можно и нужно выбирать, а кого до выборов не допускать. На будущее стоило бы всё же их ввести в более подобающее русло. Например, так. Две системные партии, при совещательном голосе представителей других партий, выбирают руководителей избирательных комиссий таких, чтобы им доверяли обе стороны. То есть по большому счету это означает следующее, выходят два бойца (две партии) на поединок (выборы), а перед этим решают, кому они могут доверить судейство.